«Мы пропагандируем хорошие традиции и обычаи, которые есть у каждого народа»

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

Текст: Никита Логвинов

Председатель Высшего совета Российского конгресса народов Кавказа Асламбек Паскачев:

«Мы пропагандируем хорошие традиции и обычаи, которые есть у каждого народа»

Сегодня «Вестник» публикует вторую часть интервью с Асламбеком Паскачевым. По его мнению, основное внимание, в том числе на Северном Кавказе, власть должна уделить работе с молодежью. Социальное самочувствие населения СКФО в целом зависит от возрождения экономики и создания новых рабочих мест. Общественные организации, к которым относится и Российский конгресс народов Кавказа, эксперт называет важной частью институтов гражданского общества, у которых есть возможность донести до президента суть наболевших проблем и предложить способы их разрешения.

 

Конфликт культуры и бескультурья

— В прошлом году была принята федеральная целевая программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России», рассчитанная на 2014-2020 годы. Она актуальна для всех регионов нашей страны, но особенно для Северного Кавказа. Согласны? Как вы считаете, на каких мероприятиях программы стоит сосредоточить усилия, чтобы добиться ожидаемых результатов?

— Программа разработана во исполнение Стратегии государственной национальной политики России. Даже ее название — это один из главных постулатов стратегии.

На ФЦП выделено 6,766 млрд рублей, в том числе из федерального бюджета — более 4,5 млрд. Все мероприятия очень важны, они расписаны по министерствам и ведомствам и должны быть выполнены. Вместе с тем свои мероприятия есть и в каждом регионе, городе, муниципалитете. Их нужно проводить еще активнее и шире.

Однако средств на реализацию программы мало,  необходимо увеличить их размер за счет федерального бюджета. Также было бы правильным оказывать более существенную поддержку в виде грантов и субсидий различным НКАО и НПО, которые осуществляют социально значимые проекты, направленные на укрепление межнациональных отношений.

Для справки: за прошлый год средства на гранты выделены не были, а так называемые «агенты» получили, по информации руководства страны, свыше 1 млрд долларов США. В нынешнем году положение с грантовой поддержкой общественных организаций выправляется.

Очень важно укрепление горизонтальных связей, то есть межрегиональных и кросскультурных коммуникаций. В постсоветские годы изменились не только государственный строй и экономическая формация, но и разрушилась система связей между людьми и их сообществами. Выросло новое поколение, которое, по сути, было брошено на произвол судьбы.

Представители этого поколения — не плохие и не хорошие; они — такие, какие есть. И то, что они не прошли системного воспитания, как при Советах, — не их вина, а проблема государства и общества, которые в тот период находились на грани выживания.

 

— В то же время молодежь более «продвинута», активна, мобильна, с обостренным чувством справедливости. Часть молодых людей радикальна в своих взглядах. И для того, чтобы влиять на дальнейшее их формирование, совершенно недостаточно говорить о том, что старшее поколение раньше жило дружно, интернационально, независимо от национальности...

— Суть проблемы, на мой взгляд, в том, что, во-первых, резко снижен общий уровень культуры. Во-вторых, произошло отчуждение на основе разобщения. В-третьих, появилась другая сила, переориентирующая молодежь на радикальный путь.

Именно поэтому основное внимание должно быть уделено работе с молодежью. В национальных республиках в данном направлении проводится очень большая работа, а ФЦП — только небольшая ее часть. Но такую работу нужно вести на территории всей России: проблемы в той или иной степени касаются всех регионов и имеют свойство перетекать по принципу сообщающихся сосудов.

Кстати, весной в Дагестане проходил международный форум, суть которого заключается во взаимосвязи культурного и экономического развития. Очевидно, что глава республики Рамазан Абдулатипов наряду с решением народнохозяйственных проблем исходил из своего крылатого выражения «Нет конфликта цивилизаций — есть конфликт культуры и бескультурья». И это очень символично для всей страны. 

 

Эффективный институт разрешения проблем

— По вашей оценке, насколько эффективна работа Совета по межнациональным отношениям при президенте России, членом которого вы являетесь? Удовлетворены ли вы скоростью и качеством решения вопросов, инициируемых гражданским обществом?

— Я считаю, что Совет является очень важной частью институтов гражданского общества, поскольку у него есть возможность донести до президента суть наболевших проблем, предложить свое видение их разрешения — и сразу получить ответ.

Между заседаниями Совета собирается его президиум, который возглавляет заместитель главы администрации президента Магомедсалам Магомедов — человек, знающий проблемы Северного Кавказа не понаслышке. Рассматриваются предложения комиссий Совета, федеральных министерств и ведомств. Если президиум считает предложения «сырыми», то они с соответствующими замечаниями направляются на доработку, после чего на очередном заседании или до него передаются для утверждения президенту.

По такой схеме проходила и разработка Стратегии государственной национальной политики. Очень рад, что в ней есть доля и моего участия.

 

— Некоторые эксперты критикуют Стратегию за то, что в ней отсутствует механизм прямого действия.

— Да, критикуют. Однако нужно понимать, что Стратегия — не свод статей законов, а программный документ, в соответствии с которым и в рамках Конституции должна строиться национальная политика в стране. Так что наш Совет — очень эффективный институт разрешения назревших в обществе проблем.

 

С позиции народной дипломатии

— Какое место в решении актуальных проблем страны и, в частности, СКФО вы отводите Российскому конгрессу народов Кавказа? В чем видите свою главную миссию? Насколько сложно общественному движению заниматься решением вопросов, имеющих общегосударственное значение?

— Хотим мы этого или нет, мы в любом случае связаны с проблемами СКФО. Во-первых, мы практически все — выходцы с Северного Кавказа. Во-вторых, многие из тех, кто оттуда приезжает, контактируют с нами здесь.

Мы поставили себе главной задачей работу с молодежью, которая находится вне своей исторической родины — в Москве или других субъектах РФ. Помогаем им адаптироваться, консультируем, оказываем правовую помощь. Пытаемся помогать в разрешении проблем, возникающих в вузах, и с трудоустройством.

Участвуем в профилактике и разрешении межнациональных конфликтов. Стараемся налаживать межнациональные, межкультурные, кросс-культурные отношения. Пропагандируем хорошие традиции и обычаи, которые есть у всех народов.

Проводим фестивали культуры, общероссийские и международные молодежные форумы. Например, на форумы по миграции, которые проходили в Домбае и Подмосковье, мы привлекли молодежь из всех регионов, из федеральных округов страны. Туда же пригласили представителей националистических организаций, вне зависимости от их взглядов. В принципе, молодые люди, когда общаются между собой напрямую, всегда находят общий язык. И это очень ценно.

Одновременно наши мероприятия — это своего рода ребрендинг, смена образа СКФО и выходцев оттуда. Кстати, в наш Конгресс входят как выходцы с Северного Кавказа, так и диаспоральные организации выходцев из Армении, Грузии и Азербайджана, а также русские, казаки, горские евреи и т.д.

Мы работаем также с Ассамблеей народов России, со многими общественными организациями, в том числе с организациями мигрантов — выходцев из азиатских стран. Ставим проблемы, которые существуют у этих структур, и пытаемся совместно их решить, включая наших соотечественников, в том числе из Сирии.

 

— А правозащитной деятельностью занимаетесь?

— Я считаю это направление одним из важнейших и  курирую его уже несколько лет. На нашу «горячую линию» +7 964-722-37-30 ежегодно обращаются от 5 до 8 тысяч в основном молодых людей — граждан России и внешних мигрантов, из которых примерно каждый пятый — кавказец. Помощь им оказывается бесплатно. Коэффициент успешных, то есть положительных решений, — более 70 %.

В то же время мы для себя решили, что ни в какие территориальные споры на той или иной стороне не вступаем; в межнациональных конфликтах на той или иной стороне не выступаем. Мы работаем только с позиции народной дипломатии.

 

— У Конгресса есть представители более чем в половине субъектов России. Насколько тесно вы контактируете с региональными властями?

— В наших мероприятиях принимают участие главы регионов, председатели парламентов, вице-премьеры, министры культуры, люди, которые занимаются межнациональными отношениями и т.д. Поэтому у нас всегда очень представительные мероприятия. И это радует.

Естественно, что, если у нас бывают предложения, замечания, в том числе критические, мы ими обмениваемся. Но в любом случае пытаемся все наши действия и мероприятия заранее согласовывать с руководством субъектов. Поскольку понимаем, что сфера межнациональных отношений, воспитания молодежи — материя тонкая, и здесь нужны всеобщее внимание и деликатность.

Мы находим в основном понимание и в правительстве, и в администрации президента России.   

 

Позитивные факторы для развития

— Ваше мнение: какими должны быть приоритеты политики на Северном Кавказе в последующие годы? Что зависит от исполнительной и законодательной власти Федерации, что — от руководителей республик, что — от инвесторов, что — от общественных объединений, а что — от самих жителей?

— Все, что нужно делать и от кого это зависит, уже расписано по ранжиру в вашем вопросе. Если исполнительная и законодательная власти будут делать то, что положено делать, а руководители республик будут делать то, что от них требуется, правоохранительные органы обеспечат безопасность, то инвесторы придут. И тогда общественным объединениям легко будет работать.

А что касается самих жителей, то они на Северном Кавказе трудолюбивые и очень активно включаются в социально-экономические процессы. И чем больше в регионе будет создано рабочих мест (а потребность, судя по экспертным оценкам, до миллиона вакансий), тем лучше будет настроение у местного населения.

Конечно, нужно упомянуть об исходе жителей Северного Кавказа. В лихие годы отсюда уехало много русских. Однако, во-первых, уехали не все, во-вторых, уехали не только русские. Хотя, например, в период военных действий, действительно, больше уезжали русские.

Сейчас этот процесс прекратился, некоторые русские уже возвращаются. Хотелось, чтобы процесс был более интенсивным, но для этого необходимо создавать условия. Нужны рабочие места, жилье, инфраструктура...

Сразу же возникает вопрос: кто и на каком уровне должен это решать? Руководители субъектов или федеральная власть?

Руководители субъектов многое делают, но их возможности ограничены. Скажем, создать большое предприятие с большим количеством рабочих мест, с перспективой кооперации с другими предприятиями,  с гарантированным сбытом — это может обеспечить только федеральный центр. В советские времена подобные вопросы прорабатывались и решались на уровне Госплана, крупные предприятия строились, по сути, всей страной.  Сейчас нужно делать так же.

 

— И тогда с безработицей на Кавказе будет покончено?

— Высокий уровень безработицы — это общая беда для региона. С другой стороны, это позитивный фактор для развития России в целом.

Общеизвестен факт, что в результате образовавшейся «демографической ямы» во многих субъектах, в частности в Сибири и на Дальнем Востоке, сегодня наблюдается дефицит рабочей силы, который покрывается в основном за счет внешних мигрантов. Между тем даже если в одночасье перевезти туда всех безработных с Северного Кавказа, ситуация улучшится не очень значительно. Проблемы, связанные с внешней миграцией, — отдельный вопрос.

Для эффективного решения проблемы необходимо выявить, с одной стороны, регионы, в которых имеются свободные трудовые ресурсы, а с другой — регионы, в которых ощущается потребность в этих ресурсах.

С одной стороны, нужно создавать новые рабочие места в субъектах СКФО, а с другой — обеспечивать людям возможности для переезда в другие регионы, используя и советский опыт. Естественно, и принимающие сообщества, и переселенцы должны быть подготовлены.

№№ 5, 6. 2014 г.