Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции

 

 

 

 

 

 

 

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ

 

Всероссийской

научно-практической

конференции

 

«Реализация государственной миграционной политики Российской Федерации

в новых условиях»

 

 

 

 

 

 

При реализации проекта используются средства

государственной поддержки, выделенные в качестве

 гранта в соответствии с распоряжением

Президента Российской Федерации от 01.04.2015

 №79-рп и на основании конкурса, проведенного

Национальным благотворительным фондом

 

 

 

 

УДК 325.2

ББК 65.248

С 23

 

 

Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции «Реализация государственной миграционной политики Российской Федерации в новых условиях».

 Под ред.  Волоха В. А.  д.полит.н., зам. директора Института миграции и межнациональных отношений, проф.

 Суворовой  В.А. к.полит.н. 

– М.: МНИ, 2016 – 187 с.

 

Научный руководитель

Паскачева А. Б. директор Института миграции и межнациональных

отношений, д.э.н., проф.,

 

Редактор

Ерёмкин А.В. к.фил.н., доцент

.

 

 

 

ISBN

 

 

Сборник подготовлен АНО «Институт миграции и межнациональных отношений» по гранту № 269/27-2 «Реализация миграционной политики Российской Федерации в новых условиях».  При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 №79-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом

 

Сборник рекомендуется ученым, специалистам-практикам, аспирантам, студентам и всем, кто интересуется проблемами миграции. Статьи публикуются в авторской редакции.

 

ISBN

 

© МНИ, 2016.

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

А. Б. Паскачев Миграция в России: проблемы и возможные пути решения

5

Э. Ф. Айдынбеков  Миграционная политика Российской Федерации в области переселения соотечественников, проживающих за рубежом

14

М. А. Бурда, И.В. Герасимова Внешняя трудовая миграция в России: современный  рынок труда и направления совершенствования

21

В. В. Безгачева Регионы Сибирского федерального округа как субъекты  Государственной программы добровольному переселению соотечественников на территорию Российской Федерации (2006-2014)

28

Н. А. Воронина  Из истории развития миграционного законодательства  в государствах содружества независимых государств

43

В. А. Волох Государственная  миграционная политика: анализ ситуации

56

С. А.  Гришаева  Психологическая  поддержка мигрантов в условиях глобализации

63

Н. В. Дергунова Миграция выпускников российских вузов: проблемы сохранения этнокультурной идентичности

72

П.Н. Иванов Формирование и размещение китайской диаспоры в мире

79

И. С. Карабулатова  Социокультурная адаптация трудовых мигрантов в современной Германии как фактор этнополитической безопасности государства

90

В. В. Комаровский Иммиграционное регулирование в России: трансформация модели

96

О. Ю. Кузнецова Московская область: анализ миграционной ситуации

105

В.Ю. Леденёва Решение государственных задач в сфере миграции

110

Н.П. Науменко Миграционные процессы в современное общество. На примере Оренбургской области

116

М.Д. Ноха Трудовые мигранты: патенты, налоги, контроль

120

А.А. Ормонова Трудовая миграция как фактор развития социально-трудовых отношений (на примере российской Федерации и Киргизской республики)

124

Н.А. Седунова Обеспечение доступа беженцев и лиц, ищущих убежище, к образованию

131

Д.Н. Сулейманов, А.С. Саяпина Студенты и трудоустройство

140

Д.Н. Сулейманов,  Т.Н. Мехова, А.С. Саяпина Зачем нужны миграционные центры и помогают ли они справиться с нелегальной миграцией

144

Д.Н. Сулейманов Глобальные тенденции в миграционных процессах: современный мир и Россия

148

В.А. Суворова Факторы  и специфика формирования иммиграционной политики России в постсоветский период

151

А.Н. Тимохович, С.С. Филенко Проблема адаптации студентов-мигрантов в поликультурной среде современного вуза

156

М.С. Юрина ………………………………………………………….

167

В.В. Печёнкина Миграционные процессы в Российской Федерации: проблемы и перспективы.

179

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А.Б. Паскачев

доктор экономических наук, профессор,

Директор Института

миграции и межнациональных отношений,

член Президиума Совета при Президенте Российской

 Федерации по межнациональным отношениям, член Центрального Штаба ОНФ,

Председатель Высшего

Совета ООД «Российский

Конгресс народов Кавказа»

 

 

 

 

миграции в РОССИИ:

проблемы и ВОЗМОЖНЫЕ пути решения

 

Миграционная политика Российской Федерации по нашему мнению должна быть направлена на сокращение нелегальных мигрантов, увеличение поступления налоговых сборов в российский бюджет, снижение уровня коррупции в низовом звене миграционной службы, и чтобы законопослушные и квалифицированные мигранты были заинтересованы в инвестировании своего труда в Российскую экономику. Однако существующие проблемы указывают на необходимость её постоянной оптимизации.

Интеграция мигрантов является двусторонним процессом, который определяется не только отношением к ним принимающего общества, но и желанием мигрантов интегрироваться в данное общество. Отсутствие взаимности в интеграционных процессах делает невозможной интеграцию мигрантов в принимающее общество [6 С.104]

Образование иностранными трудовыми мигрантами замкнутых социальных анклавов имеет множественные причины, в том числе незнание русского языка, бытовых традиций, сегрегация их принимающим обществом, вследствие этого – отсутствие контактов с местным населением.

Одной из проблем, связанных с трудовой миграцией, была неуплата налогов как работодателями, так и самими иностранными рабочими. В результате бюджет страны недополучал миллиарды рублей, которые должны были расходоваться, в том числе и на улучшение качества жизни трудовых мигрантов и охраны их здоровья. Для оптимизации сбора налогов в миграционной сфере в 2013 г. были приняты поправки к Федеральному закону № 115, которые обязывают иностранного работника до оформления разрешения на работу или покупки патента в трехдневный срок получить индивидуальный налоговый номер[7 С.32]

Федеральный закон № 368-ФЗ «О внесении изменений в статьи 226 и 227. 1 части второй Налогового кодекса Российской Федерации» был принят 24 ноября 2014 г. Закон предусматривает внесение изменений, которые касаются уплаты иностранными гражданами налога на доходы физических лиц от осуществления трудовой деятельности на основании патента в виде фиксированного авансового платежа.

В соответствии с Федеральным законом фиксированный авансовый платеж по налогу уплачивается налогоплательщиком по  месту  осуществления  им  деятельности  на основании выданного патента до дня начала срока, на который выдается, продлевается или переоформляется патент.

Наряду с налоговой дисциплиной, важной проблемой, решение которой будет способствовать интеграции трудовых мигрантов в российское пространство, является защита их здоровья, возможность получения ими медицинского обслуживания, обеспечения на государственном уровне их социальных прав.

Согласно Федеральному закону от 1 декабря 2014 г. № 409-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» и статьи 13 ФЗ “О правовом  положении  иностранных  граждан  в  Российской Федерации”» при  осуществлении  трудовой  деятельности  иностранный  работник  должен  иметь  действующий на  территории Российской Федерации  договор  (полис)  добровольного  медицинского  страхования,  либо  иметь  право  на  получение медицинской  помощи  на  основании  заключенного  работодателем  или  заказчиком  работ (услуг)  с  медицинской организацией договора о предоставлении иностранному работнику платных медицинских услуг. 

При этом договор (полис) добровольного медицинского страхования, либо  заключенный  работодателем  или заказчиком договор о предоставлении иностранному работнику платных медицинских услуг должен обеспечивать оказание иностранному работнику первичной медико-санитарной помощи и специализированной медицинской помощи в неотложной форме.

Несомненно, одним из факторов, способствующих сепарации мигрантов, является их социальная исключенность, обусловленная их тяжелым материальным положением и нечеловеческими трудовыми и бытовыми условиями. Несмотря на вновь принятые законы об обязательном медицинском страховании мигрантов, возможности их обращения за медицинской помощью ограничены не только из-за нехватки финансовых средств и отсутствия медицинской страховки, но и вследствие негативного отношения к ним местного населения и врачебного персонала[1], с которыми мигранты сталкиваются при посещении больниц и поликлиник.

Правовая и социальная защищенность мигрантов, улучшение бытовых условий их жизни, увеличение контактов с местным населением в сфере культуры, образования, спорта являются важными условиями успешной адаптации мигрантов и их интеграции в российское общество.

Факторами, способствующими быстрой интеграции мигрантов, являются знание русской языка, бытовой культуры, этикета, ощущение ими социальной, правовой защищенности. Большую роль в обретении мигрантами необходимых знаний играют различного рода образовательные программы, языковые центры, центры адаптации. Решение проблем интеграции в нормативно-правовой и семейно-бытовой сфере невозможно без участия региональных и муниципальных органов, общественных институтов, представляющих интересы мигрантов [10 С.17].

Большое значение для интеграции мигрантов имеет информационная поддержка, использование интеграционного потенциала средств массовой информации: телевидения, Интернета, прессы. Государственные телевизионные каналы, газеты, журналы должны содействовать реализации государственной миграционной политики, а не заниматься формированием негативного образа мигрантов и разжиганием межнациональной розни.

На наш взгляд, принятие Закона о социокультурной адаптации и интеграции мигрантов, инициированного Советом при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям, существенно облегчил бы эту проблему. Однако, к сожалению, проект закона задержался где-то между Правительством и Госдумой.

Нелегальная миграция в России по-прежнему остается одним из наиболее негативных и криминогенных явлений, сопровождающих трудовую миграцию. Количество нелегальных мигрантов по разным оценкам достигает от 3 до 5 млн  чел., тем самым представляя угрозу для объектов социальной, экономической, этнокультурной безопасности страны  [9 С.108].

Нелегальный рынок труда нарушает конституционные права россиян, лишая их возможности здоровой конкуренции в этой сфере, т.к., обладая более высокой квалификацией, они не могут конкурировать с низкооплачиваемыми нелегальными мигрантами, оплата труда которых не требует дополнительных расходов на налоги, медицинское страхование.

Использование малоквалифицированного и низкооплачиваемого труда мигрантов тормозит процессы модернизации экономики и консервирует технологическую отсталость страны. Присутствие на российском рынке труда огромного количества нелегальных мигрантов несет значительные политические и экономические риски, является важным фактором снижения управляемости и повышения непредсказуемости социально-экономических процессов в обществе. Применение нелегальной, дешевой и бесправной рабочей силы подрывает рыночные механизмы экономики, препятствует росту производительности труда, повышению эффективности занятости и оплаты труда российских граждан.

В этом отношении необходима дальнейшая разработка правовых механизмов, обеспечивающих защиту интересов российских граждан на рынке труда и реализации принципа приоритетного использования национальных трудовых ресурсов. В сфере миграционной политики необходимо изучение состояния российского рынка труда, оценка перспективной потребности в иностранных работниках с учетом экономических и демографических интересов страны. Из-за проблем в миграционной сфере снижается экономическая мощь страны, происходит деградация нравственных ценностей, растет уровень преступности, на территорию России проникают запрещенные радикальные организации, чужие традиции, идеология и террористические идеи. Нежелание большинства мигрантов считаться с культурой местного населения приводит к межэтническим столкновениям, а экономический кризис усугубляет сложившуюся ситуацию[6 С.105].

В целях противодействия незаконной миграции с 1 января 2015 г. вступил в силу Федеральный закон от 24 ноября 2014 г.  № 357-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации”». Этот Федеральный закон заменяет механизм квотирования разрешительным порядком осуществления трудовой деятельности по патенту, оформление  которого  возможно  только  в  случае  обращения  иностранного  гражданина,  указавшего  в миграционной карте при пересечении Государственной границы Российской Федерации цель визита – «работа».   Для оформления патента  иностранный  гражданин  будет  обязан  представить  документы,  дающие  ему право на получение в России медицинской помощи – медицинских полисов, договоров на оказание медицинской помощи. Одновременно устанавливается  ограничение  территории  действия  патента  одним  субъектом  Федерации  и  наделение  субъекта  Российской Федерации  полномочиями  по  изменению  размера  соответствующего фиксированного  авансового  платежа  на  доходы  физических  лиц,  уплачиваемого  при  осуществлении  трудовой деятельности по патенту.

Федеральным законом также внесено изменение в закон «О  государственной дактилоскопической  регистрации  в  Российской  Федерации»,  устанавливающее  обязательную  государственную дактилоскопическую  регистрацию  иностранных  граждан,  обратившихся  в  территориальные  органы  ФМС  России  с заявлением о получении дубликата патента.

Федеральным законом внесены изменения в Кодекс Российской Федерации  об  административных правонарушениях,  устанавливающие  административную  ответственность  для  иностранных  граждан  или  лиц  без гражданства  за  нарушения  миграционного  законодательства  РФ  в  области  осуществления  ими трудовой  деятельности  в  РФ  на  основании  патентов. 

Помимо этого, Федеральный закон дополнил  ст.  13  ФЗ  №  115-ФЗ  положениями, предусматривающими обязанность  работодателей уведомлять территориальный орган ФМС России о  заключении  и прекращении договоров о трудовой деятельности с иностранными работниками в срок, не превышающий трех рабочих дней с даты заключения или прекращения (расторжения) соответствующего договора.

Думается, что настало время подумать о целесообразности проведения амнистии определенных групп нелегальных мигрантов с учетом международного опыта, миграционных вызовов в мире и вокруг России. Разумеется, нужно определенное время для стабильного функционирования миграционной службы уже в составе МВД. Надеемся, что неувязки в деятельности госорганов в сфере миграции из-за их недостаточной координации, и в итоге негативно отражающиеся на мигрантах, останутся в прошлом.  Экономический эффект амнистии по нашим расчетам позволит пополнить бюджет страны на 20-30 миллиардов рублей. Это ориентировочная цифра при условии, что амнистироваться захочет примерно каждый пятый нелегальный мигрант. При этом, амнистирующемуся, наряду с прохождением всех процедур в соответствии с действующим законодательством России можно установить штраф в размере от 10 до 20 тыс. руб. Что касается тех лиц, которые не захотят воспользоваться данной возможностью. Для правоохранительных органов подобное явление – сигнал о том, что эта категория мигрантов (за некоторым исключением) хочет продолжать жить в России вне ее правового поля. Учитывая те риски, с которыми сталкивается как наша страна, так и европейские страны в последние годы, на наш взгляд, необходимо всеми возможными способами установить законопослушную категорию мигрантов. Это позволит обеспечить им дальнейшее легальное пребывание в России и одновременно защитить их права и выявить «хронических» нарушителей, с которыми необходимо поступать по всей строгости закона. И работу с ними нужно вести системно, а не кампаниями от случая к случаю. В конце концов, необходимо осознать, что в нашей стране неизвестно где находятся, и неизвестно чем занимаются миллионы граждан других стран (близких и не очень нам). Понятно, что это серьезная, требующая тщательного исследования проблема, и наш институт в настоящее время занимается этим. Пишу об этом в надежде на научную дискуссию по амнистии мигрантов.

Миграционное законодательство Российской Федерации нуждается в дальнейшем усовершенствовании уже существующих и в создании новых законов для стимулирования миграционных процессов, способствующих социально-экономическому развитию страны.

Необходимо совершенствование законодательства о правовом положении иностранных граждан в сфере трудовой и образовательной миграции, в том числе, модернизация институтов временного проживания и вида на жительство в России, включая создание балльной системы отбора мигрантов для получения ими вида на жительство, упрощение и усовершенствование порядка въезда, выезда и пребывания на территории Российской Федерации некоторых категорий иностранных граждан, совершенствование механизмов организации трудовой миграции.

Актуальной остается работа над законодательством о гражданстве России, направленная на введение ускоренного (упрощенного) порядка получения гражданства Российской Федерации соотечественниками, лицами, имеющими вид на жительство и являющимися предпринимателями, инвесторами, квалифицированными специалистами и членами их семей, а также выпускниками российских образовательных учреждений профессионального образования.

В сфере международного сотрудничества очень важным является заключение двухсторонних и многосторонних соглашений по вопросам трудовой миграции, заключение соглашений Российской Федерации с государствами-участниками СНГ об организованном наборе иностранных работников для осуществления трудовой деятельности в России, заключение международных соглашений о приеме, возврате и транзите иностранных граждан и лиц без гражданства[1 С.14].

В Концепции 2012 г. отмечается, что за исключением Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, отсутствуют программы привлечения на постоянное место жительства мигрантов с востребованными в стране профессионально-квалификационными, образовательными, экономическими, демографическими, социокультурными и другими характеристиками, способных успешно адаптироваться и интегрироваться в российское общество. Сложности в разрешении на временное проживание и вида на жительство затрудняют процесс получения гражданства для большинства законопослушных мигрантов

Поэтому по-прежнему остается актуальной разработка правовых и иммиграционных процедур, которые будут способствовать въезду в страну мигрантов, востребованных российской экономикой, и ограничивать въезд иностранных рабочих, чьи профессии не востребованы на рынке труда. Для этого необходимо упрощать иммиграционные правила для квалифицированных работников, а также для дисциплинированных в правовом отношении трудовых мигрантов, готовых работать над повышением своей квалификации и быстрой интеграции в российское культурное пространство[8 С.42-43].

Дальнейшее усовершенствование программы возвращения соотечественников (русского и русскоязычного населения из бывших союзных республик) является одним из важных условий улучшения качества миграционной политики Российской Федерации, конструктивного и менее конфликтного решения проблем экономического и демографического характера.

Совершенно очевидно, что при выборе между внутренней и внешней миграцией на отечественном рынке труда необходимо отдавать предпочтение внутренним мигрантам. Внутренняя трудовая миграция решает комплексные задачи, снижая уровень безработицы в трудоизбыточных регионах страны и проблему дефицита рабочей силы в трудонедостаточных, при этом с меньшими правовыми издержками и рисками. Здесь необходимо отметить, что по предложению нашей Комиссии на заседании Совета при Президентом России Путиным В.В. было дано поручение правительству о разработке «трудовых карт», определяющих потребности субъектов Российской Федерации в дополнительной рабочей силе, а также о разработке системы федеральных компенсационных механизмов для соотечественников и граждан Российской Федерации, участвующих в программе переселения в трудонедостаточные субъекты России. Правительство Российской Федерации приняло по этой проблеме распоряжение 663-р. Однако, как показывает практика, для кардинального решения проблемы этих мер недостаточно, к тому же нет должного взаимодействия между министерствами, ведомствами и субъектами страны. Поэтому и эта проблема требует своего дальнейшего изучения и решения.

Необходимо также отметить, что основа современного российского государства - это сохранение и развитие русской культуры и языка, духовного и материального наследия всех народов России, уважение их самобытных традиций и интеграция лучших достижений в единую российскую культуру как основу идентичности единой российской нации.

Состояние межэтнических отношений, процесс формирования единой российской нации во многом определяются уровнем взаимопонимания между различными этносами, живущими в России, их культурным взаимодействием и взаимовлиянием, которые могут быть построены только на основе объективного знания о культуре, традициях, духовных ценностях друг друга.

Для устойчивого и эффективного развития России нужна дифференцированная по субъектам Федерации, социально ориентированная,  сочетающая интересы органов власти, работодателей, мигрантов и местного сообщества миграционная политика, основанная на новых концептуальных подходах, учитывающих стратегические интересы России, обеспечивающих безопасность личности, общества и государства[9 С.108].

 

Литература

 

1.    Актуальные проблемы миграции. Аналитический обзор. Домодедово, 2014.

2.    Волох В.А. Новая Россия: политика и управление миграционными процессами. М., 2015.

3.    Волох В.А. Трудовая миграция. М., 2014.

4.    Волох В.А., Суворова В.А. Внутренняя миграция. М., 2014.

5.    Воронина Н.А. Международное право и миграционное законодательство стран СНГ (историко-правовой анализ). М., 2015.

6.    Вольтер О. Интеграция мигрантов как предмет государственной политики в современной России // Общество и этнополитика. Материалы  Седьмой Международной научно-практической Интернет-конференции. 1 мая – 1 июня 2014 г. Новосибирск, 2015.

7.    Воробьева О.Д. Миграционная политика России // Проблемы миграции населения в современной России. М., 2014.

8.    Красинец Е.С. Трудовые мигранты в России // Проблемы миграции в современной России. М., 2014.

9.    Ткачева Н.А., Белоножко М.Л. Миграционная политика и безопасность личности, общества и государства. Тюмень, 2013.

10.                        Хуснутдинова Л.Г. Роль муниципальных органов и общественных организаций в адаптации и интеграции мигрантов в местное сообщество (На примере Республики Башкортостан, Пермского края, Самарской области) // Миграция и мигранты.  XI Конгресс антропологов и этнологов россии (КАЭР), 2015 г. М., 2015.

     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Э.Ф. Айдынбеков

аспирант кафедры

Государственного управления

 и политических технологий

Государственного университета управления

 

 

 

МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В ОБЛАСТИ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ,

ПРОЖИВАЮЩИХ ЗА РУБЕЖОМ

 

На протяжении всей истории России миграция населения играла значимую роль в развитии экономических, социальных и демографических процессов [7].

Для максимизации положительных результатов и минимизации негативных последствий от миграции населения в 2012 г. была принята Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 г. (далее – Концепция).

Принятый документ, определил основные цели, задачи и принципы реализации государственной миграционной политики.

Одной из главных целей Концепции является стабилизация и увеличение постоянной численности населения Российской Федерации [1].

Одновременно, приоритетной задачей по достижению указанной цели является создание условий и стимулов для переселения в Российскую Федерацию на постоянное место жительства соотечественников, проживающих за рубежом, эмигрантов и отдельных категорий иностранных граждан [1].

Содействие добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом становится одним из важных ресурсов по увеличению постоянно проживающего населения России и решения демографических проблем и вызовов [2].

Создание условий и стимулов для соотечественников, проживающих за рубежом, предусматривает следующие направления Концепции [1]:

·      содействие добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, и возвращению эмигрантов;

·      реализация Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, ее модернизация и придание ей бессрочного характера;

·      содействие переселению в Российскую Федерацию иностранных граждан в целях воссоединения с семей;

·      модернизация институтов разрешения на временное проживание и вида на жительство.

Таким образом, в настоящее время основной программой по переселению в Россию является «Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом» [2] (далее – Государственная программа), целями которой является:

·      стимулирование и организация процесса добровольного переселения соотечественников на постоянное место жительство в Российскую Федерацию.

·      содействие социально-экономическому развитию регионов;

·      решению демографических проблем, в первую очередь на территориях приоритетного заселения.

Данная программа направлена на объединение потенциала соотечественников, проживающих за рубежом, с потребностями развития российских регионов и поступательного развития экономики страны в целом [3].

Можно с уверенностью сказать, что люди, владеющие русским языком, выросшие в традициях русской культуры и желающие приехать в Россию для постоянного проживания, будут являться огромным положительным фактором в решении демографической проблемы, а также максимально быстро включатся в систему позитивных социальных связей с местными жителями [2].

Так, с начала 2016 г. по состоянию на 29 мая 2016 г. компетентными органами принято заявления более чем от 97 тысяч человек, желающих принять участие в Государственной программе [4].

По данным ФМС России, с начала реализации Государственной программы (с 2007 г.) по состоянию на май 2016 г. принято к рассмотрению заявлений, более чем от 911 тысяч человек [4].

В настоящее время в Государственной программе участвуют порядка 60 регионов из различных федеральных округов Российской Федерации (см. таблицу 1).

В своем интервью Газете.ру  Начальник Главного управления  по вопросам миграции Министерства Внутренних Дел Российской Федерации Ольга Кирилова отмечает, что наибольшей популярностью у участников государственной программы пользуются субъекты Центрального, Сибирского и Северо-Западного федеральных округов, принявшие 43,7, 17,6 и 11,5% переселенцев соответственно [5].

«В десятку лидеров по приему соотечественников входят Калужская, Липецкая, Калининградская, Воронежская, Тульская, Новосибирская, Омская, Курская, Тверская и Саратовская области. Хочу отметить, что образовательный уровень прибывших в Россию участников программы достаточно высок. Более 41% переселившихся имеют высшее либо неоконченное высшее образование, количество лиц со средним профессиональным образованием составляет почти 40%. Большинство переселенцев по возрастному критерию относится к экономически активным слоям населения - их доля составляет около 72%» - отмечает глава управления по вопросам миграции МВД РФ [5].

Кроме того, сами участники переселения получают значительные преференции от участия в Государственной программе, а именно:

·      осуществление трудовой деятельности в качестве наемного работника;

·      получение профессионального образования, в том числе послевузовского и дополнительного образования;

·      занятие инвестиционной, предпринимательской и сельскохозяйственной деятельностью, в том числе без образования юридического лица и без создания новых рабочих мест;

 

Таблица 1. Субъекты Российской Федерации, участвующие в Государственной программе

                                       (по состоянию на май 2016 года)   по данным ФМС России

 

Дальневосточный ФО

Камчатский край

Приморский край

Хабаровский край

Амурская область              

Магаданская область           

Сахалинская область           

Еврейская АО                  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Уральский ФО и Сибирский ФО

Курганская область            

Свердловская область          

Тюменская область 

Челябинская область           

Ханты-Мансийский АО         

Ямало-Ненецкий АО           

Республика Бурятия            

Республика Хакасия            

Алтайский край                

Забайкальский край

Красноярский край

Иркутская область

Кемеровская область           

Новосибирская область         

Омская область                

Томская область               

Приволжский ФО

Республика Марий Эл

Республика Мордовия

Удмуртская республика

Чувашская республика

Пермский край

Нижегородская область

Оренбургская область

Пензенская область

Самарская область

Саратовская область

Ульяновская область

 

 

 

 

 

Южный ФО и Северо-Кавказский ФО

Астраханская область

Волгоградская область

Ростовская область

Ставропольский край

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Северо-Западный ФО

Республика Карелия

Архангельская область

Вологодская область

Калининградская область

Ленинградская область

Мурманская область

Новгородская  область

Псковская область

Ненецкий АО

 

 

 

 

 

 

 

Центральный ФО

Брянская область

Воронежская область

Калужская область

Костромская область

Курская область

Липецкая область

Орловская область

Рязанская область

Смоленская область

Тамбовская область

Тверская область

Ярославская область

 

 

 

 

·      ведение личного подсобного хозяйства;

·      освобождение от уплаты таможенных платежей в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза;

·      получение разрешения на временное проживание вне квот, вида на жительство, а также приобретение гражданства Российской Федерации в упрощенном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации о гражданстве Российской Федерации;

·      получение дошкольного, начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования, а также начального, среднего, высшего и послевузовского профессионального образования, дополнительного профессионального образования;

·      получение медицинской помощи в рамках программ государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в соответствии с законодательством Российской Федерации;

·      предоставление мест в учреждениях социального обслуживания населения и оказания иных услуг в соответствии законодательством Российской Федерации о социальном обслуживании граждан;

·      получение услуг в области содействия занятости населения в части содействия в поиске подходящей работы, организации профессиональной ориентации граждан в целях выбора сферы деятельности (профессии), трудоустройства, организации проведения оплачиваемых общественных работ, ярмарок вакансий и учебных рабочих мест, информирования о положении на рынке труда в субъекте Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации [2].

Важно отметить, что участники Государственной программы переселения могут получить государственную гарантию и социальную поддержку в виде компенсации расходов на переезд, расходов на оформление документов, а также на получение за счет средств федерального бюджета ежемесячного пособия при отсутствии дохода от трудовой, предпринимательской и иной не запрещенной законодательством Российской Федерации деятельности в период до приобретения гражданства                 Российской Федерации (но не более, чем в течение шести месяцев) [3].

Таким образом, Государственная программа является стратегически важным механизмом по решению важных проблем и вопросов в области демографии, политики и миграции.

Факты свидетельствуют, что миграция для Российской Федерации является не проблемой, а  при эффективном управлении – важнейшим ресурсом увеличения и стабилизации постоянной численности населения Российской Федерации и содействует обеспечению потребности экономики России в рабочей силе, модернизации, инновационном развитии и повышении конкурентоспособности ее отраслей [6].

Важно отметить, что прибывшие в Российскую Федерацию соотечественники являются стратегическим потенциалом нашей страны. Легко интегрируясь с местными жителями и пользуясь правами и привилегиями в соответствии с Государственной программой, соотечественники максимально быстро начинают вносить свой вклад в различные сферы нашего государства.

При этом Государственная программа требует постоянного совершенствования и дополнения, так как от эффективного управления миграционными процессами зависит экономическая, социальная, политическая составляющая управления государства в целом.

Нельзя не согласиться с Суворовой В. А, которая считает, что учитывая комплексный̆ характер миграционных процессов, их влияние на безопасность страны, демографическую и социально-экономическую ситуацию, в разработке и реализации миграционной политики, федеральных программ, в том числе и государственной программе по содействию добровольному переселению, должны принимать  участие ключевые федеральные органы исполнительной̆ власти, а также органы исполнительной̆ власти субъектов Российской̆ Федерации [8].

Максимальное участие федеральных органов исполнительной власти, а также исполнительной власти субъектов Российской Федерации, которые участвуют в реализации программы содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, повысит ее эффективность и даст положительный импульс самим соотечественникам, которые участвует в данной программе, так как не редки случаи, когда участники программы сталкиваются с халатным и отрицательным поведением сотрудников органов исполнительной власти субъектов участников данной программы.

 

Литература

 

1.    Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» от 25. 07. 2002 г. № 115-ФЗ (действующая редакция, 2016).

2.    Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ (ред. от 31.12.2014).

3.    Указ Президента РФ от 14.09.2012 №1289 «О реализации Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом».

4.    Указ Президента Российской Федерации от 22 июня 2006 г № 637 «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом».

5.    Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников проживающих за, рубежом.

6.    Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года.

7.    Айдынбеков.Э.Ф. Интеллектуальная миграция в современной России //Российская миграция. 2011 №4(49).

8.    Волох В.А. Проблемы и перспективы формирования миграционной политики в условиях перехода к инновационной экономике // Власть. 2011 № 3.

9.    Суворова В.А. О концепции государственной иммиграционной политики Российской Федерации // Власть. 2009 №1.

10.                       URL: http:// www.fms.gov.ru  – Официальный сайт Федеральной миграционной службы

11.                       URL: http:// www.gazeta.ru – Официальный сайт интернет газеты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

М.А. Бурда

 кандидат политических наук,

 старший преподаватель

АНО ВО «Институт

деловой карьеры

 

 

 

 

 

 

И.В. Герасимова

кандидат экономических наук,

Федеральная миграционная служба

 

 

 

ВНЕШНЯЯ ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ В РОССИИ:

 СОВРЕМЕННЫЙ РЫНОК ТРУДА

 И НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

 

Сложившийся на сегодняшний день подход к формированию политики российского государства в сфере внешней трудовой миграции не учитывает один из ключевых критериев ее эффективности, а именно «востребованность» внешних мигрантов.

С 2015 г. для иностранных граждан, прибывших в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, изменился порядок привлечения к трудовой деятельности. Данная категория мигрантов осуществляет трудовую деятельность на основании патента, за исключением отдельных категорий иностранных граждан [4]. Кроме того, в соответствии с договором о ЕАЭС граждане государств - участников данного Договора (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия) осуществляют трудовую деятельность без разрешительных документов.

Данные обстоятельства привели к значительному снижению количества оформленных разрешений на работу (-85,7%), в том числе квалифицированным специалистам (-86,1%). Например, в 2015 году в Российской Федерации иностранным гражданам было оформлено всего порядка 177 тыс. разрешений на работу, что на 86% меньше, чем в 2014 г. Среди иностранных работников, оформивших разрешения на работу, граждане Китая составляют 34,0%, далее следуют – КНДР (20,2%) и Турции (15,2%) [5]. Аналогичная тенденция прослеживается и в 2016 г.

В этой связи российский рынок труда иностранной рабочей силы становится все более ориентированным на государства-участники СНГ. Так, в 2015 г. в соответствии с нормами российского миграционного законодательства выдано чуть более 1,7 млн. патенов [5].

Более половины всех патентов (52,2%) выдано гражданам Узбекистана, далее следуют граждане Таджикистана (24,3%), Украины (10,8%), Молдовы (5,8%) и Азербайджана (2,8%) [5].

Таким образом, граждане Узбекистана и Таджикистана уверенно монополизируют отечественный рынок труда иностранной рабочей силы и занимают на нем более 75%. Безусловно, необходимо обращать внимание и на граждан Киргизской Республики, которые также достаточно широко представлены в самых разнообразных отраслях. Однако ввиду положений вышеназванного Договора об ЕАЭС, их количество выявить затруднительно.

Отдельного внимания заслуживает и распределение иностранных работников по сферам деятельности.

В соответствии с полученными уведомлениями, большая часть мигрантов трудится в следующих отраслях народного хозяйства (ТОР-5):

1. Строительство – 375,2 тыс. чел., или 34,0% от общего количества выданных разрешительных документов (из них 275,7 тыс. чел. – по патентам и 99,5 тыс. чел. – по разрешениям на работу);

2. На обрабатывающих производствах – 115,8 тыс. чел., или 10,5% (из них 85,5 тыс. чел. – по патентам и 30,4 тыс. чел. – по разрешениям на работу);

3. Деятельность домашних хозяйств – 106,8 тыс. чел., или 9,7% (из них 105,6 тыс. чел. – по патентам и 1,2 тыс. чел. – по разрешениям на работу);

4. Оптовой и розничной торговле, ремонте автотранспортных средств – 97,6 тыс. чел., или 8,9% (из них 75 тыс. чел. – по патентам и 22,6 тыс. чел. – по разрешениям на работу);

5. Предоставление прочих видов услуг – 83,1 тыс. чел., или 7,5% (из них 74,5 тыс. чел. – по патентам и 8,6 тыс. чел. – по разрешениям на работу).

Можно сказать, что сохраняется, установившаяся на протяжении длительного времени, тенденция осуществления иностранными гражданами трудовой деятельности в России в сфере физического, а не умственного труда [1].

Сложившаяся на сегодняшний день ситуация в сфере внешней трудовой миграции не позволяет однозначно определить приоритеты миграционной политики. Представляется, что внешняя трудовая миграция находится в зависимости от складывающейся политической конъюнктуры. Наметившаяся в 2010-2012 гг. тенденция к селективной миграции, выделение отдельных категорий трудовых мигрантов, предоставления им преференций в рамках национального законодательства, реализации двусторонних соглашений на сегодняшний день нивелировано патентом.

Действующий механизм не рассматривает внешнюю трудовую миграцию, как способ наполнения общества новыми востребованными членами. Миграционные послабления при таком подходе направлены не на либерализацию привлечения квалифицированных и востребованных мигрантов в независимости от государства их происхождения, а на поддержку клиентистских политических элит государства исхода мигрантов, которые действуют в интересах сохранения стабильности политических систем.

В этой связи, очевидным является тот факт, что находящиеся у власти политические элиты государств-участников СНГ, в особенности постсоветские азиатские автократии, рассматривают трудоустройство своих граждан на территории России как одно из приоритетных направлений регулирования своей внутренней политики, направленной на стабилизацию национального рынка труда, снижение протестных настроений в обществе, а также привлечение «живых» наличных денежных средств в экономику посредством денежных переводов мигрантов.

Кроме того, существующий подход не позволяет учитывать и гендерные особенности внешней трудовой миграции.

Например, согласно данным ФМС России за 2015 год среди почти 2 млн. иностранных граждан, оформивших разрешительные документы на право осуществления временной трудовой деятельности в Российской Федерации (разрешения на работу и патенты), мужчины по приблизительным оценкам составляют около 80%. [6]

При этом среди находящихся на территории России иностранных граждан мужчины составляют только 66,3%, среди которых 84,9% – это лица трудоспособного возраста (18-60 лет), женщины составляют 33,7% от общего числа находящихся лиц [5].

Среди трудовых мигрантов, оформивших разрешение на работу, а не патент, абсолютное большинство также составляют мужчины –                   84,9% [5].

Однако, анализируя данные о выданных разрешениях на работу, можно выделить государства, в потоках которых женщины составляют существенную долю. Так, среди оформивших разрешения на работу иностранных граждан Филиппин и Таиланда женщины составляют 82,3% (1,8 тыс. разрешений) и 94,8% (1,6 тыс. разрешений), соответственно [5].

Как справедливо отмечает Ж. Зайончковская: «Имеющееся выраженное преобладание мужчин среди иностранных работников в России говорит не только об имеющихся культурных особенностях тех государств, откуда едут мигранты, но и о более широких возможностях занятости мигрантов-мужчин. При этом можно предположить, что существенной части женской миграции не видно в официальной статистике, так как женская миграция в существенной мере сосредоточена в нелегальной сфере» [2].

На сегодняшний день имеющиеся общедоступные информационные ресурсы не позволяют в полной мере проанализировать выданные разрешительные документы (патенты) на право осуществления трудовой деятельности на территории Российской Федерации в рамках гендерного аспекта.

Гипотетически, рассматривая статистические данные ФМС России по въезду/выезду за 2015 г. на примере Республики Узбекистан, можно предположить следующее.

В 2015 г. на территорию Российской Федерации въехало чуть более 1,6 млн.  граждан республики Узбекистан в возрасте от 18 до 60 лет (1,34 млн. мужчин и 276 тыс. женщин). При этом гражданам республики Узбекистан было выдано около 850 тыс. патентов [6].

Это говорит о наличии достаточных оснований, что определенная часть узбекских трудовых мигрантов осуществляет трудовую деятельность в Российской Федерации нелегально. Причем часть этой нелегальной миграции имеет «женское лицо».

Сложившиеся на сегодняшний день передовые рынки труда иностранной рабочей силы (США, Россия, Европейский Союз) на основании имеющейся гендерной сегрегации выделяют следующие типичные сектора занятости женщин-мигрантов.

В первую очередь здесь необходимо выделить сектор домашнего обслуживания (прислуга, няни, домработницы, сиделки). Далее необходимо отметить сектор «общественных услуг» (уборщицы, посудомойки, официантки и другой низовой персонал гостиниц, ресторанов, торговых центров, клининговых компаний). Кроме того, в отдельный сектор целесообразно определить индустрию развлечений и «досуга», куда также следует отнести и оказание секс-услуг.

Это в определенной мере коррелируется и с официальной занятостью женщин-мигранток в России, где при оформлении разрешений на работу основными профессиями указанными женщинами, являлись специалист, швея, менеджер, подсобный рабочий, массажист, повар.

Сложившаяся таким образом секторально-гендерная сегрегация отчасти позволяет объяснить причины латентности женской трудовой миграции, которые зачастую связаны со способами нелегального попадания женщин на иностранный рынок труда.

Основным способом является направление женщин мигрантов в государство трудоустройство по туристическим визам с целью частной поездки и другим основаниям, не дающим право на осуществление трудовой деятельности. В государствах миграционного «донорства» существует целый пласт подобного рода туристических агентств, специализирующихся на таком «туризме». По истечению срока официального пребывания за границей женщина превращается в нелегала.

Необходимо отметить, что такой способ применяется при организации нелегальной миграции не только женщин, но и мужчин. Он позволяет временно легализовать мигранта в государстве приема на начальном этапе, обеспечить легальность его въезда, однако, когда время легального пребывания мигранта заканчивается, он впадает в зависимость от работодателя, диаспоры, организаторов нелегальной миграции.

Другим подобного рода способом является возможность заключения фиктивного брака с гражданином государства-приема. Риск выезда, таким образом, заключается в основном в том, что женщина-мигрант зачастую попадает в зависимость от своего фиктивного мужа.

Потребность в наличии женщин-мигрантов также обусловлена их привлекательностью для работодателя. Согласно исследованию, проведенному Е. Тюрюкановой, в группе низкооплачиваемых трудовых мигрантов (до USD 500 в мес.) соотношение женщин и мужчин составляет 3:1, в то время как в группе высокооплачиваемых мигрантов (свыше USD 1000 в мес.) эта пропорция изменяется на противоположную: 1 женщина на каждые 3 мужчин [3]. Иными словами, женщина-мигрант выгоднее и дешевле для работодателя.

Имеющиеся проблемы в данной сфере говорят о необходимости совершенствования механизмов дифференциации внешней трудовой миграции, в том числе и в гендерном аспекте.

Такое совершенствование не может быть односторонним и должно формироваться на принципах трипартизма работодателя, работника и государства.

Работодатель должен получить гарантии профессионально подготовленного, «прозрачного», адаптированного к государству приема сотрудника. Мигрант должен гарантировать себе условия труда, реального работодателя, прозрачные финансовые условия, фиксированный срок осуществления трудовой деятельности. В свою очередь государство в определенной мере декриминализует миграционную сферу, будет более эффективно проводить оценку рынка труда иностранной рабочей силы, сможет сосредоточить больше усилий на противодействии нелегальной миграции.

Внедрение указанной системы не требует отказа от существующего порядка выдачи разрешительных документов, в том числе и патентов. Однако он может и должен быть скорректирован в части выдачи патентов или разрешений на работу в рамках организованного набора на территории государства исхода в процессе развития подведомственных российским органам власти миграционных центров.

Такие центры можно развивать на базе представительств в ряде ключевых государств-доноров мигрантов, дипломатических учреждений, торговых представительств, а также Россотрудничества.

Однако проведенная административная реформа государственных органов оставляет на сегодняшний день ряд вопросов, в первую очередь, в части регулирования внешней трудовой миграции. Принимая во внимание необходимость усиления контроля за миграционными потоками, борьбу с нелегальной миграцией и ее организацией под эгидой правоохранительных органов, вопросы трудовой миграции, развитие программ и механизмов по интеграции мигрантов, их организованного привлечения, развития институтов государственно-частного партнерства в сфере подготовки и обучения потенциальных мигрантов необходимо решать все-таки вне системы МВД России.

На федеральном уровне необходим самостоятельный орган государственной власти, который будет вырабатывать и реализовывать миграционную политику государства, а правоохранительные органы должны осуществлять предупреждение, выявление и расследование преступлений в миграционной сфере в рамках деятельности «Миграционной полиции».

Таким образом, миграционное ведомство, отказавшись от несвойственных для себя правоохранительных функций, сможет более эффективно заниматься выработкой системы «квалифицированных преференций». Такая система, не ориентируясь в своем базисе на государство происхождения мигранта и наличие безвизового режима сможет дифференцировать мигрантов относительно их квалификации и востребованности на рынке труда, что является вполне традиционным подходом к внешней трудовой миграции в историческом контексте.

 

Литература

 

1.    Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Консультант Плюс. Дата обращения 19.08.2016.

2.    Герасимова И.В.  Влияние миграционных процессов на регулирование социально-трудовых отношений: монография / Герасимова И.В. – М.: ГУУ, 2014. С. 37.

3.    Зайончковская Ж.А., Витковская Г.С.  Постсоветские трансформации: отражение в миграциях / Центр миграционных исследований, Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. - М.: ИТ «АдамантЪ». - 2009. - 411 с.

4.    Тюрюканова Е.В. Глобализация международной миграции роль женщин. // Тендер и экономика мировой опыт и экспертиза российской практики/Отв. Ред. и сост. к. э. н. Е.Б Мезенцева - М,2002. С. 77.

5.    Автоматизированная система аналитической отчетности ФМС России.

6.    ФМС России [Электронный ресурс] URL: http://www.fms.gov.ru/about/activity/stats/Statistics/. Дата обращения 12.05.2016.

В.В. Безгачева

магистрант 2 года обучения

исторического факультета

Томского государственного университета,

призер Всероссийского конкурса на лучшую

 научную работу в области  миграции среди студентов

 

 

РЕГИОНЫ СИБИРСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА

 КАК СУБЪЕКТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЫ

ДОБРОВОЛЬНОМУ ПЕРЕСЕЛЕНИЮ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ

НА ТЕРРИТОРИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (2006-2014 гг.)

 

Государственная программа содействия добровольному переселению соотечественников на территорию Российской Федерации была запущена в 2006 г. как одно из направлений миграционной политики, а также политики в сфере поддержки зарубежных соотечественников. Участие в программе наиболее актуально для регионов, характеризующихся демографической убылью населения. Для анализа были взяты регионы Сибирского федерального округа (СФО: Алтайский край, Республика Алтай, Республика Бурятия, Забайкальский край, Иркутская область, Кемеровская область, Красноярский край, Новосибирская область, Омская область, Томская область, Республика Хакасия, Республика Тыва).

В первую половину 1990-х гг. миграция в Россию приняла массовый характер, что было связано с политической, социально-экономической нестабильностью, обострением национальных конфликтов и нежеланием утраты связей с Россией. Пик иммиграции приходится на 1994 г., когда в Россию прибыло около 2 млн. переселенцев (по данным на 1 августа 1994 г. среди всех политических мигрантов доля русских превышала 60%) [1]. В течение 1990-2002 гг. из бывших союзных республик в Россию выехало 3,3 из 25,2 млн. этнических русских (по данным 1989 г.), что примерно в 6 раз превышает размеры русской репатриации за 1980-е гг. [2].

Деятельность в данной сфере проводилась как на государственном уровне, так и через негосударственные организации.  В 1991 г. был зарегистрирован Российский фонд помощи беженцам «Соотечественники», одной из целей которого являлось оказание помощи в приеме и размещении, защита прав и свобод. При участии фонда было создано 700 переселенческих организаций и предприятий, 36 региональных отделений [3].  В 1992 г. был создан фонд «Содружество» как общественная благотворительная организация, помогающая соотечественникам в Прибалтике, в том числе по вопросам переселения (так, фонд оказывал помощь в переезде и устройстве неимущих одиноких пенсионеров в российские дома-интернаты и дома престарелых [3]). В апреле 1996 г. было учреждено движение «Форум переселенческих организаций» для защиты прав и интересов беженцев и вынужденных переселенцев. Кроме того, функционировал ряд общественных объединений, созданных самими переселенцами, прибывшими на территорию России. Со стороны государства акцент был сделан на формирование правового поля на постсоветском пространстве по вопросам миграции, а также социально-экономическую поддержку соотечественников-переселенцев. Так, по линии программы «Дети семей беженцев и вынужденных переселенцев» (часть Президентской программы «Дети России») в середине 1990-х гг. данной категории оказывалась социальная помощь, помощь в получении образования, услуг здравоохранения и т.д. В регионах создавались Центры временного размещения (ЦВР). К 1997 г. в стране функционировало 28 ЦВР и 27 пунктов временного приема [4]. В апреле 1995 г. между ФМС России и Федеральной службой занятости было заключено Соглашение о создании рабочих мест для вынужденных переселенцев за счет средств Государственного фонда занятости населения РФ [5]. Несмотря на недостаточное финансирование (к 1998 г. исполнителям было перечислено 8,4 млрд. рублей из предусмотренных 50 млрд. [5]), данный опыт являлся важным для дальнейшего развития государственной активности в организации поддержки переселенцев, в том числе на региональном уровне.

Основными районами переселения по данным 1996-1997 гг. являлись Западная Сибирь, Северный Кавказ, Поволжье, Урал и центральная часть России. С 01 июня 1992 г. по 01 января  1995 г. Западная Сибирь приняла более 60 тыс. человек (около 9% общего потока переселенцев), из них 71% прибыли на территорию Новосибирской, Кемеровской, Тюменской областей и Алтайского края [6]. Новосибирская область и Алтайский край вошли в число 14 российских регионов, признанных благоприятными для приема переселенцев [6]. Кроме того, были заключены договоры с пятью субъектами, в том числе, Новосибирской и Омской областями о создании рабочих мест за счет федерального и региональных бюджетов. В рамках соглашений было создано 1627 рабочих мест [5]. Регионы получали средства из федерального бюджета на реализацию миграционных программ (так, в 1997 г. Новосибирская область получила 31 млрд. рублей для организации поддержки переселенцев [6]). Это позволяло снизить нагрузку на региональные бюджеты, что было особо важным в условиях сложной социально-экономической ситуации в стране после распада СССР.

Уже ко второй половине 1990-х гг. наблюдается снижение доли русских в национальном составе мигрантов из стран - бывших союзных республик (с 76% в 1993 г., до 67% в 1994 г., 63% в 1995 г., 60-61% в 1996-1998 г., 55-58% в последующем [2]). При этом 26,5% прироста в 2000 г., 15,8% в 2001 г. и 17,8% в 2002 г. было получено за счет титульных народов стран СНГ и Балтии [2]. В 2000-е гг. данная тенденция продолжалась. Это свидетельствует о том, что беженцев 1990-х гг. (прежде всего, русских и русскоязычных) сменили трудовые мигранты (преимущественно из стран Центральной Азии).

В этих условиях принятие программы содействия переселению соотечественников в Россию подвергается критике со стороны научного сообщества как запоздалая мера по привлечению соотечественников, которая имела бы актуальность в 1990-е гг. В 1990-е гг. деятельность государства по поддержке и обеспечению прав беженцев и вынужденных переселенцев была реакцией на уже существующее положение, когда, прежде всего, русское и русскоязычное население массово выезжало из стран СНГ и Прибалтики. Имела место репатриация, инициированная не государственной политикой, а объективной ситуацией, связанной с распадом единого государства. Программу содействия добровольному переселению соотечественников следует рассматривать как государственную инициативу, направленную не столько на репатриацию и возвращение соотечественников в Россию, сколько на использование трудового и экономического потенциала российской диаспоры для удовлетворения внутренних интересов России. Так, при заполнении анкеты на участие в Госпрограмме соотечественник указывает свою профессию и квалификацию, что является определяющим при одобрении анкет (в зависимости от нужд в рабочей силе конкретного региона). Преобладание «ресурсного подхода» [7] к участникам программы также подвергается критике как со стороны представителей органов власти, так и научного сообщества. Факт того, что участники Госпрограммы освобождаются от сдачи обязательного для иностранных граждан экзамена по русскому языку, истории России и основ законодательства РФ в условиях недостаточной конкретизации понятия «соотечественника» еще больше снижает элемент репатриации и приближает Программу к деятельности по привлечению трудовых мигрантов. Несмотря на то, что в редакции программы от 2013 г. было отменено обязательное условие наличия закрепленного за переселенцем рабочего места, а программа была распространена на предпринимателей и студентов, приоритетом по-прежнему остается решение внутренних потребностей регионов.

Между тем, приоритет региональным потребностям обуславливает активное включение регионов в деятельность в данном направлении. Исходя из социально-экономических характеристик, на первый план при реализации Госпрограммы выступают регионы Сибири и Дальнего Востока. Из двенадцати регионов Сибирского федерального округа к 2015 г. в программу вступили 9 регионов: Алтайский край (2009), Республика Бурятия (2011), Забайкальский край (2010), Иркутская область (2007), Кемеровская область (2009), Красноярский край (2007), Новосибирская область (2007), Омская область (2009), Республика Хакасия (2014). Из них три региона (Иркутская и Новосибирская области, Красноярский край) стали первыми «пилотными» регионами, в которых начала реализовываться новая программа (с 2007 г.). До 01.01.2013 г. регионы-участники программы были разделены на три категории вселения                              (см.  таблицу 1).

 

Таблица 1. Распределение регионов СФО – участников Госпрограммы содействия добровольному переселению по категориям вселения

 

Категория

вселения

Принцип

отнесения

Регионы СФО

Государственные гарантии

 переселенцам

А

Стратегически важные приграничные территории

Алтайский край

Республика Бурятия

Забайкальский край

Омская область (2 муниципальных района)

Компенсация расходов на переезд и провоз личного имущества

Компенсация расходов на уплату госпошлины на оформление  документов о статусе переселенца

Компенсация таможенных платежей и налогов за вывоз личного имущества

Единовременное пособие на обустройство

Ежемесячное пособие по безработице до приобретения гражданства РФ

Компенсационный пакет участника (услуги образования, здравоохранения, соцобслуживания, службы занятости)

Продолжение таблицы 1.

 

Б

Регионы, реализующие крупные инвестиционные проекты

Иркутская область

Красноярский край

Кемеровская область

Омская область (6 муниципальных районов)

Компенсация расходов на переезд и провоз личного имущества

Компенсация расходов на уплату госпошлины на оформление  документов о статусе переселенца

Компенсация таможенных платежей и налогов за вывоз личного имущества

Единовременное пособие на обустройство

Получение в приоритетном порядке разрешения на временное проживание без учета квоты, вида на жительство и на приобретение гражданства РФ в упрощенном порядке

Компенсационный пакет

Осуществление трудовой деятельности без получения разрешения на работу

В

Регионы, в которых в течение 3 лет наблюдается снижение численности населения

-

Компенсация расходов на переезд и провоз личного имущества

Компенсация расходов на уплату госпошлины на оформление  документов о статусе переселенца

Компенсация таможенных платежей и налогов за вывоз личного имущества

 

После отмены трех категорий вселения в 2013 г. и введения единой категории приоритетных территорий заселения из регионов СФО в ее состав вошли Иркутская область, Забайкальский край и Республика Бурятия (остальные семь регионов относятся к Дальневосточному федеральному округу). Таким образом, регионы СФО со стороны государства рассматриваются как первостепенные субъекты содействия переселению соотечественников, что объяснялось остротой социально-демографических проблем и стремлением решить их за счет использования ресурсов переселенцев.

Региональные программы субъектов СФО отмечают следующие проблемы, обуславливающие необходимость их участия в программе переселения (см. таблицу 2).

 

 

 

 

 

 

Таблица 2. Основные социально-демографические проблемы

            СФО (на основе региональных программ переселения)

 

Регионы

 СФО-участники

Госпрограммы

Проблемы

Алтайский край

Дефицит квалифицированных кадров

Сокращение численности населения

Снижение качественного потенциала трудовых ресурсов

Республика Бурятия

Отрицательная динамика миграционных процессов

Дефицит квалифицированных кадров

Высокий уровень безработицы

Забайкальский край

Сокращение численности населения

Высокий уровень смертности трудоспособного населения

Отрицательная динамика миграционных процессов

Иркутская область

Дефицит квалифицированных кадров

Сокращение численности населения, депопуляция

Высокая смертность

Отрицательная динамика миграционных процессов

Кемеровская область

Депопуляция

Отрицательная динамика миграционных процессов

Рост безработицы

Снижение трудового потенциала

Красноярский край

Сокращение численности населения

Рост потребности в рабочей силе на новооткрываемых предприятиях

Новосибирская область

Рост потребности в рабочей силе на новооткрываемых предприятиях

Омская область

Отрицательная динамика миграционных процессов

Сокращение численности лиц трудоспособного возраста

Республика Хакасия

Увеличение оттока трудоспособного населения

 

 

Таким образом, основными проблемами для большинства регионов СФО-участников программы являются недостаток квалифицированных кадров на фоне общего сокращения численности трудоспособного населения (в результате миграции или естественной убыли). В этих условиях привлечение в данные регионы соотечественников как лиц, имеющих большие социально-культурные возможности интеграции в российское общество, можно рассматривать как один из приоритетных вариантов в миграционном направлении решении проблем. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что Госпрограмма не должна рассматриваться как основное решение социально-демографических проблем регионов. Компенсация оттока квалифицированных работников в центральные российские субъекты и за рубеж мигрантами (в т.ч. соотечественниками) представляется экстенсивным решением, в то время как острота проблем требует интенсификации государственной деятельности по повышению трудовой привлекательности регионов среди российских граждан.

Сокращение численности трудоспособного населения имеет следствием потребность регионов СФО в квалифицированных кадровых ресурсах. Отмечается недостаток в специалистах разного уровня квалификации в разных социально-экономических сферах. Особую остроту имеет потребность в медицинских работниках, учителях, воспитателях, а также в рабочих промышленных предприятий, строительства, транспорта (каменщики, слесари, плотники, водители, инженеры, монтажники и т.д.) [8]. В условиях растущей потребности в конкретных категориях кадровых ресурсов при избыточности предложения в других сферах, преимущественно умственного труда (прежде всего, профессий юристов и экономистов) акцентирование программы на квалификацию переселенцев и ее соответствие с региональными потребностями также является одним из вариантов снижения остроты дефицита в кадрах и поляризации спроса и предложения на рынке труда. Между тем, связанное с данной ситуацией сокращение репатриационного потенциала программы в условиях роста миграции низкоквалифицированной рабочей силы, прежде всего, из стран Центральной Азии выступает как нерешенная проблема расстановки приоритетов между репатриацией и трудовой миграцией. Лица, получившие отказ в получении статуса участника программы (одной из основных причин отказа является несоответствие квалификации потенциального переселенца потребностям региона, в котором рассматривалась анкета) зачастую увеличивают численность тех, кто переселяется в Россию вне программы. Так, в 2009 г. из стран СНГ, Балтии и Грузии вне программы переселилось 270594 человек, в 2010 – 179066 [7] (в рамках Госпрограммы на 01 января 2015 г.  общее количество прибывших составило 130, 8 тыс. участников, вместе с членами семей – 262,9 тыс. [9]). При этом по официальным данным компетентных органов регионов СФО не наблюдается полного соответствия квалификации переселенцев с региональными потребностями, с одной стороны, с другой – полной трудовой обеспеченности переселенцев. Можно выделить два этапа в реализации программы, связанные с данной проблематикой:

1.    В редакции Госпрограммы, действующей до 2013 г., участники программы переселялись «под вакантные рабочие места», при наличии договоренности с работодателем и соответствии квалификации. На данном этапе проблема была связана с тем, что работодатель не всегда был готов ждать прибытия переселенца в Россию, и вакантные места оказывались занятыми. Кроме того, трудности с налогообложением для работодателей до получения гражданства [7] делали переселенцев менее привлекательными претендентами. Отмечалось, что работодатели предпочитают выставлять вакантные места, длительное время остававшиеся незанятыми [7], что является следствием их непрестижности для местного населения. Имели место случаи, когда в анкетах указывались одни специальности, востребованные в регионе, а поиск работы проводился самостоятельно по прибытии в Россию, как правило, по другим специальностям.

2.    В редакции Госпрограммы 2013 г. соотечественники получили право выбирать территорию вселения, не ориентируясь на имеющиеся свободные места. Кроме того, действие программы было распространено на всю территорию субъекта, а не на отдельные муниципальные образования. Данное нововведение повысило репатриационный потенциал программы и расширило категории потенциальных участников (прежде всего, за счет студентов и предпринимателей). С другой стороны, необходимо усиление ответственности региональных государственных структур за поддержку в сфере трудоустройства. Это представляется наиболее актуальным в период до получения переселенцем гражданства, поскольку работодатель отдает приоритет гражданину, а не обладателю свидетельства участника Госпрограммы.

Наибольший дефицит трудовых ресурсов в регионах СФО наблюдается в сельской местности. Это вызвано, прежде всего, миграцией в города (в первую очередь, региональные центры) и за пределы региона. По данным Всероссийской переписи населения 2010 г. распределение населения регионов СФО выглядит следующим образом (см. таблицу 3).

Таким образом, наибольший разрыв между численностью городского и сельского населения наблюдается в Кемеровской, Иркутской, Новосибирской областях и в Красноярском крае. При этом необходимо иметь в виду, что основную долю мигрантов из сельской местности составляет трудоспособное население (прежде всего, молодежь), что еще более обостряет потребность в квалифицированных кадрах. В этой связи перед региональными государственными органами встает задача повышения привлекательности переселения в сельскую местность для участников Госпрограммы.

 

 

 

Таблица 3. Доля городского и сельского населения

в регионах СФО-участниках Госпрограммы на 2010 г. [10]

 

Регион СФО

Общая

численность населения

Городское население

Сельское

население

Республика

Бурятия

972021

567632 (58,4%)

404389 (41,6%)

Республика

Хакасия

532403

358187 (67,3%)

174216 (32,7%)

Алтайский

край

2419755

1323578 (54,7%)

1096177 (45,3%)

Забайкальский край

1107107

729641 (65,9%)

377466 (34,1%)

Красноярский край

2828187

2157706 (76,2%)

670481 (23,8%)

Иркутская

область

2428750

1932334 (79,6%)

496416 (20,4%)

Кемеровская

 область

2763135

2358901 (85,3%)

404234 (14,7%)

Новосибирская область

2665911

2059914 (77,3%)

605997 (22,7%)

Омская область

1977665

1413226 (71,4%)

564439 (28,6%)

 

Основными механизмами стимулирования переселения является предоставление жилья или земельного участка для строительства жилого дома и становления хозяйства (на льготных условиях или безвозмездно при определении временного интервала обязательной постоянной работы), а также субсидирование приобретения сельскохозяйственной техники и продукции. Между тем, как в региональных программах, так и в Государственной программе содействия добровольному переселению соотечественников не уделяется достаточного внимания условиям переселения в городскую или сельскую местность (наиболее подробная информация представлена в программах Республики Хакасия и Забайкальского края). В связи с этим в регионах со значительной поляризацией между численностью городского и сельского населения представляется необходимым уделить особое внимание условиям переселения в сельскую местность (например, в рамках подпрограммы или проекта переселения). Это позволит, с одной стороны, акцентировать внимание потенциальных участников на возможности переселения в сельскую местность, с другой – осуществлять финансирование непосредственно данного направления, что является наиболее актуальным для регионов Сибирского и Дальневосточного федеральных округов.

В региональных программах, нормативно-правовых актах и информационных материалах в регионах СФО содержится информация о компенсациях для переселенцев, как гарантированных Государственной программой, так и специфических для конкретного региона. Основным пунктом поддержки соотечественников на региональном уровне является жилищный вопрос. Госпрограмма не предполагает предоставление жилья переселенцам, что представляется естественным в условиях остроты жилищного вопроса для местного населения. Со стороны региональных органов власти осуществляется информационная поддержка (предоставление информации о возможностях найма жилья, временного размещения в гостиницах, льготном кредитовании и ипотеке), а также большинство региональных программ предусматривают частичную компенсацию за найм (как правило, до периода получения гражданства). Сумма компенсации устанавливается следующим образом:

1.    Фиксированная сумма компенсации для региона или отдельного муниципального района/города – в Республике Алтай (3500 в месяц в г. Барнауле, 1500 – в других населенных пунктах); Забайкальском крае (1000 ежемесячно в период до 3 месяцев); Республике Хакасии (10000 в Абакане, 6000 в Черногорске и Саяногорске, 4000 в районах, городах Сорск и Абаза). В условиях наличия поляризации в уровне цен на жилье в муниципальных районах регионов, в особенности в сравнении с административными центрам и крупными городами наличие корреляции компенсаций со средними ценами на аренду жилью не в целом по региону, а по конкретной области вселения представляется наиболее удачным вариантом. Вместе с тем, необходимо систематическое приведение в соответствие суммы компенсации с изменениями в уровне цен на основе мониторинга предложений на рынке жилья. 

2.    Фиксированная максимальная сумма компенсации – в Республике Бурятии (не более 550 рублей в сутки), Иркутской области (не более 200 рублей в сутки).

3.    Возмещение процентов от стоимости найма жилья, как правило, в размере не более величины прожиточного минимума, установленной в регионе.

Кроме компенсаций за найм жилья региональные программы подразумевают ряд других выплат, имеющих целью повышение привлекательности территории вселения для потенциальных переселенцев. Среди них – оплата пошлины за установление эквивалентности документов об образовании/квалификации, пособия при отсутствии дохода, возмещение расходов за услуги перевода документов с иностранного языка, затрат на переквалификацию и т.д. Между тем, существует ряд компенсаций, распространяемых не на весь субъект, а на определенный муниципальный район. Так, в Енисейском районе Красноярского края соотечественникам, работающим в сельском хозяйстве, раз в год предоставляется льгота в 50% на покупку теленка, бесплатно выделяются 2 тонны сена для тех, кто держит крупный рогатый скот [11].  В региональных программах недостаточно представлена информация о таких компенсациях. Частично подобные сведения содержатся в информационных изданиях для соотечественников (например, в журнале «Русский век»), однако они не являются официальными нормативно-правовыми материалами. Кроме того, представляется недостаточной информация о реализации в регионах программ социальной и экономической поддержки населения, в которых могут принимать участие переселенцы. Наиболее широко представлена информация о программах для многодетных и молодых семей. Несмотря на то, что с момента начала реализации Госпрограммы наблюдается усиление информационной составляющей, как на федеральном (создание информационных Интернет-порталов переселенцев, периодические издания в электронном и бумажном вариантах и др.), так и на региональном уровнях (проведение выездных и онлайн-презентаций региональных программ, размещение информации на сайтах компетентных органов, рассылка информационных материалов в представительства ФМС России за рубежом, консульские учреждения и другие компетентные органы), нельзя говорить о ее полноте. В связи с этим необходимо расширение информативности как самой Государственной программы, так и региональных программ. Для последних наиболее актуальным представляется включение информации о компенсациях в отдельных районах субъекта (например, в форме приложения к программе) и максимизация сведений о реализуемых в регионе программах, участниками которых могут стать переселенцы.

Анализ программ регионов СФО позволяет сделать вывод о том, что первоначально потенциальный интерес соотечественников к Госпрограмме был переоценен, о чем свидетельствуют плановые показатели количества участников программы и членов их семей. По итогам мониторинга как количества поданных заявлений в региональные УФМС, так и количества фактически прибывших участников программы и членов их семей стало очевидным несоответствие плановых и реальных показателей в большинстве регионов. Наиболее были сокращены показатели приема переселенцев в Республике Бурятия (на 29,3%), в Красноярском крае (22,5%), в Иркутской области (на 20,3%) и Забайкальском крае (19,11%). В отношении «пилотных» регионов (Иркутской области, Красноярского края и Новосибирской области) имели место завышенные ожидания спроса на участие в программе со стороны соотечественников. Между тем, учитывая новизну данной программы для России, недостаточное информационное обеспечение и численность компетентных органов за рубежом, а также жесткую привязку к вакантным рабочим местам, невыполнение заявленных показателей является объективным результатом первого этапа реализации. Кроме того, определенного времени требовала отработка механизмов реализации программы (упрощенного варианта предоставления гражданства, выплат компенсаций, информационного сопровождения переселенцев и т.д.).

Медленные темпы реализации программы и невыполнение заявленных показателей результативности вызывали критику как научного сообщества, так и некоторых представителей государственной власти, связанную с отсутствием актуальности для соотечественников переселения в Россию. Между тем, стоит отметить тенденцию последовательного роста как общего количества переселенцев, так и соотечественников, прибывающих на территорию Сибирского федерального округа. СФО традиционно занимает второе место среди российских округов по количеству принятых участников Госпрограммы и членов их семей (после Центрального федерального округа). При этом наиболее привлекательными для переселенцев являются Омская, Новосибирская области и Красноярский край.

Таким образом, миграционное направление в осуществлении политики по поддержке соотечественников, проживающих за рубежом, является основным для регионов Сибирского федерального округа. Данный факт объясняется тем, что в Государственной программе содействия добровольному переселению соотечественников приоритет отдается «ресурсному подходу», подразумевающего использование ресурсов переселенцев (трудовых, экономических и социально-демографических) для решения региональных проблем. Сокращение количества трудоспособного населения является устойчивой тенденцией для большинства сибирских регионов, и участие в Госпрограмме рассматривается как способ компенсации его убыли. Между тем, в условиях остроты проблемы экстенсивные методы не должны заменять интенсивные, связанные с государственной политикой по повышению привлекательности регионов для местного населения.

Наибольшую актуальность имеет проблема недостатка квалифицированных кадров в сельской местности регионов СФО. В связи с этим необходимо смещение приоритетов в региональных программах на привлечение переселенцев на село, например, через разработку подпрограмм или проектов переселения. Кроме того, представляется необходимым увеличение роли федерального центра в стимулировании переселения в сельскую местность, поскольку острота проблемы требует целенаправленной государственной политики. К компетенции федерального центра следует также отнести жилищный вопрос и связанную с ним проблему регистрации по месту жительства. В условиях невозможности льготного обеспечения жильем переселенцев в виду потенциального роста негативного отношения со стороны местного населения решением проблемы может служить создание в муниципальных районах регионов центров временного размещения с возможностью регистрации, однако этот процесс недостаточно интенсивен. В связи с этим необходима координация со стороны федерального центра или установление наличия ЦВР как обязательного условия участия в Госпрограмме.

Еще одной важной проблемой в регионах СФО является наличие трудностей при поиске места работы, связанных с тем, что работодатели предпочитают нанимать граждан. Это является существенной недоработкой программы в сфере создания информационного поля не только за рубежом в странах проживания соотечественников, но и среди местного населения. Информирование граждан о проведении программы и статусе ее участника представляется актуальным и для общего улучшения отношения к переселенцам, так как имеет место их ассоциация с трудовыми мигрантами.

Подводя итог, следует отметить, что, несмотря на постоянное внесение изменений в Госпрограмму, ее качественное улучшение в процессе реализации (с 2006 г.), имеют место недоработки, связанные, в том числе, с низким уровнем координации региональной активности со стороны федерального центра. На примере регионов СФО было выявлено, что в региональных программах отмечается недостаток учета специфики субъектов, а также не отработан механизм информирования местного населения о реализации программы (в том числе, работодателей). Кроме того, ряд возникших при реализации региональных программ проблем требуют повышения роли федерального центра в координации региональной активности по их преодолению. В этой связи необходимо тесное взаимодействие федеральных и региональных органов государственной власти по созданию двустороннего информационного поля и приведению региональных программ с реальными социально-экономическими процессами в субъектах, а также объективными нуждами переселенцев.

 

Литература

 

1.    Вдовин А.И. Подлинная история русских. XXв. М.: Алгоритм, 2010. – 832 с.

2.    Муравьев С.Н. Позади еще один трудный год… (интервью руководителя Миграционной службы Новосибирской области) // Миграция. – 1998. - № 2. – С. 10.

3.    Полковникова Е.Б. Начало начал (интервью главного специалиста ФМС России) // Миграция. – 1998. - № 2. – С. 3.Филиппов В.И. Переселение российских соотечественников из постсоветских государств: политико-правовой анализ: дисс. … канд. полит. наук: 23.00.04. Бишкек, 2011. – 214 с.

4.    Население России 2002. Десятый ежегодный демографический доклад / Под ред. А.Г.Вишневского. – М.: КДУ, 2004. – С. 144.

5.    ФМС: об итогах 1997 года // Миграция. – 1998. – №1. – С. 2.

6.    Царенкова Е.Г., Кухаренко Т.А., Андреева А.В. Комментарий к Федеральному закону от 24 мая 1999 г. N 99-ФЗ "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом". [Электронный ресурс]  URL: http://base.garant.ru/55070620/#ixzz3aK8X0W6i (дата обращения: 14.05.2016).

7.    Русский век: журнал для зарубежных соотечественников. URL: http://www.ruvek.ru/?module=issues&action=view&ids=1&id=118 (дата обращения: 14.05.2016).

8.    Мониторинг реализации Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, на территориях вселения субъектов Российской Федерации в IV квартале 2014 года. URL: http://www.fms.gov.ru/programs/fmsuds/monitoring/4_kv_2014.pdf (дата обращения: 02.05.2016).

9.    Всероссийская перепись населения 2010 г. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (дата обращения: 12.04.2016).

10.                       Катречко В.Н. Мы рады принимать соотечественников. [Электронный ресурс] URL: http:// http://www.ruvek.info/?action=view&id=5357&module=articles.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Н.А. Воронина

старший научный сотрудник Института

государства и права Российской академии

 наук, кандидат юридических наук,

председатель Совета

Региональной общественной организации «Партнерство по миграции», член Российской ассоциации международного права

 

 

 

 

ИЗ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ

МИГРАЦИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В ГОСУДАРСТВАХ СОДРУЖЕСТВА

НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ

 

Одним из важнейших событий конца ХХ века явился распад СССР и возникновение на его территории новых независимых государств. 

8 декабря 1991 года Россией, Украиной и Белоруссией было подписано в Беловежской Пуще «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств» (СНГ).  21 декабря 1991 г. к СНГ присоединились Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан, подписавшие совместно с Белоруссией, Россией и Украиной в Алма-Ате Декларацию о целях и принципах СНГ.  В октябре 1993 г. действительным членом СНГ стала Грузия. (14 августа 2008 года Парламент Грузии проголосовал за выход из СНГ). В августе 2005 года Туркмения вышла из действительных членов СНГ и получила статус ассоциированного члена наблюдателя.  Согласно ст. 7 Соглашения о создании СНГ стороны признают, что к сфере их совместной деятельности, реализуемой на равноправной основе через общие координирующие институты Содружества, среди прочего, относятся и вопросы миграционной политики, а также борьбы с организованной преступностью. При этом каждая из сторон гарантирует гражданам других сторон, а также лицам без гражданства, проживающим на ее территории, независимо от их национальной принадлежности или иных различий гражданские, политические, социальные, экономические и культурные права и свободы в соответствии с общепризнанными международными нормами о правах человека (ст.2 Соглашения). Кроме того, стороны гарантируют открытость границ, свободу передвижения граждан и передачи информации в рамках Содружества (ст. 5 Соглашения).

Сравнительный анализ становления и развития   миграционной политики и законодательства государств Содружества свидетельствует о наличии многих общих подходов в развитии миграционного законодательства в регионе.

Прежде всего, необходимо отметить стремление  государств следовать общепризнанным принципам и нормам международного права.

При этом основные права и свободы, предусмотренные международно-правовыми актами, были возведены в государствах Содружества на конституционный уровень. Были разработаны и приняты законодательные акты в области свободы передвижения, въезда и выезда граждан этих стран и иностранцев, статуса определенных категорий мигрантов.  Показательно, что в конституциях новых государств приоритет отдается нормам международного права. Практически все новые независимые государства с начала 90-х годов прошлого столетия присоединились к основополагающим документам международного права: Всеобщей декларации прав человека, Международному пакту о гражданских и политических правах, Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, Международной Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации и другим международным соглашениям, возложившим на них существенные юридические обязательства. Одно из основных требований этих документов - соблюдение принципа свободы перемещения и гуманного отношения к беженцам и перемещенным лицам. 

Государства СНГ признают право граждан на свободу передвижения внутри страны, а также право по собственному желанию выезжать из своей страны и беспрепятственно возвращаться, за исключением ограничений, установленных законом. Это права записаны в конституциях стран Содружества и конкретизируются специальными законодательными актами. Законами гарантируется свободный выезд из страны и въезд в нее через специально обустроенные пункты контроля. 

Право на свободу передвижения и выбор места жительства внутри страны в советский период ограничивалось системой прописки, действовавшей с 1932 года. После провозглашения независимости страны СНГ отказываются от ограничительной системы прописки и переходят к регистрационному учету населения.

Сравнительный анализ статей конституций государств СНГ, в которых закрепляется право на свободу передвижения и выбор места жительства, показывает следующее. В конституциях Азербайджанской Республики (ст. 28), Грузии[2] (ст. 22), Республики Казахстан (ст. 21) и Украины (ст. 33) это право предоставлено каждому, законно находящемуся на территории страны. В конституциях Киргизской Республики (ст.16) и Туркменистана (ст. 24) отсутствуют уточнения: «кто законно находится на территории государства». Видимо, это означает, что в этих двух странах для реализации лицами (иностранными гражданами и лицами без гражданства) этого права законность нахождения на территории не имеет значения.

Согласно конституциям Республики Армения (ст. 22), Республики Беларусь (ст. 30), Республики Молдова (ст. 27) и Республики Таджикистан (ст. 24) правом на свободу передвижения и выбор места жительства обладают только граждане страны, иностранные граждане и лица без гражданства данным правом не наделяются.

В Конституции Республики Узбекистан право на свободу выбора места жительства не закреплено; граждане имеют право на свободу передвижения по территории республики … за исключением ограничений, установленных законом (ст. 28). 

В конституциях Киргизской Республики (ст. 16) и Республики Молдова (ст. 27) помимо права на свободу передвижения и свободу выбора места жительства также гарантирована свобода выбора и введено понятие «места пребывания» («право пребывать»).

К сожалению, несмотря на провозглашенный на конституционном уровне и в законодательных актах государств СНГ принцип свободы передвижения и право на свободный выбор места жительства, граждане этих стран в действительности в значительной степени ограничены в реализации данных прав. Ибо разрешительная система прописки все еще не отменена в ряде государств СНГ, что порождает многочисленные нарушения прав человека. 

Правовое положение иностранцев и лиц без гражданства в странах СНГ определено конституциями и специальными законами. Конституции государств Содружества содержат базовые нормы о правовом статусе иностранных граждан и лиц без гражданства. Страны СНГ предоставляют национальный режим иностранным гражданам и лицам без гражданства, которые – за редким исключением - пользуются теми же правами и свободами, что и граждане государства, если иное не предусмотрено конституцией и законодательством, а также международными соглашениями. Порядок выдачи разрешения на иммиграцию, а также видов на жительство, разрешений на трудоустройство, ежегодная квота на иммиграцию и решение других вопросов, связанных с иммиграцией иностранных граждан или лиц без гражданства, определяются законодательством страны пребывания. 

Начало 90-х годов прошлого столетия также можно охарактеризовать как период привлечения государств Содружества к существующей универсальной системе международно-правовой защиты беженцев. Конвенцию ООН 1951 года о беженцах и Протокол 1967 года, касающийся статуса беженцев, ратифицировали Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизстан, Российская Федерация, Таджикистан и Туркмения. 

Право на убежище закреплено в конституциях Азербайджана (ст. 80), Беларуси (ст. 12), Грузии (ст. 47.2), Молдовы (ст. 19.2), Туркменистана (ст.8), Украины (ст. 26). 

Странами СНГ заключены многосторонние и двусторонние соглашения, касающиеся упрощения процедуры передвижения людей и имущества через границы.

Вхождению стран СНГ в мировое сообщество способствует как ратификация ими важнейших международных соглашений, так и развитие национального законодательства в области миграции. Каждое государство СНГ, формируя свое правовое поле, избрало собственный путь регулирования миграции. Закономерным явилось то, что в начале 1990-х годов основное внимание в странах Содружества уделялось регулированию проблем вынужденных мигрантов. В одних государствах были приняты законы, регламентирующие процедуру предоставления статуса, определяющие права и обязанности вынужденных мигрантов, в других – действовали временные положения, в некоторых странах региона правовая основа предоставления статуса полностью отсутствовала. 

В начале 1990-х годов основными приоритетами и задачами национальной/государственной миграционной политики, общими для всех государств региона являлись: разработка и принятие законодательства по вопросам  миграции; приведение действующего законодательства в соответствие с конституциями стран и международными нормами;  оперативное решение вопросов, связанных с приемом, размещением и обустройством беженцев и вынужденных мигрантов; создание государственных структур по вопросам миграции; разработка миграционных программ; развитие международного сотрудничества (гуманитарная помощь; межгосударственные соглашения).

При этом следует отметить, что ввиду  необходимости в те годы оперативно решать множество вопросов, связанных с приемом  прибывающих в экстренном порядке массовых потоков вынужденных мигрантов и беженцев  в условиях отсутствия  опыта регулирования в сфере миграции, отсутствия квалифицированных кадров, а нередко и самих государственных структур, задачи выработки  комплексной  стратегии миграционной политики отступали на второй план, и «проблемы решались по мере их поступления», часто в авральном  режиме. 

В последующие годы по мере государственного развития и  возникновения  новых общественных отношений расширялась и сфера правового регулирования миграции, смещались акценты в миграционной политике новых государств.  

В каждом государстве миграционное законодательство имеет свои особенности, а одни и те же понятия – определяются по-разному.

Одним из ключевых институтов законодательства в сфере миграции является институт гражданства. В постсоветских странах вопросы регулирования обретения гражданства, как и законы о гражданстве, имеют некоторые специфические особенности, вытекающие из общего политического прошлого в рамках бывшего СССР. Большинство новообразовавшихся государств в течение первых двух лет приняло законы о гражданстве.  

Нормы о гражданстве вошли в конституции государств. Все  государства СНГ предусматривают равное гражданство независимо от оснований его приобретения. Никто не может быть лишен гражданства, выслан за пределы страны, выдан другому государству, за исключением случаев, предусмотренных международным договором. 

Законы о гражданстве стран СНГ предусматривают определенные условия приобретения гражданства. Среди основных: обязательство уважать и соблюдать конституцию и законы страны; отказ от иностранного гражданства; постоянное проживание на территории государства в течение определенного срока (от 5 до 10 последних лет): 5 лет – Киргизия, Украина; 7 лет – Беларусь; 10 лет –  Казахстан. 

В большинстве стран СНГ не признается двойное или множественное гражданство. Однако в ряде стран в соответствии с национальным законодательством и межгосударственными договорами допускалось   двойное гражданство (Российская Федерация, Таджикистан, Туркменистан).

Ухудшение социально-экономической ситуации и резкое падение уровня жизни в государствах СНГ в первые годы после провозглашения независимости привели к резкому увеличению масштабов как временной, так и постоянной трудовой эмиграции. Особенно больших размеров (относительно численности населения) достигала в тот период трудовая эмиграция из таких разоренных военными конфликтами стран, как Армения, Грузия, Таджикистан. Сотрудничество в этих вопросах осуществлялось через заключение двусторонних соглашений и договоренностей. Характерно, что становление и развитие внутреннего законодательства в сфере миграции шло параллельно с развитием договорно-правовой базы между государствами.

Становление новых независимых государств, развитие национального законодательства стран СНГ воплотило в жизнь ряд важных законодательных актов, регулирующих острые и сложные проблемы, связанные с защитой прав беженцев, переселенцев, трудовых мигрантов. Естественно, что этот процесс еще не завершен, а новые социально-экономические отношения требуют его дальнейшего развития и совершенствования.

Важную роль в развитии национальных миграционных систем сыграла Региональная конференция 1996 года по вынужденной миграции. Масштабные миграционные процессы на постсоветском пространстве побудили Генеральную ассамблею ООН поддержать просьбу Российской Федерации в 1994 году в адрес УВКБ ООН созвать региональную конференцию по рассмотрению проблем вынужденного перемещения населения в странах бывшего Советского Союза[3]. УВКБ ООН, МОМ, ОБСЕ и ее Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) активно поддержали созыв получившей название Региональной конференции по рассмотрению проблем беженцев, перемещенных лиц, других форм недобровольных перемещений и возвращающихся лиц в странах Содружества Независимых Государств и соответствующих соседних странах. В начале 1995 года в Женеве создается совместный Секретариат конференции, состоящий из представителей УВКБ, МОМ и БДИПЧ ОБСЕ. Началась большая подготовительная работа с участием всех заинтересованных государств, стран-доноров, а также широкого спектра международных организаций. Определенный вклад в подготовку Конференции внесли также и неправительственные организации. 

Женевская конференция, состоявшаяся в мае 1996 года, получила большой резонанс, в том числе благодаря участию в ней представителей  около ста различных неправительственных организаций из стран СНГ. На конференции  была принята Программа действий для стран СНГ, где, в частности, было отмечено, что укрепление сотрудничества на международном уровне, а также сотрудничества с соответствующими международными организациями и неправительственными организациями является необходимым дополнением к мерам, принимаемым странами СНГ[4]

Помимо того, что Женевская конференция внесла большой вклад в налаживание конструктивного взаимодействия государств в решении миграционных проблем, она также дала толчок развитию  неправительственных организаций миграционного сектора.  Сегодня НПО миграционного сектора в странах СНГ - это наиболее развитые,  обладающие ценным опытом работы с различными категориями беженцев и мигрантов, общественные организации. 

В 1996-1997 годах региональными неправительственными организациями было выдвинуто несколько инициатив, в том числе - создание в России Независимого исследовательского совета по миграции стран СНГ и Балтии; мероприятия по оказанию юридической помощи вынужденным переселенцам в России, Таджикистане и других странах; издание информационного бюллетеня по миграционным проблемам в Украине; подготовку доклада и справочника по НПО на Северном Кавказе и многое другое. 

При поддержке Норвежского совета по беженцам   на регулярной основе проводились конференции неправительственных организаций стран Южно Кавказского региона; издавался бюллетень «Общее миграционное пространство»; действовала компьютерная сеть для НПО, охватывавшая  НПО из Армении, Азербайджана и Грузии. 

В декабре 1997 года в Москве под эгидой УВКБ ООН состоялась встреча представителей 120 неправительственных организаций, участвующих в процессе имплементации Программы действий Женевской конференции. На этой встрече было принято решение о создании пяти рабочих групп по вопросам: интеграции, репатриации и переселения; по гуманитарной (чрезвычайной) помощи; по законодательству о беженцах; по законодательству о НПО; по предотвращению и разрешению конфликтов  путем переговоров. 

Как отмечалось в документе, носящем название «Региональная стратегия УВКБ по осуществлению сотрудничества с НПО и оказанию им поддержки»,  создание тематических рабочих групп явилось наиболее важной инициативой в деле оказания поддержки созданию сетей НПО в рамках Конференции стран СНГ... Создание сетей НПО позволяет обмениваться опытом, совершенствовать координацию и сотрудничество, вырабатывать совместную позицию по международным и национальным вопросам, а также планировать и осуществлять совместные программы[5].

На встрече в июне 1998 года в Женеве участники Рабочей группы по законодательству по НПО констатировали, что Региональная конференция 1996 года породила масштабное движение неправительственных организаций миграционного сектора, которое охватило сотни уже существующих и десятки вновь образовавшихся НПО, активизировав и сконцентрировав их деятельность вокруг задач выполнения Программы действий.

Начиная с 1998 года рабочими группами был проведен ряд рабочих встреч, на которых были обсуждены и намечены планы работы, определены ключевые проблемы по каждому направлению. Состоялись региональные конференции по вопросам миграционного законодательства (в Тбилиси, Москве, Киеве, Варшаве, Бишкеке) с совместным участием представителей широкого круга местных и национальных НПО и соответствующих государственных структур.   

Рабочая группа по вопросам интеграции, репатриации и переселения на совещании в мае 1998 года в Киеве высказалась в поддержку тезиса о том, что уже сегодня многие национальные НПО вполне созрели для исполнения социальных заказов и готовы к сотрудничеству на условиях равноправного партнерства, как с государственными структурами, так и с международными организациями[6]. Это особенно важно, если учесть, что на этапе подготовки к Конференции существующие в регионе СНГ неправительственные организации миграционного толка были малочисленны и большинство их находилось на начальном этапе своего становления. 

Как отмечалось в докладе Рабочей группы НПО по гуманитарной помощи и помощи при чрезвычайных ситуациях на заседании Руководящей группы Конференции стран СНГ (Женева, 17-18 июня 1998 г), взаимоотношения между правительствами и НПО должны быть основаны на принципах взаимного уважения и практического сотрудничества. Правительства должны создавать юридическую основу поддержки деятельности НПО ... Однако, как отмечалось, многое еще предстоит сделать в этом направлении. Во многих странах НПО могли бы внести свой вклад в улучшение социальной политики по отношению к группам адресной помощи, но они лишены такой возможности, поскольку такие попытки игнорируются или даже отвергаются из-за  отсутствия доверия к ним со стороны государственных органов. В связи с этим потенциал неправительственных организаций по выполнению решений Женевской конференции был использован не в полной мере[7]

Так называемый «Процесс Конференции» (follow-up process), который начался в Женеве в мае 1996 года, обеспечил странам СНГ форум для всестороннего обсуждения проблем, - в том числе правовых и институциональных - связанных с вынужденными перемещениями на постсоветском пространстве. В рамках Конференции впервые была создана и проанализирована с практических позиций современная типология субъектов миграционных процессов: беженцы; лица, перемещенные внутри страны; незаконные мигранты; лица, находящиеся в ситуации, сходной с ситуацией беженцев; репатрианты; недобровольно переселяющиеся лица; ранее депортированные народы и экологические мигранты. К сожалению, как отмечают исследователи, утвержденная Конференцией Программа действий превратилась в декларацию общих целей, далеких от осуществления проектов или соблюдения специфических правовых обязательств[8].

В то же время Конференция имела огромное значение  для  многих государств, в частности, для  Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана, где в тот период либо полностью отсутствовало национальное законодательство по миграции, либо отдельные  законодательные акты не покрывали всех миграционных проблем, - как это было в Казахстане. Конференция способствовала выработке государствами адекватных подходов к вопросам миграции. Ибо в представленных на Конференции национальных докладах мигранты нередко рассматривались лишь как лица, обостряющие и без того тяжелую экономическую ситуацию в стране. 

В настоящее время правовое регулирование в сфере миграции в странах СНГ находится на стадии своего дальнейшего развития. Продолжается формирование правового поля –  разработка и внедрение новых нормативных актов; внесение изменений и дополнений в действующие правовые акты; приведение их в соответствие с международными документами; устранение пробелов и неточностей; ввод в  юридическую терминологию новых понятий и пр. 

Анализ правового регулирования миграционных отношений в Республике Белоруссии, Республике Казахстан, Киргизской Республике, Российской Федерации, Республике Таджикистан показывает, что его основу составляют конституционные и нормы законов о гражданстве, о правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства, о беженцах. В Республике Беларусь, Азербайджанской Республике, Российской Федерации одними из первых на законодательном уровне был закреплен порядок въезда и выезда. 

Сравнительно-правовой анализ законодательства государств – членов Сообщества свидетельствует, что на конституционном уровне государств-членов СНГ в основном создано правовое поле, необходимое для обеспечения гарантий прав мигрантам. Согласно конституциям государств – членов СНГ,  ратифицированные международные договоры имеют приоритет перед национальными законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона. Правовые механизмы регулирования миграционной политики, предусмотренные национальным законодательством этих стран, в основном соответствуют положениям международных конвенций, в частности, конвенций МОТ. 

Однако приходится констатировать тот факт что, несмотря на достигнутый странами Содружества прогресс в развитии миграционного законодательства, для всех  стран характерны понятийные разночтения, как с точки зрения перечня основных понятий, так и их трактовки. Причем, консенсус отсутствует даже в отношении главной дефиниции – «трудящийся-мигрант». 

Во всех государствах СНГ в рамках исполнительной власти были созданы соответствующие государственные структуры по вопросам миграции, беженцев (миграционные службы, управления и пр.).   

Миграционные отношения в государствах Сообщества регулируются нормами как международного, так и национального права. В настоящее время постепенно ликвидируется существовавший в странах региона в первые годы становления независимости  разрыв между миграционным законодательством этих стран, излишне поспешно приведенным в соответствие с международными стандартами, и существующими в странах, - в первую очередь, экономическими - условиями для его претворения в жизнь.

Таким образом, характерной чертой национального законодательства стран Сообщества в настоящее время становится снижение его  декларативности, но вместе с этим, и прежнего уровня правовых гарантий (хоть ранее и не подкрепленных экономически). 

Прослеживается тенденция к большей гибкости в правовом регулировании трудовых отношений. Однако в целом  проблемы регулирования трудовой миграции, социальной защиты трудящихся мигрантов до настоящего времени  не получили в странах СНГ надлежащего отражения в национальном законодательстве. Все еще не достаточно  в правовом отношении урегулированы на национальном уровне вопросы обеспечения прав мигрантов и членов их семей, что влечет за собой злоупотребления в данной области. При этом международные нормы, касающиеся мигрантов, как правило, предусматривают большую степень защиты прав и интересов мигрантов, чем национальные нормы.

 

В связи с возросшими за последние годы масштабами международной нелегальной миграции и сопутствующими  криминальными процессами  (наркотрафик, трансграничная торговля людьми, терроризм и пр.), государства  стали активно формировать  законодательство по противодействию незаконной миграции. На национальном уровне это происходило путем ужесточения уголовной ответственности за данные виды преступлений (включение соответствующих норм в Уголовные кодексы); на международном уровне – посредством присоединения государств к соответствующим международным и региональным актам и развития договорной базы на двусторонней и многосторонней основе в этой области. На противодействие нелегальной миграции направлены и получившие широкое распространение в последние годы договоры о реадмиссии. 

По мере развития национальных правовых систем все большее число государств переходит от управления миграционными процессами «в авральном, ручном режиме» к разработке и принятию долгосрочных стратегий, концепций и государственных программ в сфере миграционной политики,  к  созданию комплексных систем правового регулирования миграционных процессов. 

Среди основных задач миграционной политики, стоящих сегодня перед государствами: защита прав трудовых мигрантов за рубежом; введение принципа селективности в политику трудовой иммиграции; совершенствование систем сбора и хранения статистических данных по миграции; обмен информацией и сотрудничество в области внедрения передовых технологий в противодействии нелегальной миграции. Для ряда государств (Армения, Казахстан и др.) по-прежнему актуальны проблема возвращения этносов на историческую родину и принятия мер по их интеграции и социализации в общество.

Государства СНГ диаметрально разнятся как с точки зрения уровня социально-экономического развития, так и своей политической ориентации, установления приоритетов своего развития: преимущественное сотрудничество с Россией и такими  интеграционными объединениями, как Таможенный союз,  Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и другими интеграционными институционными образованиями и организациями на постсоветском пространстве,  -  либо  вступление в ЕС, НАТО и ориентация на Запад, и соответственно, «подгонка» своей национальной правовой системы под  западные стандарты. 

В связи с этим членство государств в межгосударственных организациях следует рассматривать как важнейший фактор, влияющий на взаимодействие государств в миграционной политике[9]

Литература

 

1.    Резолюция № 49/173 от 23 декабря 1994 г. Генеральной Ассамблеи  ООН.

2.    Доклад Рабочей группы НПО по интеграции, репатриации, переселению. Женева, 15-18 июля 1998 г. A|UNHCRREP.DOC. С. 3.

3.    Программа действия. Региональная конференция по рассмотрению вопросов беженцев, недобровольно перемещенных лиц, других форм недобровольных перемещений и возвращающихся лиц в странах СНГ и соответствующих соседних государствах. Женева. С. 4.

4.    Региональная стратегия УВКБ по осуществлению сотрудничества с НПО и оказанию им поддержки в рамках деятельности по реализации последующих мер Конференции по странам СНГ. Документ, подготовленный для Третьего заседания Руководящей группы по выполнению решений Конференции по странам СНГ. 17-18 июня 1998 г. Женева. С. 13Витковская Г.С. Постсоветские миграции, «женевский процесс» и гражданское общество в России // Брифинг Московского Центра Карнеги. М., 2000. Авг. Т. 2. Вып. 8.

5.    Волох В.А. Состояние и перспективы модернизации миграционной политики стран СНГ в год председательства России в содружестве // Вестник университета (ГУУ). № 13. 2010. С.235-242

6.    Пискун А. Становление миграционного права в странах СНГ. Материалы Совета по миграции СНГ. 11 июня 1999 г. Минск. С. 3.

7.    Прудникова Т.А. Административно-правовой статус органов исполнительной власти. (На примере миграционных служб): учеб. Пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» // Т.А. Прудникова, В.М. Редкоус, С.А. Акимова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2012. С. 94-95.

8.    Садовская Е. Ю. Республика Казахстан. // Защита социальных и трудовых прав мигрантов на пространстве СНГ. Аналитический сборник, апрель 2012. – С. 80.

9.    Moscow Times. 1998. August 4.

 

 

 

 

 

 

 

 

В.А. Волох

 профессор Государственного

университета управления (ГУУ), доктор политических наук,

почетный работник Федеральной

миграционной службы

 

 

 

ГОСУДАРСТВЕННАЯ МИГРАЦИОННАЯ

 ПОЛИТИКА: АНАЛИЗ СИТУАЦИИ

 

Численность постоянного населения Российской Федерации на                  31 декабря 2015 года составила 146,5 млн человек и с начала года возросло на 239,4 тыс. чел., или на 0,16% (на соответствующую дату 2014 года также наблюдалось увеличение численности населения на 300,2 тыс. чел. или на 0,21%)[10]. Увеличение численности населения за январь-ноябрь сложилось за счет естественного и миграционного (+214 909) приростов. При этом миграционный прирост составил 89,8% от общего прироста населения.

В 2015 году на территорию Российской Федерации въехало более 17,0 млн  иностранных граждан, что на 6,1% ниже показателя прошлого года (без учета Крымского федерального округа и граждан Украины – 12,6 млн), а количество находящихся на территории Российской Федерации с января по декабрь 2015 года незначительно варьировалось  в пределах от 9,8 до 10,4 млн человек (около 11,7 млн в 2014 году).

 

 

 

 

Среди прибывающих граждане государств участников Содружества Независимых Государств составляют 72,3% (АППГ – 75,5%) от общего числа въехавших на территорию Российской Федерации мигрантов.

 Сокращение такой категории мигрантов в общем миграционном потоке обусловлено уменьшением числа въехавших граждан Украины (-14,2% или 723 тыс. чел.), Узбекистана (-18,9% или 434 тыс. чел.), Таджикистана (-15,6% или 181 тыс. чел.) и Молдовы (-21,9% или 137 тыс. чел.).

Доля числа въехавших граждан из государств ЕС в общем миграционном потоке остается незначительной – 10,1% (АППГ – 10,3%), из которых почти одну треть составляют граждане Германии и Великобритании. Граждане стран Азии (вне СНГ) составляют 12,2% (АППГ– 8,9%), подавляющее большинство среди которых – граждане Китая, Монголии, Турции. Объемы иммиграционных потоков на территорию Российской Федерации из стран Африки, Америки, а также Австралии и Океании были незначительными и в основном определялись поездками граждан США, Канады, Австралии, Бразилии, Мексики и Египта. Количество въехавших граждан указанных стран составило более 15 тыс. человек.

Для соотечественников, проживающих за рубежом, иммигрантов и отдельных категорий иностранных граждан существенно улучшены условия и созданы новые стимулы для переселения в Российскую Федерацию на постоянное место жительства. В Государственную программу содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, внесены изменения, которые предусматривают возможность участия в ней лиц, получивших временное убежище в Российской Федерации. Теперь субъекты Российской Федерации, в которых реализуются региональные программы переселения, наделены полномочиями по приему у соотечественников заявлений об участии в Госпрограмме.

Также в целях стимулирования для переселения на постоянное место жительство отдельных категорий иностранных граждан принят закон, предусматривающий ускоренный порядок получения российского гражданства лицами, имеющими вид на жительство и являющимися предпринимателями, инвесторами, квалифицированными специалистами и членами их семей, выпускниками российских ВУЗов [5]. Для соотечественников, признанных носителями русского языка предусмотрен упрощенный порядок получения гражданства.

Практическая реализация Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников осуществляется в 59 субъектах Российской Федерации в 8 федеральных округах. В 2015 году к работе по программе приступили Удмуртская Республика, Астраханская, Вологодская, Ленинградская, Рязанская  области.

В 2015 году, на территорию Российской Федерации прибыло и поставлено на учет около190 тыс. участников Государственной программы и членов их семей (+72,3%), из них 111 тыс. прибыло из Украины (60,4%), 14,5% – из Казахстана, 7,5% – Узбекистана, 6,9% – Молдавии, 3,9% – Армении, 3,4% – Таджикистана, 1,6% – Киргизии и 1,8% из прочих стран.

Из числа прибывших – 72,3% это граждане трудоспособного возраста, 41,0% имеют высшее и неоконченное высшее образование.

В сфере внешней трудовой миграции принят ряд законодательных новелл, которые принципиально изменили порядок привлечения к трудовой деятельности мигрантов, прибывших в порядке, не требующем получения визы [4 С. 20-36]. Для такой категории мигрантов предусмотрен единый документ – патент. Цена на него устанавливается субъектом самостоятельно, в зависимости от потребности в иностранной рабочей силе.

Всего в 2015 году с начала года выдано более 1 млн. 700 тыс. патентов. Из числа оформленных документов 54,9% или 982 604 – для работы у юридических лиц. В бюджеты субъектов Российской Федерации от налоговых платежей по патентам за 2015 год поступило более 33,3 млрд  рублей, что на 84,4% больше, чем в прошлом году.

Значительно возросло количество выданных патентов в Чукотском АО (в 6 раз), Магаданской области (в 3 раза), г. Санкт-Петербурге и Ленинградской области (в 2,7 раза) и Ненецком АО (в 2,4 раза).

Теперь обязательным требованием для оформления разрешительных документов является наличие в миграционной карте иностранного гражданина цели въезда «работа». Упрощена процедура привлечения к трудовой деятельности высококвалифицированных специалистов, осуществляющих деятельность в области информационных технологий, а также журналистов.

Всего на   31   декабря   2015   года   количество   разрешений на работу составило почти 176 тыс. (- 84,0%; АППГ – 1 097 тыс.). Среди трудовых мигрантов, оформивших разрешение на работу, абсолютное большинство составляют мужчины – 84,9%.

Количество разрешений на работу в качестве квалифицированных специалистов на 31 декабря 2015 года составило более 24 тыс., из которых 43,1%  в  Центральном  федеральном  округе,  16,9%  –  в  Северо-Западном и 15,6% – в Уральском федеральных округах.

За 2015 год около 42 тыс. (+22,2%) иностранным гражданам оформлены разрешения на работу в качестве высококвалифицированных специалистов (ВКС), в т.ч. более 36 тыс. (+11,3%) – прибывшим в визовом порядке.

Иностранные граждане, получившие разрешения на работу в качестве ВКС для работы в одном субъекте, составляют 95,3% (39 833) от всех оформивших разрешения на работу такой категории мигрантов, для работы в двух и более субъектах – 4,8% (1 996).

В       числе       основных       стран, из       которых       привлекаются высококвалифицированные специалисты, на первом месте находится Китай  (9 345 человек). Наибольший рост оформленных разрешений в качестве ВКС наблюдается у граждан Сингапура и Непала, в 47 и 12 раз соответственно.

Следует особо отметить, что в области содействия адаптации и интеграции мигрантов, формированию конструктивного взаимодействия между мигрантами и принимающим сообществом введено обязательное документальное подтверждение знаний русского языка, истории и основ законодательства Российской Федерации для иностранных граждан, получающих разрешение на временное проживание, вид на жительство, разрешение на работу либо патент, за исключением высококвалифицированных специалистов [6].

В целях содействия образовательной (учебной) миграции в Российскую Федерацию и поддержки академической мобильности для выпускников российских образовательных организаций профессионального образования предусмотрен упрощенный порядок приема в гражданство Российской Федерации.

В сфере международного сотрудничества одним из наиболее важных стратегических направлений работы стала разработка и заключение Договора о Евразийском экономическом союзе[1],  которое вывело на качественно новый уровень такое направление сотрудничества государств-членов Союза, как трудовая миграция. В настоящий момент Договором предусмотрен наибольший объем преференций на территории Российской Федерации в части режима пребывания и осуществления трудовой деятельности для трудящихся-мигрантов граждан государств-членов ЕАЭС.

В области противодействия незаконной миграции, пожалуй, были сделаны самые масштабные реформы. Их реализация способствовала позитивному развитию миграционной обстановки как в прошлом, так и в этом году. Впервые с 2009 года въезд в Российскую Федерацию иностранных граждан не имел положительной динамики. На 20% сократилось количество нарушений режима пребывания.

Наиболее эффективной мерой стало выявление автоматизированной системой лиц, находящихся на территории Российской Федерации с нарушением сроков пребывания и последующее закрытие им въезда в Россию. За двухлетний период усиления этой нормы въезд закрыт более  1,8 млн. иностранным гражданам по тем или иным основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации, что служит профилактике правонарушений и понуждению к легализации вновь прибывающих мигрантов.

Кроме того, Российской Федерацией за этот период заключено 16 соглашений о реадмиссии и 38 исполнительных протоколов о порядке их реализации.

В 2015 году российской стороной направлено 863 ходатайства о реадмиссии в отношении лиц, незаконно находящихся на территории Российской Федерации, что на 39% больше, чем в прошлом году (АППГ – 621). Компетентным органам других государств передано в порядке реадмиссии 614 лиц.  

  Рассматривая вопрос о влиянии мигрантов на криминогенную обстановку в Российской Федерации необходимо отметить то, что несмотря на относительно небольшое количество преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, а также в отношении их, за последний год наблюдается незначительное увеличение таких преступлений.

По мнению отдельных авторов «преступность иностранных граждан и лиц без гражданства в силу своих уголовно-правовых и криминологических особенностей должна представлять относительно самостоятельный объект криминологического исследования» [3].

Абсолютное количество преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, возросло с 44,4 тыс. в 2014 году до 46,4 тыс. в 2015 году. Однако необходимо отметить, что общее количество зарегистрированных преступлений по России увеличилось на 8,6 процента, в то время как количество преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, в процентном отношении к зарегистрированным преступлениям в целом по стране осталось без изменения, и составляет всего два процента.

Основными причинами совершения преступлений иностранными гражданами остаются негативные условия труда и быта мигрантов, их эксплуатация, социальная незащищенность, отсутствие официального трудоустройства, средств для проживания и, как следствие, личные корыстные побуждения.

В феврале 2016 г. в Москве состоялось расширенное заседание коллегии Федеральной миграционной службы на тему «Об итогах служебной деятельности Федеральной миграционной службы за 2015 год и задачах по реализации государственной миграционной политики в 2016 году». В заседании приняли участие первый заместитель Председателя Правительства России Игорь Иванович Шувалов, руководство миграционной службы, представители Администрации Президента, Правительства, Федерального Собрания, Совета Безопасности, федеральных органов исполнительной власти, общественных организаций и научного сообщества, а также начальники территориальных органов ФМС России.

Говоря об итогах 2015 года, первый заместитель Председателя Правительства России И.И. Шувалов отметил, что «в Правительстве РФ довольны работой Федеральной миграционной службы. Мы считаем, что Федеральная миграционная служба с задачами справляется, работает удовлетворительно», - сказал И. Шувалов [7].

Вместе с тем новые вызовы и угрозы в современном мире, нашествие мигрантов в Европу, ситуация с гражданами Сирии, Афганистана и Украины потребовали принять меры по оптимизации государственной миграционной политики Российской Федерации и совершенствованию управления миграционными процессами в стране в новых условиях.

Указом Президента Российской Федерации Указом от 5 апреля 2016 г. № 156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» [2] Федеральная миграционная служба упразднена, а её функции и полномочия переданы Главному управлению по вопросам миграции Министерства внутренних дел Российской Федерации.

 

 

 

Литература

 

1.    Договор о Евразийском экономическом союзе (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 08.05.2015).

2.    Указ Президента РФ от 05.04.2016 N 156 "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции".

3.    Володин Е.В. Федеральное законодательство в сфере международной трудовой миграции: новации 2015 года // Содействие адаптации и интеграции мигрантов усилиями НПО и юридического сообщества: сборник материалов Международной научно-практической конференции (Москва, Российская академия адвокатуры и нотариата. Центральный дом адвоката. 18 декабря 2014 г.). –М.: Изд-во РААН, 2014, 230 с. С. 20-36

4.    Герасимова И.В. Адаптация и интеграция – важнейшие элементы государственной миграционной политики Российской Федерации // Вестник университета (ГУУ). 2015 № 6. С. 20-24

5.     Архипцев Иван Николаевич. Уголовно-правовые и криминологические средства противодействия преступности иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. [Электронный

6.    ресурс] URL:   http://kubsau.ru/upload/iblock/a7c/a7c5e0458561a4482a8e934e71cf1a10.pdf.

7.    Волох В.А., Герасимова И.В. Экономические эффекты от реализации государственной миграционной политики Российской Федерации // NB: Экономика, тренды и управление. — 2014. - № 1. - С.1-12. DOI: 10.7256/2306-4595.2014.1.9629. [Электронный ресурс] URL: http://                                                           e-notabene.ru/etc/article_9629.html.

8.    РИА Новости, Финмаркет 26 февраля 2016 года

 

 

 

 

                                                      

 

 

 

 

 

                

                                               С.А.  Гришаева

доцент кафедры социологии

 и психологии управления

 Государственного университета        

 управления (ГУУ), доцент,

 кандидат психологических наук

 

 

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА МИГРАНТОВ

В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

 

Миграционные процессы получают все более широкое значение с каждым днем во всем мире и, в частности, в России. Действительно, в глобализирующемся мире миграция населения – явление неизбежное и естественное, хотя и оцениваваемое неоднозначно (от явного неприятия миграции (и иммиграции, и эмиграции) как фактора дестабилизации, до восприятия миграции (в первую очередь иммиграции трудовых ресурсов) как единственного средства восстановления демографического баланса страны). В последнее время некоторыми социологами отмечается, что «глобализация перекраивает наш образ жизни» [2; 20]: многие традиционные социальные институты подвергаются заметной трансформации в результате глобальных мировых изменений: институты семьи и брака, экономики, религии и т.д. Глобализация оказывает влияние на все сферы общественной жизни, в том числе, естественно, и на тенденции протекания миграционных процессов. По мнению ряда ученых, «…миграция все больше становится общемировой по своему характеру и охватывает все больше стран как в качестве стран исхода, так и в качестве стран назначения» [1; 77], что оказывает влияние и на процесс психологической поддержки мигрантов. Для начала необходимо остановиться на специфических характеристиках миграции в контексте глобализации.

Глобализация [8] вызывает следующие противоречия в процессе миграции:

1.    Противоречие между включенностью и исключенностью, т.е. стремлением как к объединению, так и к сохранению идентичности.

2.    Противоречие между рынком и государством, в результате которого национальные государственные интересы по привлечению или удержанию определенных категорий мигрантов вступают в противоречие с интересами рынка.

3.    Противоречие между ростом благосостояния и обнищанием, т.к. глобализация приводит не к уравниванию социальных групп и отдельных регионов, а усиливает неравенство, существующее между ними.

4.    Противоречие между «Сетью» и «Личностью», т.е. между влиянием антииммиграционных движений и новых этнических меньшинств.

5.    Противоречие между глобальным и локальным, выражающееся в неравномерности последствий и способов регулирования на локальном и национальном уровне.

6.    Противоречие между экономикой и окружающей средой, т.к. миграционные потоки, являясь стимулом экономики, достаточно часто приводят к экологическим катастрофам.

7.    Противоречие между «гражданином нации» и «глобальным гражданином», т.е. между мультикультурализмом и национальной идентичностью.

8.    Противоречие между «глобализацией сверху» и «глобализацией снизу», т.е. все возрастающей активизацией деятельности общественных организаций и государственных структур.

А.В. Дмитриев [3; 37-57] добавляет к перечисленным противоречиям еще правовые противоречия (противоречия между правами мигрантов и коренных жителей), противоречия между принципами «рациональной» культуры и культурой отдельных групп населения: «…процесс глобализации, формирующий единое экономическое и политическое пространство, положил начало процессу нивелирования культуры», а также противоречия между этнократами и этническими меньшинствами (руководители некоторых регионов инициируют миграцию «нетитульных» народов). Кроме того, А.В. Дмитриев отмечает наличие как роста антимиграционных движений, носящих расистскую или националистическую окраску, так и повышения сплоченности этнических меньшинств. Эта сплоченность «…может принять две совершенно разные формы: 1) сепаратизм и фундаментализм, которые обычно являются результатом изоляции и расизма; 2) мобилизация внутри самого принимающего общества во имя достижения равноправия и признания самобытности культуры группы» [3; 40-41]. Следовательно, «миграция как один из ведущих факторов глобализации выступает той силой, которая подрывает устои национальных государств…Иммиграция и этническое разнообразие угрожают самой идее суверенитета, потому что они создают людей без общего этнического начала» [6; 111]. Как следствие, «глобализация является причиной возрождения местной культурной идентичности во многих регионах мира» [2; 30], что, на наш взгляд, не является фактором, облегчающим интеграцию мигрантов, а, наоборот, приводящим к возникновению психологических проблем. 

Для начала необходимо рассмотреть причины, по которым мигранты могут испытывать необходимость в психологической поддержке. Процесс миграции всегда сопровождается стрессом. Этот стресс может быть вызван целым рядом причин, например, таких как:

-      «культурный шок»;

-      отсутствие привычной социальной среды;

-      разрыв связей с первичными группами;

-      сложность установления социальных связей;

-      непривычный (часто более низкий) социальный статус

-      нарушение семейных традиций (особенно для патриархального типа семей);

-      страх депортации.

Это лишь часть причин, приводящих к стрессу в процессе миграции, т.к. в каждой конкретной миграционной ситуации (в зависимости от типа миграции: вынужденная или добровольная, наличия \ отсутствия программ информационного сопровождения мигрантов, степени включенности в «миграционную сеть» и т.п.) этот список может расширяться и значимо варьироваться.

Процесс миграции всегда был связан с ситуацией выбора, т.е. с возникновением разного рода неопределенностей: культурной, экономической, политической и т.д. Но в условиях глобализации эта неопределенность  многократно увеличивается в результате возникновения космополитического самосознания мигрантов. На наш взгляд, эта возросшая неопределенность приводит к усилению социального напряжения между мигрантами и принимающим населением. Все большую распространенность в мире приобретает практика получения двойного гражданства, позволяющего сохранить как свое прежнее гражданство, так и получить новое. Так, по мнению Блиновой М.С. [7; 17], «социокультурная трансформация отражает изменения в области социальной и культурной принадлежности современных мигрантов и приводит к появлению так называемой «двойственности» мигрантов («bifocality»), принадлежащих к нескольким социальным мирам». Эта двойственность – дополнительный стрессор, дополнительный фактор неопределенности для мигранта, зачастую находящегося в маргинальном положении «застрявшего» между двумя культурами. В результате возникает «стресс неопределенности», в первую очередь, культурной и ролевой неопределенности. Длительное состояние неопределенности приводит к формированию неуверенности в себе, агрессии по отношению к себе или окружающим, апатии и депрессии. Для преодоления этого состояния нужно сформировать как можно больше устойчивых паттернов поведения в типичных профессиональных и бытовых ситуациях. Очевидно, что каждый мигрант принадлежит к специфической культуре (или субкультуре), т.е. априори обладает ценностно-нормативной системой, отличной от соответствующей системы принимающего сообщества. Причем, зачастую, ни он сам, ни представители коренного населения не задумываются о том, насколько значимыми являются эти отличия. Таким образом, алгоритм работы по преодолению «стресса неопределенности» начинается с выявления ситуаций, кажущихся мигранту странными, непонятными, шокирующими, удивительными и т.п. Вполне возможно, что эти ситуации будут казаться совершенно обыденными для представителей коренного населения. В таком случае, задача психолога – выявить, что конкретно показалось странным, как подобная ситуация могла бы развиваться в привычных (родных) для мигранта условиях, насколько велика степень неприятия каждой конкретной ситуации. По результатам проведенного анализа выстраивается тренинг, помогающий мигранту найти объяснение возможности возникновения удивившей (шокировавшей и т.п.) его ситуации и выработать адекватные его картине мира, но не противоречащие культуре принимающего сообщества, способы поведения в такого рода ситуациях.

Еще одним важным направлением деятельности психолога является уменьшение степени социального напряжения, характерного для отношений между мигрантами и принимающим населением. Дело в том, что позиция «временщика» накладывает определенный отпечаток и на отношение мигранта к стране пребывания, и на отношение к нему со стороны коренного населения, тем самым увеличивая потенциал социальной напряженности. Как известно, социальная напряженность – это «…эмоциональное состояние группы или общества в целом, вызванное давлением природной или социальной среды и продолжающееся, как правило, в течение более или менее длительного времени» [3; 54]. Таким образом, все социально-психологические проблемы взаимоотношений коренного населения и мигрантов только усугубляются и в первую очередь, это проблемы ксенофобии, мигрантофобии и этнофобии, являющиеся иррациональными составляющими социальной напряженности. Рассмотрим эти понятия более подробно.

В природе ксенофобии лежит страх перед неизвестным, зачастую возникающий в условиях взаимной информационной изоляции сообществ среди не знающих чужих обычаев людей. Ксенофобия (от греч. xenos - чужой) обозначает навязчивый страх перед незнакомыми лицами и\или  ненависть, нетерпимость к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному. Ксенофобия в наиболее яркой форме иррациональна, но может оправдываться некоторыми логическими доводами. Человек может объяснять свою неприязнь к какой-то группе тем, что она имеет «плохие» обычаи, а свое негативное отношение к обычаям – тем, что их придерживаются «плохие» люди. При этом ни людей, ни обычаев  он может вообще не знать.

Мигрантофобия – это частный случай ксенофобии, которая, в свою очередь, выступает в качестве важного социально-психологического фактора, интенсифицирующего процессы внутригрупповой мобилизации мигрантов. Неприятие со стороны принимающего населения приводит к возникновению у мигрантов изоляционистских установок и ориентации на «своих». Объединение мигрантов в группы зачастую активизирует процесс их превращения в устойчивый объект негативных социальных установок, способствует распространению мигрантофобии среди принимающего населения. Следствием этих взаимосвязанных процессов является усиление социальной напряженности в обществе. Среди причин, по которым мигранты воспринимаются в негативном контексте, на наш взгляд, достаточно заметное место занимает существующее социальное представление о мигрантах как о потенциальных конкурентах на рынке труда. В ситуации миграции между мигрантами и постоянным населением региона прибытия в большинстве случаев возникает межгрупповая напряженность. Многими исследованиями подтверждено [7; 304-312], что отношения между мигрантами и  постоянным населением часто конфликтны. Резонно предположить, что это связано с естественной попыткой защитить свою группу от угрозы со стороны «чужаков», что приводит в действие механизмы так называемой групповой психологической защиты. Как отмечают исследователи [3; 49], «…в большинстве регионов России при негативности оценок миграции со стороны принимающего общества существенна и социокультурная составляющая («они не такие, как мы», «они ведут себя не так, как мы»), но она носит скорее вторичный характер по сравнению с социальной. В чужаках видят, прежде всего, представителей экономического сообщества, организованного по этническому признаку («мафии»), плотно заполнивших ряд жизненно важных экономических ниш и вытесняющих представителей коренного населения на обочину жизни».

Этнофобия – также частный случай ксенофобии – феномен, совсем недавно укоренившийся в массовом сознании. В различных источниках термин «этнофобия» трактуется как неприязнь, основанная на этническом признаке или факторе. Нам кажется, что в определении этнофобии существует заранее заложенная ошибка: а именно акцентирование внимание на принадлежности к этнической группе. В бытовой жизни вряд ли обыватель сможет отличить представителя одной этнической группы от другой, следовательно, в определении скорее уместно говорить не о принадлежности, а об акцентировании внешнего этнического признака. Еще сложнее, как нам кажется, в бытовом общении безошибочно понять, что перед тобой мигрант, а не коренной житель, особенно если нет значимых внешних отличий и языковых проблем.

На наш взгляд, эти фобии (мигрантофобия и этнофобия) «подпитывают» и зачастую подменяют одна другую, в том числе и при участии средств массовой информации.

Во-первых – это акцентирование внимания на криминальных событиях, в которых участвуют мигранты. Однако даже если общая доля криминальных событий обусловлена незаконной деятельностью упомянутой категории людей, надо отказаться от такого интенсивного потока негативной информации, если государство преследует цель сделать общество более стабильным.

Во-вторых, к сожалению, в современных российских (и не только) СМИ отмечается достаточно устойчивый тренд в преобладании алармистских настроений: описание  «угроз» миграции явно преобладает над описанием ее «плюсов». Так, например, Т.Н.Юдина отмечает [7; 306], что «актуализация проблемы (миграции – С.Г.) в негативно-тревожном ракурсе обусловливается как жизненным опытом россиян, так и влиянием средств массовой информации».

На наш взгляд, происходит следующее: тиражируется негативная информация о миграции вообще и мигрантах в частности, формируются негативные стереотипы о миграции, как следствие, возникает мигрантофобия, которая, в свою очередь, трансформируется в этнофобию, т.к. выделить этнические признаки несравнимо легче, чем признаки приезжего (мигранта) в сравнении с «местным». Таким образом, латентным следствием мигрантофобии является стимулирование этнофобии, что особенно опасно в полиэтничном обществе.

Одним из инструментов минимизации уровня этнофобии может стать толерантное сознание. В наш век глобализации толерантное сознание и поведение – это жизненная необходимость. Межкультурное взаимодействие, которое стало нашей повседневной действительностью, немыслимо без  толерантности.

В современной психологической литературе понятие толерантности стало рассматриваться относительно недавно. Именно поэтому нельзя сказать, что имеется единый, сложившийся подход к этому неоднозначному явлению.

Мы предлагаем в данной работе рассматривать толерантность как готовность принять других такими, какие они есть, и взаимодействовать с ними на основе согласия. Но при этом важно помнить, что толерантность не пассивное принятие действительности, готовых форм и способов восприятия. Толерантность – это не синоним конформизма, а активная деятельность по установлению взаимопонимания на принципах уважения и признания равенства всех заинтересованных сторон. Именно поэтому мы с уверенностью можем сказать, что толерантное поведение требует некоторой работы субъекта деятельности по воспитанию в себе этих качеств.

Сравним два социальных феномена: агрессивность и толерантность. Агрессия есть естественная реакция человека на вторжение в его границы (социальные, политические, психологические и т.п.). Это защитная реакция нашей психики, без которой человек не смог бы сохраниться как вид. Весь вопрос в том, что мы понимаем под этими границами и какое воздействие извне расцениваем как угрожающее. Ответы на эти вопросы – продукт социализации индивида, т.е. процесса усвоения им образцов поведения, психологических механизмов, социальных норм и ценностей, необходимых для успешного функционирования индивида в данном обществе. Таким образом, агрессия естественна и бессознательна, в то время как ее формы, виды и т.д. – производные процесса социализации.

Толерантность же, как уже было сказано выше, требует сознательной работы индивида, отказа от доминирования и насилия, признания многомерности и многообразия человеческой культуры. Следовательно, снизить уровень агрессии в обществе можно воспитывая толерантную личность. И здесь важно отметить, что понятие толерантности неразрывно связано с понятиями этнической и социокультурной идентичности. Толерантная личность – это всегда зрелая личность, обладающая позитивной идентичностью. Ни гиперидентичность (т.е. сверхпозитивное отношение к собственной группе, которая порождает убежденность в превосходстве над «чужими»), ни гипоидентичность (т.е. отчуждение от своей культуры, этнонигилизм и т.п.) не могут обеспечить толерантного поведения по отношению к окружающим людям.

Кроме того, необходимо помнить, что толерантность – процесс всегда двусторонний, подразумевающий взаимодействие двух субъектов, в нашем случае и представителей иноэтничных групп, и мигрантов, и представителей коренного населения. Действительно, «…в формировании толерантного сознания и терпимого отношения нуждаются обе стороны – и принимающее население, и мигрант» [3; 89]. Как следствие, и мигрантофобия, и этнофобия, являющиеся в некотором роде производными от интолерантности, свойственны всем участникам процесса взаимодействия. Мало того, «…исследователи рискнули утверждать, что интолерантное отношение к вынужденным переселенцам в ряде случаев не только оправданно, но и необходимо. Если общественность не защищает свою социокультурную целостность, она обречена на исчезновение»             [3; 89-90]. Именно поэтому, для того чтобы грамотно управлять процессами межэтнического взаимодействия и процессами взаимодействия мигрантов с принимающим населением, необходимо тщательно изучить природу таких сложных социальных феноменов как мигрантофобия и этнофобия. На наш взгляд, понимание сущностных характеристик этих явлений позволит избежать их негативного взаимовлияния друг на друга.

Итак, глобализация как «диалектический процесс, который создает транснациональные социальные связи и пространства, обесценивает локальные культуры и способствует возникновению третьих культур»               [4; 29] и миграция тесно связаны друг с другом, в условиях глобализации природа миграционных процессов трансформируется и необходимо усиливать психологическую составляющую работы с мигрантами.

 

Литература

 

1.    Блинова М.С., Современные социологические теории миграции населения. Москва, 2009, 153 с.

2.    Гидденс Э., Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. Москва, 2004, 120 с.

3.    Дмитриев А.В., Жуков В.И., Пядухов Г.А., Миграция: конфликт, безопасность, сотрудничество. Москва, 2009, 353 с.

4.    Дмитриев А.В., Пядухов Г.А., Интеграционный и дезинтеграционный потенциал практик взаимодействия социума и мигрантов // Россия реформирующаяся. Ежегодник. Выпуск 9. Москва, 2010, 365 с.

5.    Социология в системе научного управления обществом. Материалы IV Всероссийского социологического конгресса. Москва, 2012.

6.    Юдина Т.Н., Социология миграции. Москва, 2006, 271 с.

7.    Юдина Т.Н., Отношение населения России к мигрантам: фиксация проблемы в массовом сознании / Миграция в современной России: состояние, проблемы, тенденции. Москва, 2009.

8.    Castles S., Globalisation and Migration: Some Pressing Contradiction //http://portal.unesco.org/shs/en/ev.php-URL_ID=4069&URL_DO=DO_PRINTPAGE&URL_SECTION=201.html

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Н.В. Дергунова

доктор политических наук, профессор,

член Общественной палаты РФ

 

 

 

МИГРАЦИЯ ВЫПУСКНИКОВ РОССИЙСКИХ ВУЗОВ:

ПРОБЛЕМЫ СОХРАНЕНИЯ

ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ*

 

Миграция молодежи из России в постсоветское время стала постоянным явлением. Несмотря на то, что общее число мигрантов в зарубежные страны существенно сократилось (в четыре раза с 1999 по 2013 гг.), изменились причины миграции, выезд молодых людей, окончивших российские вузы, на постоянное место жительства за рубеж не уменьшается[11]. Вышло достаточно много публикаций по вопросам мотивации миграции, факторов адаптации и социальной мобильности молодых мигрантов из России.[12] Однако нам представляется актуальной тема изучения трансформации или сохранения русскоязычными мигрантами своей этнокультурой идентичности, которая может выступить основой консолидации русской диаспоры, лояльности и культурной привязанности к своей исторической родине – России.

Выезжает из России в значительной степени образованная молодежь, обладающая потребностью и возможностями (иностранный язык, знакомство с заграницей до миграции, либеральные ценности) свободной межкультурной коммуникации. Однако у молодежи есть потребность сохранения своей этнокультурной идентичности. Одним из способов ее сохранения является общение с носителями русского языка и русской культуры в стране проживания.

Цель статьи: на основании анализа результатов интернет-опроса 106 русскоязычных выпускников российских вузов, эмигрировавших за рубеж, изучить формы коммуникации молодых соотечественников друг с другом как способ сохранения этнокультурной идентичности[13]. Одним из факторов в данном процессе выступает деятельность государственных структур за границей, организующих общение соотечественников, в частности Россотрудничество. Фактором, поддерживающим общение, могут выступать общественные структуры русскоязычных людей (молодежи), возникающие самостоятельно за рубежом. Возможно, церковь могла бы при определенных обстоятельствах стать местом общения русскоязычных мигрантов.

Однако общение соотечественников, организованное госструктурами, в силу индивидуалистической ценностной ориентации большинства выпускников вузов, не востребовано и малоэффективно среди молодежи. Современные формы коммуникации – социальные сети, интернет-общение с родственниками и друзьями – более эффективны в плане сохранения русского языка. Формы культурного публичного общения (театр, концерты, выставки из России, РПЦ-церковь) не востребованы как способы сохранения культурной идентичности.

В ходе исследования предполагалось выяснить желание общаться не только  на русском языке, но и потребность общения именно с соотечественниками за рубежом. Объективно деятельность государственных и различных общественных структур предоставляет мигрантам из России такую возможность. С 2008 года за рубежом действует федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников и международного гуманитарного сотрудничества. Среди основных направлений деятельности Россотрудничества  - поддержка соотечественников за рубежом. В настоящее время Россотрудничество представлено в 80 странах мира  93 представительствами, среди них, прежде всего Русские центры науки и культуры. Ежегодно в российских центрах проводятся многочисленные мероприятия с непременным участием соотечественников: встречи с российскими парламентариями, деятелями науки, культуры; лекции и семинары  о проходящих в России социально-экономических и правовых преобразованиях, ее внешней политике, культурной жизни. В российских центрах науки и культуры проходят музыкальные фестивали, кинопросмотры, художественные и фотовыставки, организуются выступления российских творческих коллективов и известных деятелей искусства, работают школы, клубы, студии, объединения по интересам. Однако среди выехавшей за рубеж молодежи - выпускников вузов они не пользуются популярностью.

Исследование показало, что только третья часть респондентов знает о существовании общественных организаций для поддержки русскоязычных мигрантов, было получено только 10 ответов с конкретным указанием названия организации, при  этом Россотрудничество и Русский дом упоминались по одному разу, а РПЦ – ни разу. При ответах выявились некоторые расхождения по полу. Мужчины несколько более осведомлены о наличии данных организаций, чем женщины.

На вопрос «Вы знаете о существовании общественных организаций для поддержки русскоязычного населения за рубежом?» ответы распределились следующим образом:

 

Варианты ответов

Мужчины

Женщины

Итого в % к выборке

да

35,7%

32,1%

33,0%

нет

25,0%

19,2%

20,8%

мне это не интересно

21,4%

30,8%

28,3%

затрудняюсь ответить

17,9%

17,9%

17,9%

 

26 % респондентов имели опыт обращения в данные организации, из них 93 % получили необходимую помощь. При этом более половины (55%) считают, что такие организации нужны для помощи в оформлении документов (20%), с целью лучшей адаптации в иной социокультурной среде (23%), с целью сохранения своей культурной идентичности (12%). Самостоятельно осуществляли поиск соотечественников 38% респондентов через социальные сети и собственных знакомых. Если в целом мужчины и женщины примерно одинаково часто обращались в общественные организации, то причины обращения у женщин более разнообразны и они более целенаправленны в данной деятельности.

 

На вопрос «Вы обращались в такие общественные организации, неформальные сообщества?» были получены следующие ответы:

 

Варианты ответов

Мужчины

Женщины

Итого в % к выборке

да, помощь в трудоустройстве

 

2,6%

1,9%

да, обучение языку

 

3,8%

2,8%

да, оформление необходимых документов

14,3%

11,5%

12,3%

да, общение с соотечественниками

10,7%

7,7%

8,5%

нет

57,1%

70,5%

67,0%

затрудняюсь ответить

17,9%

3,8%

7,5%

 

70% респондентов считают, что русские (россияне) должны поддерживать друг друга за границей, поддерживать контакты (63%) с русскоязычной диаспорой. Однако это больше декларация или некая  потенциальная позиция молодых мигрантов. В отношении действий молодежь занимает более инертную позицию. Знает о наличии русской диаспоры в месте своего проживания каждый второй (53%), посещали мероприятия не более 27%. При этом 58%  респондентов свое свободное время проводят в основном с русскими друзьями, с соотечественниками, но за пределами коллективных мероприятий  русской диаспоры.

Таким образом, организованное общение молодежью через государственные и традиционные структуры (Россотрудничество, церковь) не востребовано в достаточной степени. Российская диаспора потенциально большинством  приветствуется (63%), но в действительности только каждый четвертый молодой человек из России (27%) участвовал в общих мероприятиях.

Однако большинство русскоязычной молодежи независимо от времени проживания за границей ощущают потребность в сохранении русского языка, ощущают себя в этнокультурном отношении русскими, свое свободное время проводят с русскими друзьями (более 65%) и соотечественниками (33%).Однако у женщин эта потребность выражена ярче, чем у мужчин. Им в три раза чаще хочется читать русскую литературу, общаться на русском языке вживую, читать новости о России.

 

На вопрос «Ощущаете ли вы потребность в русском языке?» были получены следующие ответы.

 

Варианты ответов

Мужчины

Женщины

Итого в % к выборке

да, хочется общаться на русском языке вживую

42,9%

48,7%

47

да, хочется читать русскую классику

7,1%

23,1%

19

да, хочется читать новостные ленты на русском языке

21,4%

26,9%

25

да, хочется читать зарубежных авторов в переводе на русский язык

7,1%

2,6%

4

да, хочется переписываться с русскоговорящими соотечественниками

14,3%

15,4%

15

нет, не ощущаю

42,9%

21,8%

27

только при общении с родственниками

21,4%

15,4%

17

другое

,0%

1,3%

1

Затрудняюсь ответить

 

 

0

26 % взаимодействуют с русскими общественными организациями. Большинство считают, что такие организации нужны -55%. У большинства мигрантов из России (около 70%) не изменилась  этнокультурная идентичность на протяжении значительного количества лет проживания за рубежом (до10 лет).  Примерно каждый четвертый российский мигрант демонстрирует устойчивую русскую  культурную идентификацию и гражданскую активность в ее сохранении за границей. Около половины респондентов демонстрируют устойчивую этническую и культурную идентификацию, но без активного взаимодействия с соотечественниками и игнорируют активные коллективные формы общения, предпочитая индивидуальные формы сохранения своей этнокультурной идентичности. В целом у молодых людей за границей сохраняется позитивный образ своей страны и гордость за ее историю и культуру. Однако демонстрировать свои чувства к родине открыто готовы только 37% мужчин и 26% женщин. С осторожностью, с сожалением, не афиширую свою принадлежность к России, ведут себя 40% мужчин и более 30% женщин.

Респондентам был задан вопрос: «Как Вы воспринимаете образ России – своей Родины - за рубежом?»

 

Варианты ответов

Мужчины

Женщины

Итого в % к выборке

с осторожностью, стараюсь услышать мнение общественности и скорректировать свое поведение

22,2%

16,9%

18,3%

с сожалением, стараюсь скрыть свою принадлежность к России

14,8%

10,4%

11,5%

с гордостью, готов открыто демонстрировать свою любовь к России

37,0%

26,0%

28,8%

другое

18,5%

36,4%

31,7%

с сожалением, но не стараюсь скрыть свою принадлежность к России

3,7%

3,9%

3,8%

нейтрально

3,7%

6,5%

5,8%

 

Однако у 25 % мигрантов (выпускников российских вузов) наблюдается динамика изменения своей этнокультурной идентичности в сторону билингвизма и космополитизма или европейской культуры в целом.

С сожалением можно констатировать, что работа с молодыми выпускниками российских вузов, выехавших для продолжения учебы или профессионального роста, не является значимым направлением в миграционной политике РФ. Однако их возврат на родину мог бы способствовать улучшению деловой культуры, профессионализма во многих отраслях образования и экономики страны.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

П.Н. Иванов

Московский государственный университет

им. М.В. Ломоносова, студент,

победитель конкурса на лучшую научную работу в области миграции среди студентов, проведенного АНО «Институт миграции и межнациональных отношений»

 

ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗМЕЩЕНИЕ

КИТАЙСКОЙ ДИАСПОРЫ В МИРЕ

 

В настоящее время одной из основных тенденций в развитии международных отношений является глобализация, которая затрагивает не только перемещение товаров, капитала и производственных мощностей, но и передвижение людей. Миграционные процессы охватили все континенты и различные группы населения. Китай стал одним из основных источников миграционных потоков. Увеличение китайских мигрантов в странах въезда привело к формированию китайской диаспоры, которая является самой многочисленной в мире. Диаспора давно стала резервом развития и модернизации экономики КНР.

По разным подсчетам экспертов, численность этнических китайцев, проживающих за пределами КНР, – хуацяо, составляет от 35 до 62 млн чел. «Можно сказать, всюду, где светит солнце, есть и наши собратья», – с гордостью говорят в Пекине [3].

В 2003 г. премьер-министр Малайзии назвал китайскую диаспору «третьей экономикой мира» после США и Японии, оценив суммарный капитал диаспоры в 1500 млрд долл. С начала проведения экономических реформ в 1978 г. политика Пекина направлена на привлечение инвестиций хуацяо в экономику КНР. Заморские китайцы обладают рядом преференций, что объясняет высокую долю их инвестиций в суммарном объеме денежных поступлений: 435 млн долл. – 83% в 1988 г., 18,5 млрд долл. – 67% в 1996 г. [3]. Наличие у Китая крупной заморской общины стало одной из причин бурного экономического роста страны.

Интерес к исследованию китайской общины вызван ее экономическим потенциалом, вкладом в развитие КНР и беспрецедентной численностью. Значимость китайской диаспоры требует ее всестороннего изучения с точки зрения комплексной социально-экономической географии, выявления особенностей территориального распределения китайских мигрантов.

Китайская диаспора является предметом изучения истории, демографии, социологии, экономики, политологии и т.д. Географических исследований диаспоры крайне мало. Изучением взаимоотношений хуацяо с Китаем занимались А.Г. Ларин,      В.Г. Гельбрас. Процесс формирования диаспоры в разных регионах мира исследовали Е.С. Анохина, Д. Паркер, Ю. Парк и др. Концептуальную основу изучения диаспоры и миграции населения развивали такие ученые как В.А. Тишков, Т.В. Полоскова, В.И. Дятлов, Т.Н. Юдина, Л.Л. Рыбаковский и др.

Для расчета показателя равномерности расселения диаспоры в разных странах использованы кривые Лоренца. Основной статистической базой для написания работы послужили данные Всемирного Банка, ООН и Тайваньской Комиссии по Делам Зарубежных Китайцев, по которым составлены графики и карта, характеризующие географию расселения китайской диаспоры.

Понятия «диаспора» и «миграция» тесно связаны друг с другом, так как миграционные процессы являются одной из главных причин формирования диаспоры. В результате миграции населения – «множества видов различных перемещений» [8] также происходит процесс распределения населения по территории, результатом этого процесса является расселение. По географическому признаку миграционные потоки классифицируются на внутренние и внешние, состоящие из эмиграции – выезд из страны, и иммиграции – въезд в страну [5].

Стимулирующим фактором в системе «выталкивающих факторов» миграционных потоков из КНР являются и геополитические устремления Китая, снятие ограничений на выезд из страны. Не менее важно действие «факторов притяжения»: широкие возможности предпринимательской деятельности, получение качественного образования и более высоких доходов, наличие свободных рабочих мест в экономике развитых стран.

В процессе глобализации происходит сжатие «места-времени», далеко не все могут определить вектор изменения своих ценностей. Для сохранения своей этнической, языковой и культурной идентичности в новой социально-культурной среде мигранты объединяются в социальные группы. Одним из видов такого объединения, характерного для китайских мигрантов, является диаспора [7].

Термин «диаспора» до сих пор не является строго определенным. Основываясь на работах В.А. Тишкова, Т.В. Полосковой, В.И. Дятлова [6, 4, 2] можно сделать вывод, что диаспора – это сплоченная, устойчивая социальная группа, проживающая за пределами страны своего происхождения, обладающая общим географическим происхождением и единым этническим самосознанием, создающая собственные социальные, политические и экономические институты для поддержания самосознания идентичности и общности. Диаспора как форма социальной адаптации полностью удовлетворяет критериям современного общества эпохи глобализации: деловая активность, успешность и достаток [4].

Согласно законодательству КНР «хайвай хуажэнь», «заморские китайцы» – зарубежные китайцы, независимо от гражданства [11]. Фактически, то же самое, что и диаспора, зарубежная община и т.д. (англ. – «Overseas Chinese»). Граждане стран пребывания, имеющие китайское происхождение «хуажэнь», численно преобладают над «хуацяо», т.е. гражданами КНР. Несмотря на это, представителей китайской диаспоры в целом принято называть просто «хуацяо», в независимости от их гражданства. Термин «Overseas Chinese» употребляется не только для обозначения представителей национальности «хань», но и для людей, относящихся к одной из 56 этнических групп, проживающих в Китае.

История китайской эмиграции насчитывает более двух тысячелетий. Массовым явлением этот миграционный процесс стал в XIX-XX вв.

В развитии миграционных потоков из Китая можно выделить несколько этапов. Первые волны эмиграции состояли преимущественно из рабочих «кули» и крестьян. В результате опиумных войн и крестьянских восстаний эмиграция стала привлекательной перспективой для миллионов жителей Китая. Большая часть китайских мигрантов осталась в Азии, где китайская культура стала определяющей в развитии региона [1].

Золотая лихорадка стала главной причиной начала китайской иммиграции в США и Канаду. Хуацяо также были заняты в строительстве железных дорог и культивации земель. В 1860 г. 2719 китайцев проживали в Сан-Франциско, что составляло 7,8% населения Калифорнии [10]. Увеличение численности китайских мигрантов привело к введению ограничений на их въезд до середины ХХ в. Самые большие чайна-тауны образовались в Америке, где китайское население подвергалось дискриминации. И в настоящее время китайские кварталы играют важную роль посредника в адаптации новых мигрантов из КНР.

С обретением независимости страны Латинской Америки нуждались в рабочей силе для развития своей экономики. Ближайшим соседом, который мог предоставить ей нужное количество, стал Китай. В Австралии первые китайцы появились в середине XIX в. Они отправляли заработанные ими деньги на золотых приисках своим семьям в Китай. Таким образом, были заложены отношения диаспоры с родиной еще в ХIX в. До середины ХХ в. были зафиксированы лишь единичные случаи появления китайцев в Европе. Это были вынужденные, бедные и малообразованные иммигранты [9].

C середины XIX в. до образования КНР в результате политических, экономических и социальных проблем внутри самого Китая миграционные потоки из страны постоянно увеличивались. Началась медленная экспансия китайской нации по всему миру. Именно эта волна эмиграции заложила основы современной китайской диаспоры. Самые крупные общины сложились в странах Азии, Америки.

С середины ХХ в. масштабы миграционных потоков из Китая возросли, положительная динамика наблюдается и в настоящее время              (рис. 1). Возросла доля зарубежных китайцев, проживающих в Америке. Значительно увеличился приток китайских мигрантов в Европу и Австралию. Новым регионом, куда направлены миграционные потоки из Китая, стала Африка. В 1996 г. численность хуацяо в Азии резко сократилась, что связано с получением суверенитета КНР над Гонконгом, чье население до 1996 г. считалось зарубежной китайской общиной.

 С 1948 г. по 1952 г. увеличилась численность хуацяо в азиатских странах с 8,7 млн. до 12,5 млн. чел. (прирост за 5 лет – 43,7%). В 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика, люди, опасаясь национализации, стлали активно уезжать из страны. В период «культурной революции» миграционный поток был направлен в Азию, ближайший регион, где были налажены социальные и экономические связи внутри диаспоры. Миграция имела и вторичный характер, т.е. переселение хуацяо из одних регионов в другие, в первую очередь из стран ЮВА. В период, предшествующий вхождению Гонконга в состав КНР, с 1990 г. по 1996 г. численность азиатских хуацяо увеличилась с 31,4 млн до 39 млн чел. – ежегодный прирост составил 4%.

Рисунок 1. Динамика численности хуацяо по регионам мира 1948-2014 гг. Составлено по данным ОСАС, 2014 г.

 

 

Источник: Overseas Community Affairs Council [Электронный ресурс] URL: http://www.ocac.gov.tw

 

 

 

 

 

В настоящее время китайские мигранты более образованны, они стремятся найти высокооплачиваемую работу в Америке, Австралии, в последнее время и в Западной Европе. Страны Африки и Восточной Европы рассматриваются в качестве перевалочных пунктов [3]. Значительную долю китайских мигрантов в Америке, Австралии и Европе составляют студенты. По словам Дэвида Даокуя Ли, члена НПКС Китая, студенты, обучающиеся за рубежом, являются источником перемен и постепенного внедрения инноваций. За 15 лет с 1999 г. по 2014 г. численность хуацяо в Америке увеличилась на 35%, в Австралии на 93%, в Европе на 81%, когда как в Азии всего лишь на 15,7% [13]. 

Основной приток китайского населения в Европу пришелся на середину и конец ХХ в. Из-за отсутствия явной дискриминации хуацяо со стороны европейского сообщества и возможности быстрой интеграции в общественную жизнь, в Европе не образовались крупные китайские кварталы [10]. В европейских городах китайские мигранты расселены преимущественно дисперсно, а китайские анклавы являются малочисленными. Исключениями являются чайна-тауны Парижа и Лондона. Китай является ключевым инвестором в Африке. На континенте были построены новые предприятия, на которых работают граждане КНР [12], их численность постоянно увеличивается с конца ХХ в. В 2014 г. на континенте проживало 466 тыс. хуацяо, с 1999 г. их численность увеличилось в 2,5 раза.

Результатом эмиграции населения из Китая стало расселение китайских мигрантов и образование диаспоры в регионах и странах мира. Однако хуацяо расселены крайне неравномерно (Табл. 1). В 2014 г. численность зарубежных китайцев – 42,5 млн чел. [13]. Китайская диаспора в Азии находится на первом месте по своей численности. Здесь проживает 73% всей зарубежной китайской общины. В ЮВА находятся страны с наибольшей относительной численностью китайской диаспоры: Сингапур – более 52% населения, Малайзия – 22,8% [13].

Если рассматривать численность китайской диаспоры относительно численности населения региона, в котором проживают ее представители, то картина выглядит иначе (Табл. 1). Максимальная доля хуацяо в населении Австралии и Океании – 3%. Это объясняется небольшой численностью населения региона, географической близостью Китая.

 

 

 

Таблица 1. Численность китайской диаспоры

      и ее доля в населении регионов мира, 2014 г.

 

Регион мира

Численность китайской диаспоры

(тыс. чел.)

Численность населения региона мира (тыс. чел.)

Доля китайского населения в регионе, %

Доля хуацяо от общей численности китайской диаспоры, %

Азия (без Китая)

31 008

2 985 290

1,04

72,9

Америка

8 105

982 802

0,82

19

Европа

1 756

738 016

0,24

4,1

Австралия и Океания

1 169

38 759

3,02

2,7

Африка

466

1 156 649

0,04

1,1

 

 

Источники: Overseas Community Affairs Council [Электронный ресурс] URL: http://www.ocac.gov.tw, United Nations Statistics Division [Электронный ресурс] URL:  http://unstats.un.org/unsd/databases.htm

 

В некоторых странах и регионах мира концентрация китайских мигрантов – их доля от общего населения, выше концентрации международных мигрантов. Например, страны Юго-Восточной Азии в целом менее привлекательны для иммиграции из-за низких социально-экономических показателей, однако, из-за географической близости и тесных связей внутри диаспоры, способствующих быстрому освоению в месте нового расселения, концентрация хуацяо в них наиболее высокая. Развитые страны Северной Америки, Западной Европы и Австралия наиболее привлекательны для иммиграции, в том числе для мигрантов из Китая. В США и Канаде концентрация хуацяо наиболее значительна. Эти страны, как и азиатские страны, Латинская Америка, расположены ближе к Китаю, чем Европа. В последнее время и в европейских странах наблюдается рост численности зарубежных китайцев. Франция и Великобритания входят в 15 стран мира с наибольшей численностью китайских мигрантов.

 

Рисунок  2. Плотность хуацяо и международных мигрантов в 30 странах с наибольшей абсолютной численностью китайских мигрантов, 2014 г. Составлено по данным ОСАС, ООН, ВБ.

 

 

 

Источники: Overseas Community Affairs Council [Электронный ресурс] URL: http://www.ocac.gov.tw. United Nations Statistics Division [Электронный ресурс] URL:  http://unstats.un.org/unsd/databases.htm. World Bank [Электронный ресурс] URL: http://data.worldbank.org/.

 

На графике (рис. 2) представлены кривые Лоренца – концентрация хуацяо и всех международных мигрантов в каждой из 30 стран с наибольшей абсолютной численностью китайских мигрантов.

Показатель вместилища – общая численность населения этих стран; два показателя концентрации: общая численность международных мигрантов в стране и численность хуацяо. На основе построенного графика были посчитаны коэффициенты равномерности расселения: 0,68 – коэффициент концентрации международных мигрантов; 0,78 – коэффициент концентрации хуацяо. Данное распределение подтверждает факт значимости историко-географических особенностей миграций. Плотность хуацяо больше в тех странах, в которых плотность международных мигрантов меньше.

По статистическим данным OCAC [13] и ООН [14] за 2014 г. была составлена карта (Рис. 3), показывающая долю хуацяо в общей численности населения стран мира. Доля этнических китайцев в Сингапуре составляет 52% от общей численности населения этой страны – максимальное значение данного показателя. Высокая доля численности хуацяо характерна для стран Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании, Северной Америки. Основными закономерностями расселения диаспоры являются неравномерность размещения китайских мигрантов, тяготение к регионам с устойчивыми связями внутри самой диаспоры, где концентрация международных мигрантов ниже. Ассимиляция хуацяо напрямую зависит от степени их дискриминации. В странах, где она проявилась, образовались китайские анклавы – чайна-тауны, которые представляют собой внутригородскую форму расселения китайской диаспоры.    

В заключении следует отметить, что китайская диаспора – это сообщество людей, которых объединяет система ценностей и связей, что позволяет им действовать как единый организм, независимо от страны проживания.

Эмиграция населения из Китая, вызванная объективными внутренними и внешними причинами, привела к неравномерному расселению хуацяо во всем мире. Факторы, определяющие географию диаспоры, менялись на разных этапах развития миграционных процессов, причиной которых стала нестабильная социально-экономическая ситуация в стране, со второй половины ХХ в. стали наиболее выгодные перспективы трудоустройства и получения образования за рубежом.  

Наибольшая численность китайских мигрантов проживает в Азии, куда были направлены основные миграционные потоки на первых этапах формирования диаспоры. Однако их доля в общей численности хуацяо сокращается за счет увеличения диаспоры в Америке, Австралии и Европе. Изменения затрагивают структуру китайской миграции, которая в настоящее время включает квалифицированную рабочую силу. Кроме того, продолжается активное освоение китайскими мигрантами африканских стран. Подобную динамику следует ожидать в будущем.

 

 

 

 

 

 

 

 

Рисунок 3. Китайская диаспора в странах мира, 2013 г.

Составлено автором по данным OCAC и ООН.

 

 

 

 

Источники: Overseas Community Affairs Council [Электронный ресурс] URL: http://www.ocac.gov.tw. United Nations Statistics Division [Электронный ресурс] URL:  http://unstats.un.org/unsd/databases.htm

 

 

 

Литература

 

1.    Анохина Е.С. Китайские диаспоры и «новая» китайская миграция в страны Юго-Восточной Азии: научная статья // Вестник Томского государственного университета. – 2012. – №361. – С. 62–65

2.    Дятлов В.И. Диаспора: попытка определиться в термине и понятии: научная статья // Диаспора. – 1999. – №1. – С. 8

3.    Ларин А.Г. Китай и зарубежные китайцы: монография / А.Г. Ларин. – М.: ИДВ РАН, 2008.

4.    Полоскова Т.В. Современные диаспоры: внутриполитические и международные аспекты: монография / Т.В. Полоскова. – М.: Научная книга, 2002.

5.    Рыбаковский Л.Л. Миграция населения (вопросы теории): монография / Л.Л. Рыбаковский. – М.: ИСПИ РАН, 2003.

6.    Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры: научная статья // Этнографическое обозрение. – 2000. – №2. – С. 43–46

7.    Юдина Т.Н. Социология миграций: учебное пособие для вузов / Т.Н. Юдина. – М.: Академический Проект, 2006.

8.    Социально-экономическая география: понятия и термины: словарь-справочник / под ред. А.П. Горкина. – Смоленск: Ойкумена, 2013.

9.    Parker D. Chinese People in Britain: Histories, Futures and Identities. London: Makmillan Press Ltd., 1998.

10.                       Takaki R. A different mirror: A history of multicultural America. N.Y.: LB&C Ltd.,1993.

11.                       Чжунхуа Жэньминь Гунхэго гуйцяо цяо цзюань цюаньи баоху фа (Закон КНР об охране инвесторов и прав вернувшихся хуацяо и родственников – цяоцзюань) п. 2 [Электронный ресурс]  URL: http://www.chinaqw.com.cn/node2/node2796/node2883/node3179/userobject6ai3723.html

12.                       Park Y. J. Occasional paper no 24. China and Africa project Chinese migration in Africa [Электронный ресурс] URL: http://www.saiia.org.za/tag/Publications

13.                       Overseas Community Affairs Council [Электронный ресурс] URL: http://www.ocac.gov.tw

14.                       United Nations Statistics Division [Электронный ресурс] URL:  http://unstats.un.org/unsd/databases.htm

15.                       World Bank [Электронный ресурс] URL: http://data.worldbank.org/

 

 

 

 

 

 

И.С. Карабулатова

доктор филологических наук, профессор,

 академик РАЕН,

главный научный сотрудник, заведующая сектором

этнополитической, социокультурной безопасности

 и коммуникационных технологий,

Институт социально-политических исследований РАН.

 

 

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ АДАПТАЦИЯ

ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ В СОВРЕМЕННОЙ ГЕРМАНИИ КАК ФАКТОР ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОЙ

БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА

 

Современный мир ярко демонстрирует тенденцию к смешению разнородных этнокультурных элементов не только в обществе, но и в психике конкретного человека, что приводит к непрогнозируемым этноконфликтным ситуациям, росту разнообразных социальных этнических девиационных процессов, которые мы называем этносоциальными девиациями [1, с. 109; 2, с.64; 3, с. 154].

Многофакторный анализ этносоциоконфликтогенности современного мира обусловлен, на наш взгляд,  дезгармонизирующими условиями феномена глобализации в условиях мигрантоемких и/или сложных в этническом плане макрорегионов, как  например, страны Евросоюза [4, с. 34]. Поисковая система «Яндекс» по запросу «Протесты европейцев против мигрантов» дает свыше 942тыс. ответов на 03.09.2016 г. В Британии, Польше, Германии, Испании, Финляндии, Дании, Чехии и Греции радикально настроенная молодежь провела массовые демонстрации против мигрантов. Многие протесты переросли в погромы и столкновения с силами правопорядка [5]. Так, 2 сентября 2016 г. в Германии «левые» провели акции против принятия закона, регламентирующего рынок труда, в том числе, размер минимальной зарплаты для беженцев и исключение мигрантов в ЕС из системы соцобеспечения. «Около тысячи человек приняли участие в утренней блокаде Минтруда в Берлине. Во второй половине дня в городе прошли многочисленные   акции, в настоящее время на Александерплац идет митинг против грязной сделки между Турцией и ЕС в вопросе о беженцах, здесь присутствуют около 800 человек», — заявила официальный представитель движения Blockupy [6]. В феврале 2016 г. акции протеста против исламизации прошли в 14 городах Евросоюза. Организатор протестов – немецкое антиисламское движение PEGIDA (Патриотические европейцы против исламизации Запада) вместе с другими аналогичными инициативами запланировали демонстрации «против исламизации Европы» под лозунгом «Крепость Европа» [7]. Так или иначе, сам феномен ближневосточных беженцев в ЕС суггестивно отсылает европейцев к «Великому Ужасу», во времена революции ассоциировавшемуся с картинами из книги Апокалипсиса [8, с. 66].

 Миграционные процессы начала XXI века ознаменовались повышенным индексом не только внутренней, но и внешней миграции [9, с. 159; 10, с. 215], которые отражаются на языковом и социальном поведении личности мигранта [11, с. 144; 12]. Одним из наиболее важных факторов является трудовая миграция [13; 14], данный аспект особенно актуален в условиях прозрачности границ, провоцируя этнополитическую и социокультурную нестабильность государства [15].

Миграция в Германию остается весьма актуальной темой с восьмидесятых годов ХХ века,  однако особенно данная тема обострилась в связи с массовым притоком мигрантов и беженцев из стран Ближнего Востока в середине второго десятилетия ХХI века. Феномен социально-языкового поведения личности мигранта в ситуации внешней миграции в Германию заслуживает отдельного рассмотрения. Актуализирует данную проблему усиление негативного коннотата в современном электронно-информационном дискурсе освещения фактов и событий                     [16, с. 3].

В основу нашего исследования легли эмпирически собранные образцы поведения языковой личности трудового мигранта в Германии, статистика по результатам деятельности учебно-образовательного центра «Нельсен» в Северной Рейн-Вестфалии, в г.Вупперталь (Германия), официальные источники. Ни для кого не секрет, что Германия испытывала и испытывает мощные миграционные нагрузки, поэтому здесь были разработаны специальные программы по адаптации мигрантов. Первоначально эти программы были ориентированы на немцев-«возвращенцев», членов их семей, а позже, на трудовых мигрантов, не имеющих генетических связей с Германией.

Европейский союз дал возможность гражданам государств-участников активно участвовать в экономической, культурной, трудовой  жизни стран, которые подписали Шенгенское соглашение о безвизовом пространстве, данная возможность была юридически закреплена и расширена Амстердамским и Лиссабонским договорами о Европейском союзе. С 1 мая 2011 г. Германия отменила ограничения на трудовую миграцию из стран, присоединившихся к Евросоюзу в 2004 г.  В результате, только в Польше в считанные месяцы покинули страну в поисках заработков  в Германии около двух миллионов человек [17].

Стабильная экономика, рост производства и создание новых рабочих мест в Германии привлекают гастарбайтеров из различных государств. Сначала немецкое общество испытывало страх перед наплывом дешевой рабочей силы из близлежащих государств (прежде всего, Польши, Португалии, Греции, Украины, Литвы, Эстонии, Латвии). В результате в этих странах изучение немецкого языка стало приоритетным среди взрослого населения, которое имеет иммиграционные установки.

 Согласно данным официальной статистики Федерального ведомства по делам миграции и беженцев, в период с 2005 год по 2010 год на территорию Германии прибыло более 6 миллионов  гастарбайтеров, из них 38 % прибыло из стран Восточной Европы (Польша, Болгария), 26 %  из стран Западной Европы (Италия, Испания), 24 % из стран Африки (Марокко, Алжир, Конго), 12 % из Турции. Такой пестрый состав мигрантов заставляет немецкие власти взвешенно подходить к языковой и социокультурной адаптации современных трудовых мигрантов.

Первой и самой главной проблемой, с которой сталкиваются иностранные рабочие – язык принимающего государства, в нашем случае – незнание немецкого языка в том объеме, который необходим для осуществления трудовой деятельности. Перед государством встал вопрос – как определить тот минимум, который необходим для осуществления трудовой деятельность и где данный объем изучить. Учитывая ежегодно возрастающее количество мигрантов, высокий спрос на курсы изучения              

немецкого языка и не справляющиеся с потоком «народные институты»,  решение данной проблемы было поручено Федеральному ведомству по делам переселенцев и беженцев. Решение было найдено достаточно быстро, потому что в основу новой модели лег опыт работы институтов Гете, которые долгое время представляют немецкий язык, как за рубежом, так и внутри Германии. Изучив накопленный опыт, принимая во внимание рекомендации Совета Европы по изучению иностранных языков (Европейские система уровней владения иностранным языком), были запущены так называемые интеграционные курсы для иностранцев, желающих жить и работать на территории Германии. Центр «Нильсен» также ориентирован на языковую и социальную адаптацию взрослых трудовых мигрантов. После окончания обучения студенты сдают специальные экзамены, результаты которых позволяют продолжить им дальнейшую интеграцию в немецком обществе. Без наличия таких сертификатов на знание немецкого языка (уровень В1-В2) мигранты не имеют права на работу.

Интеграционные курсы относятся к так называемым проектам с «низким пороговым уровнем», то есть доступны всем, кто желает выучить немецкий язык и пользоваться им в повседневной жизни и в трудовой деятельности. Данные курсы финансируются государством, поэтому пользуются повышенным спросом среди иностранцев. Для более эффективного изучения курсы делятся на курсы для аналфабетов, общие интеграционные курсы, родительские курсы, курсы для молодежи. Для «почтовых невест», вышедших замуж за немцев и не владеющих немецким языком, на государственном уровне также открыты специальные курсы «Немецкий для мамы». На общих и молодежных курсах язык изучается в течение 600 академических часов, на родительских курсах и курсах для аналфабетов – 900 академических часов. Курсы проводятся ежедневно, кроме выходных. За один учебный месяц выдается 100 академических часов, таким образом, учеба не занимает много времени и дает возможность для мобильности. Изучение немецкого языка начинается с уровня А 1 (уровень для начинающих, низшая ступень владения языком) и заканчивается уровнем В 1, реже уровнем В 2 (уровень для продолжающих, средняя ступень владения языком). По окончании курса сдаются экзамены и выда-

ются сертификаты. За период с 2005 года услугами интеграционных курсов воспользовались  более  3 миллионов иностранцев,  каждый год число желающих возрастает на 15-20%.

По национальному составу учащиеся: 28 % турки; 10 % из стран Ближнего Востока (Сирия, Иран, Ирак);  40 % славяне (как восточные так и западные); 12 % страны Африки (из них 7 % франкофоны); 8% Западная Европа (Испания, Греция, Италия); 2 % страны Азии (Китай, Шри Ланка, Вьетнам).

Перед началом курса: аналфабеты 9%, элементарные знания (А1.1) – 85%, уровня А 2 – 6%. Первый контрольный срез после 3 месяцев обучения: уровень А1 – А2 – 94%, , уровень А2-В1 – 6%. Экзамен после 6 месяцев обучения: уровень В1-86% (при требовании Ведомства 62%), уровень А 2 – 14 %. Аналфабеты входят в это число.

Перед началом курса: количество орфографических ошибок на 30 слов письменного текста – до 60 ошибок, в середине курса: до 32 ошибок, в конце курса: до 19 ошибок.

Интонирование – интерференция родного языка на немецкий язык: в начале курса до 60%, в середине курса до 30 %, в конце курса до 25 %. Ошибки в произношении: начало курса (текст на 30 слов) – до 75 %, в середине курса до 40 %, в конце курса до 15 %.

Изучение языка на интеграционных курсах имеет очень хороший эффект. Состав учащихся является гетерогенным, основной возраст учеников от 18 до 55 лет. Не смотря на то, что ученики являются взрослыми, сложившимися и сформированными личностями, они испытывают неосознанный страх «быть отвергнутыми» в принимающем сообществе. В ходе обучения эти учащиеся прорабатывают свои психологические барьеры и страхи, что позволяет провести более успешную социокультурную адаптацию их в немецком обществе. Однако нельзя утверждать, что все находятся в равных условиях, статистика показывает что в группах,  где преподают немцы, экзамен сдают ниже минимума в 62 %, но в целом успех не зависит от национальности преподавателя. Таким образом, трансформация личности трудового мигранта в Германии затрагивает все пласты его психики. Кроме того, этот процесс относится к сознательному моделированию личности мигранта на государственном уровне, что позволяет оценивать такую работу как высокоэффективную и перспективную. Ментальная и «языковая картина современного носителя языка подвергается существенным трансформациям. Все это приводит к необходимости изменения стратегий к обществу и окружающему миру» при обучении современных мигрантов [18, с. 791], к выработке новых основ для адаптации интеграции мигрантов в контексте национальной безопасности и профилактики этнолингвоконфликтогенных ситуаций.

 

Литература

 

1.    Карабулатова И., Мкртумова И., Поливара З., Ахметова Б., Галиуллина С., Лоскутова Е., Абылкасымов Е. Протестное поведение современной российской молодежи как этносоциальная девиация в ситуации этнополитической конфликтогенности// Центральная Азия и Кавказ. 2016, Том 19. №2, с.109 – 118.

2.    Мкртумова И., Досанова А., Карабулатова И.. Нифонтов В. Коммуникационные технологии противодействия политико-религиозному терроризму как этносоциальной девиации в современном информационно-электронном обществе // Центральная Азия и Кавказ. 2016, Том 19. №2, с.63-71.

3.    Письменная Е.Е., Рязанцев С.В., Карабулатова И.С., Томайлы А.Е. Алкогольные девиации российского общества и социально-экономический кризис второго десятилетия XXI века// Социально-экономические и гуманитарно-философские проблемы современной науки. Москва: Уфа: Ростов-на-Дону, 2015, т.2, с.154-158.

4.    Карабулатова И.С. Мультилингвизм евразийской языковой личности нового типа в эпоху глобализации как геополитическая проблема //Filologicke vedomosti. 2016. № 1. С. 34-38.

5.    Погромы в Европе – граждане протестуют против мигрантов [Электронный ресурс] http://dosie.su/obshestvo/19055-pogromy-v-evrope-grazhdane-protestuyut-protiv-migrantov.html (дата обращения 03.09.2016).

6.    Десятки человек задержаны, ранены полицейские и активисты в ходе протестов в Берлине. [Электронный ресурс]. https://www.bfm.ru/news/332624  (дата обращения 03.09.2016).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В.В. Комаровский

                                                                             кандидат исторических наук

ИМЭМО РАН

им. Е.М. Примакова

 

ИММИГРАЦИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В РОССИИ: ТРАНСФОРМАЦИЯ МОДЕЛИ

 

Система миграционного регулирования в России за последние годы претерпела кардинальные изменения, призванные существенно повысить ее качество, соответствие форм и методов деятельности задачам современного этапа развития страны. Данный процесс затронул все стороны системы – от законодательства до организационной  структуры.

Отправной точкой реформирования следует считать «Концепцию государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 г.», утвержденную Президентом РФ 13.06.2012 г [4] и посвященную, прежде всего, направлениям развития внешней трудовой миграции. Данный документ включал широкий спектр направлений и целей миграционной политики, что позволило гибко откликаться на проблемы и вызовы, встающие перед страной во внутренней и внешней политике.

Поиск оптимальных ответов на разнообразные вызовы получил отражение как в динамике нормотворчества в сфере миграционной политики, выборе курса на ограничение притока нежелательных мигрантов в страну, в соответствующих изменениях организационного подхода к управлению иммиграционным регулированием (ликвидация самостоятельной службы - ФМС  и передача ее функций Министерству внутренних дел), так и в усилении борьбы с нарушениями правил пребывания иностранцев в стране.

Показательна в этом смысле динамика внесения изменений в базовый правовой акт в данной сфере – Федеральный закон от 25.07. 2002 г. № 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации":

Годы

Изменения

Годы

Изменения

2003

1

2010

7

2004

2

2011

10

2005

-

2012

6

2006

3

2013

16

2007

2

2014

14

2008

2

2015

11

2009

4

2016

2 (до 08)

Всего изменений

79

 

 

Источник:  http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=197501&fld= 134&from=173779-33&rnd=224476.6915398936640689&

 

Как видно из приведенных данных, три последних года отмечены резкой интенсификацией законотворческого процесса. Правда, при его высокой интенсивности, значительная доля принятых актов в основном содержат дополнения и изменения в действующее законодательство. Кроме того принято большое число иных нормативно-правовых актов - постановлений правительства, административных регламентов и ведомственных приказов.

При этом зачастую возникают противоречия между старыми и новыми законодательными новеллами, нестыковки, лакуны и т.п.  Именно поэтому периодически выдвигаются предложения о приведении иммиграционного законодательства в порядок, его кодификации – вплоть до создания отдельного Иммиграционного кодекса.

Центральным пунктом осуществляемой реформы стало принятие закона от 24.11.2014 г. № 357-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации» о замене системы разрешений на работу для трудовых мигрантов из безвизовых стран на патенты. Ему сопутствуют изменения и дополнения в Трудовой и Налоговый кодексы, законодательство о социальном страховании (409-ФЗ, 407-ФЗ, 368-ФЗ).

По сути, данный закон кардинально меняет всю систему иммиграционного контроля в стране. На смену системе, построенной на принципе регулирования притока и распределения иностранной рабочей силы по предварительно определенной потребности работодателей (система квот и разрешений на привлечение иностранной рабочей силы и разрешений на работу для иностранцев), пришла смешанная система, включающая подсистему патентов для трудовых мигрантов из безвизовых стран и сохранение прежнего порядка для мигрантов из визовых стран. В связи с санкциями и кризисными явлениями в экономике приток последних существенно сократился. В результате все отчетливее вырисовываются контуры системы реагирования на динамичный объем предложения иностранной рабочей силы с перспективой его дальнейшего сокращения.

Можно ли считать, что реагирование эффективней регулирования?

Первые итоги применения новой системы (до ликвидации ФМС как самостоятельного института) показали, что она нуждается в существенной доработке, в том числе и через внесение срочных изменений в нормативно-правовую базу (ФЗ от 8.03.2015 г. N 56-ФЗ "О внесении изменений в статью 13.2 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" и статью 6 Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации», Постановление Правительства РФ от 20.03.2015 г. № 257 «О Внесении изменений в Постановление Правительства РФ от 12.09.2013 г. № 800» [2,3], а также осуществления целого ряда организационных мер.

Предполагалось, что введение патентов для трудовых мигрантов позволит решить массу проблем, связанных как с коррупционными схемами при распределении квот, использованием нелегального труда мигрантов, многочисленными нарушениями иностранцами режима пребывания в стране, так и связанных с регулированием притока трудовых мигрантов, необходимых отечественной экономике. Обеспечить эти цели должно было ужесточение наказаний для нарушителей сроков и условий пребывания, введение обязательной проверки знаний русского языка, азов законодательства и истории страны, увеличение стоимости пакета документов для получения вожделенного патента и т.п., т.е. меры призванные решить сразу ряд задач – как обеспечительного, так и ограничительного                        характера.

Смещение акцентов иммиграционного регулирования, переход от прямого регулирования к реагированию предполагает и перераспределение ответственности между сторонами процесса, соразмерности их участия в соблюдении правил и норм действующей иммиграционной системы. Однако в отличие от имеющегося международного позитивного опыта повышение роли и ответственности работодателей в новом законодательстве прописано недостаточно.

Если внимательно рассмотреть современное состояние  систем иммиграционного регулирования основных принимающих стран (и не только в Европе, США и Австралии), то становится, очевидно, что они все в большей мере ориентируются на селективный отбор претендентов на въезд в страну. Это касается всех потоков традиционной трансграничной миграции (семейный, образовательный и экономический), но прежде всего трудовой.

Трудовая миграция с очевидностью превращается в основной поток внешней миграции, хотя правильнее было бы сказать - восстанавливает свое значение.

В ряде принимающих стран образовательный и семейный потоки во все большем масштабе превращаются в ее дополнения. Образовательный поток при этом рассматривается не только как дополнительный источник высококвалифицированных кадров не требующий достаточно затратных усилий по подтверждению квалификаций, но и как перспективная прибыльная индустрия по подготовке кадров для третьих стран (Великобритания, США, Австралия).

В связи с названными процессами с начала двухтысячных годов происходит планомерная трансформация институтов иммиграционного отбора:

·      усиливается роль программно целевого принципа планирования (конкретные программы, ориентированные на конкретные категории востребованных на рынке труда иностранцев),

·      происходит ужесточение требований к работодателям, привлекающим иностранную рабочую силу (ИРС) и образовательным провайдерам, принимающим иностранных студентов,

·      повышаются требования к претендентам на въезд (на основе бальной системы, тестов рынка труда, списков дефицитных профессий, зарплатных порогов для различных профессионально-квалификационных категорий).

Соответственно трансформируется и усложняется вся система механизмов отбора и отсева претендентов на въезд. (SkillSelect в Австралии, Express Entry system в Канаде, система миграционного спонсорства в Великобритании и Нидерландах).

Названные меры (и не только они) ориентированы на изменяющиеся потребности национальных экономик в различных категориях ИРС, как высококвалифицированной, так и сезонной (в агробизнесе и строительстве прежде всего). Кроме того традиционные территориальные и отраслевые предпочтения потенциальных мигрантов вступают в серьезные противоречия с потребностями регионов принимающих стран, избытком рабочих рук в отдельных сегментах экономики. Не случайно в Канаде и Австралии повышенное внимание уделяется развитию региональных иммиграционных программ для канализации притока ИРС на территории и в отрасли испытывающие недостаток квалифицированных рабочих рук (например, горнорудное производство в северо-восточных штатах Австралии). В этом же направлении действуют списки дефицитных или наоборот закрытых для привлечения профессионально-квалификационных групп.

В целом можно констатировать, что регулирование притока легальных трудовых и иных мигрантов имеет достаточно большое количество инструментов регулирования, позволяющих при необходимости и использовании адекватных поставленным задачам наборов конкретных инструментов, относительно эффективно выполнять  функции отбора и отсева тех или иных категорий иммигрантов. В условиях продолжающихся негативных тенденций на национальных рынках труда многих принимающих стран эти инструменты, их «наборы» приобретают все возрастающее значение.

Анализ практик привлечения иностранной рабочей силы в современных условиях показывает, что в их основе лежат принципы иммиграционного спонсорства – системы организации взаимодействия трех сторон - работодателей, трудовых мигрантов и государства. Эта система взаимоотношений основана на базе оптимального удовлетворения спроса национальных работодателей (и образовательных провайдеров) на рабочую силу определенного качества и количества, но только при выполнении работодателями комплекса обязанностей, необходимых для предотвращения недобросовестной конкуренции за счет использования дешевой иностранной рабочей силы и для предоставления местным  безработным и соискателям рабочих мест права на занятие открывающихся позиций.

Для осуществления данных целей используется целый комплекс мер, начиная от возможности выхода на рынок иностранных специалистов только через регистрацию в качестве  официального спонсора и внесение в соответствующий реестр (Великобритания, Австралия, Нидерланды) до получения в той или иной форме разрешения на привлечение ИРС (Канада, США, ФРГ).

В любом случае использование трудовых мигрантов обуславливается заключением трудового контракта, впечатляющим набором обязательств работодателя перед государством (легальность и добросовестность бизнеса, соблюдение норм, информирование, отчетность, ответственность за нарушения, проверки соответствия), перед работниками региона присутствия (информирование о вакансиях) и перед иностранным работником (адекватная оплата труда и соблюдение трудового законодательства).

Обязательность трудового контракта/предложения работы и его одобрение официальными органами выступает исходным моментом для начала процесса получения разрешений на привлечение персонала и на получение разрешения на работу для трудовых мигрантов.

Следует подчеркнуть, что такие же отношения распространяются на учебные заведения, привлекающие иностранных студентов и натурализованных иностранцев, намеревающихся пригласить на постоянное место жительства своих иностранных родственников.

Естественно, что обязательства компенсируются рядом привилегий (объем информации, сроки рассмотрения заявок, снижение числа проверок и т.п.). Причем в зависимости от страны данные преференции, их объемы могут существенно разниться.

Спонсорские отношения в трудовой миграции – эффективное средство удовлетворения спроса экономики и конкретных работодателей на необходимую рабочую силу, защиты интересов собственных работников от недобросовестной конкуренции.

Выполнение всех требований ведет к включению в систему иммиграционного спонсорства – обязательному  условию получения доступа к найму ИРС и набору иностранных  студентов.

В разных странах можно наблюдать  различные степени институализации: от нормативного перечня обязанностей работодателя (Канада) до Реестров спонсоров в Великобритании, Нидерландах, Австралии.

Весьма любопытна практика Австралии и Канады по созданию достаточно эффективной системы банков предложений потенциальных претендентов на работу для удовлетворения спроса работодателей в виде систем SkillSelect и Express Entry - как современной формы содействия работодателям и необходимым работникам для скорейшего удовлетворения обоюдного интереса. [1]

Как характерный пример можно рассмотреть спонсорские отношения в Австралии: для того чтобы стать утвержденным спонсором (approved sponsor) в программах трудовой иммиграции и временной занятости: Employer Nomination Scheme visa (subclass 186) и Regional Sponsored Migration Scheme visa (subclass 187), Temporary Work (Skilled) visa (subclass 457) работодатель должен:

·      представить данные о  своей деятельности, об отсутствии претензий к компании и нарушений законодательства.

·      продемонстрировать заинтересованность в местном персонале и отсутствии дискриминации иностранцев.

·      Участвовать в развитии профессиональной подготовки австралийцев (взносы на профподготовку и план найма).

Существуют 2 пути спонсорства:

1. стать стандартным бизнес-спонсором (standard business sponsor) (subclass 457) сроком до 5 лет.

2. Заключить трудовое соглашение с Правительством.

В других странах используются как более артикулированные (Великобритания), так и менее структурированные системы иммиграционного спонсорства (США). Тем не менее, использование тех или иных инструментов удовлетворения спроса и предложения на рынке труда иностранной рабочей силы можно считать надежным показателем существования данной системы:

·      Разрешение на привлечение ИРС (не везде)

·      Разрешение на работу  либо разрешение на работу и пребывание (Единое)

·      В Едином разрешении, как правило, указан работодатель и вид деятельности/профессия и условия ее осуществления. Переход к другому работодателю затруднен рядом требований к работнику.

·      Ходатайство на получение разрешения - обычно работодатель в отдельных случаях сам работник

·      Проверка соответствия нормативным требованиям

·      Проект трудового контракта либо авторизованное предложение занятости

·      Тест рынка труда/Проверка наличия местных подходящих претендентов

·      Списки дефицитных или закрытых для приема профессий

·      Зарплатный порог

·      Бальные системы отсечения, регулирование процесса рассмотрения, очередность

·      Квоты и предельные  нормы

·      Регистрационные сборы разного рода

Данные практики сформировались благодаря длительному периоду поиска наиболее оптимальных форм балансировки интересов всех сторон взаимодействия на рынке труда ИРС. В зависимости от конкретных ситуаций на национальных рынках труда использование форм спонсорства может актуализироваться или отступать на второй план как в периоды активного экономического роста. Тем не менее, данный феномен был и остается краеугольным камнем регулирования потоков трансграничной миграции, позволяющим гибко реагировать на изменения рыночной конъюнктуры.

Именно поэтому данная практика могла бы быть полезной и в меняющемся поле российской иммиграционной модели. Тем более, что она способна приносить соответствующий доход за счет различных сборов и платежей с работодателей, естественно в разумных пределах. И этим она существенно превосходит формирующуюся отечественную модель. Система, ориентированная на сокращение притока ИРС, но финансируемая за счет платы за патенты трудовыми мигрантами при сокращении предложения труда - будет стремиться увеличивать соответствующие платежи, тем самым подрубая свой собственный сук.

У формирующейся системы существует еще один потенциальный изъян. Можно прогнозировать, что использование принципа реагирования, подкрепляемое интересами пополнения региональных бюджетов за счет продажи миграционных патентов в перспективе приведет только к усугублению проблемы локализации масс безвизовых мигрантов в основных регионах их притяжения (столичная агломерация и мегаполисы). Это, как правило, ведет к росту нелегального присутствия иностранцев в данных регионах и, что более существенно, - не позволяет переориентировать потоки трудовых мигрантов на менее привлекательные с точки зрения мигрантов регионы, заинтересованные в притоке ИРС. Практика региональных программ привлечения ИРС в Австралии и Канаде достаточно наглядно эти процессы иллюстрируют.

Каким путем пойдет развитие  российской системы  миграционного регулирования предсказать весьма затруднительно. Однако при любом повороте желательно использовать реальный опыт основных принимающих стран, а не заимствовать бессистемно отдельные, подчас случайные инструменты.

 

Литература

 

1.    Комаровский В. Трансформация национальных систем иммиграционного отбора в условиях структурного кризиса. В сб.: Транснациональные миграции и современные государства в условиях экономической турбулентности. РАНХи ГС. М.: Издательский дом «Дело», 2016.

2.    URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?base=LAW;n=176994;req=doc .

3.    URL: http://ivo.garant.ru/document?id=70785198&byPara=1&sub=22

4.    URL: http://www.kremlin.ru/news/15635 (дата обращения: 30.03.2015).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О.Ю. Кузнецова

ГУУ (г. Москва)

победитель конкурса

на лучшую научную работу

в области миграции среди

студентов, проведенного

АНО «Институт миграции и межнациональных отношений»

 

 

МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ:

АНАЛИЗ МИГРАЦИОННОЙ СИТУАЦИИ

 

За последние 4 года отмечается тенденция к увеличению въезда на территорию Российской Федерации, так и Московской области иностранных граждан. В 2014 году въезд мигрантов в область стабилизировался, однако, миграционные процессы по-прежнему оказывают большое влияние на экономику и этнические процессы в данном регионе. В данной статье представлен анализ миграционной ситуации в Московской области, количественные и качественные показатели потока иностранных граждан.

Московская область, как объект исследования миграционных процессов, происходящих на ее территории, представляет большой интерес, как с точки зрения количества и целей приезда, так и национального состава пребывающих мигрантов. В основе исследования был положен формализованный анализ документов: Выступления руководства и публикации официальных представителей Управления, статистические  данные УФМС России по Московской области за 2014 г.

По объему потока Московская область занимает второе место по ЦФО, после г. Москвы. За 12 месяцев 2014 г. на миграционный учет было поставлено 1247553 ИГ и ЛБГ, что превышает показатель АППГ на 9,8%. Поток иностранных граждан в данном регионе составляет 17% от среднегодовой численности постоянного населения, которая составила 7133620 чел.

 

 

 

Приток мигрантов в Московскую область обусловлен, в первую очередь, динамичным развитием экономики региона, наличием крупных объектов производства, торговли, активным строительством, и соответственно наличием рабочих мест.

Основную часть пребывающих мигрантов (более 65%) составляют трудоспособные лица в возрасте от 18 до 39 лет.

По странам исхода на территорию Московской области наибольшее количество иностранных граждан прибывает из стран с безвизовым порядком въезда, это бывшие советские республики: Узбекистан, Таджикистан, Украина, Молдова, Армения, Киргизия и другие. Из визовых стран приезжает порядка 7-8% от общего числа иностранцев.

По оценкам экспертам 90% иностранных граждан въезжает на территорию области, чтобы найти работу. Большинство  занято в строительстве, на втором месте –  промышленность и сфера услуг, меньше занято в сельском хозяйстве. По профессиям это разнорабочие, подсобные рабочие, каменщики, бетонщики, вязальщики арматуры. 

По сравнению с другими субъектами Московская область отличается ведением активного строительства в частном секторе. Анализ поставленных на миграционный учет иностранных граждан свидетельствует, что у физических лиц поставлено до 60% от общего количества пребывающих в регионе мигрантов, которые впоследствии оформляют патенты. По оформленным патентам на работу Московская область является лидером среди субъектов РФ. За 2014 г. в области было оформлено               375 тыс.  патентов, а в бюджет Московской области  от уплаты налогов за патенты поступило порядка 1,5млрд рублей[2].

Едут работать в Подмосковье и высококвалифицированные специалисты из-за рубежа. Требования к этим категориям предъявляются очень высокие. В основном это гендиректоры, фитнес-тренеры, массажисты, спортсмены.

Большое количество иностранных граждан влияет на социальный климат в обществе. Так, в адрес Управления ФМС России по Московской поступает множество жалоб и обращений от жителей и организаций, недовольных обилием мигрантов. В целях снижения социальной напряженности и, главное, защиты рынка труда Управлением осуществляется мониторинг мест массового пребывания и осуществления трудовой деятельности иностранных граждан.

На основе мониторинга определяются муниципальные образования с наиболее сложной миграционной обстановкой и требующие повышенного контроля со стороны органов власти, основные из них: Балашиха, Долгопрудный, Котельники, Красногорск, Лосино-Петровский, Мытищи, Наро-Фоминск, Подольск, Раменское, Руза, Химки, Зарайск, Одинцово.

По оценкам экспертов, в среднем в экономике Московской области нелегально работает до 300 тысяч трудовых мигрантов. В 2014 году были проведены  широкомасштабные проверочные мероприятия по всей области с привлечением сотрудников иммиграционного контроля из Центрального федерального округа России. По результатам данных мероприятий только за неделю были вынесены более тысячи судебных решений о выдворении мигрантов-нарушителей с территории области, наложено штрафов более чем на 116 миллионов рублей (за год в среднем                1 млрд рублей), из них было оплачено порядка 20 миллионов.

Всего же за 2014 г. на территории Московской области было выявлено 184304 административных правонарушений в сфере миграции. Судами Московской области принято решений о выдворении в административном порядке за пределы Российской Федерации в отношении 40164 ИГ и ЛБГ. Направлено в компетентные органы представлений о закрытии въезда в отношении 222278 ИГ и ЛБГ, нарушающих российское законодательство.

Анализ данных показывает, что каждый седьмой мигрант на территории Подмосковья – незаконно пребывающий, а каждый третий – незаконно работающий.

Вместе с тем тенденции к росту преступности среди мигрантов на территории Подмосковья не наблюдается. По материалам сотрудников Управления в ГУ МВД России по Московской области за 2014 г. направлено 2629 материалов для возбуждения уголовных дел в отношении иностранных граждан, из них за организацию незаконной миграции по ст. 322.1 УК РФ – 339. Порядка половины преступлений связаны с использованием поддельных документов – миграционной карты, документов о постановке на миграционный учет и разрешений на работу, медицинских книжек. Тяжкие преступления – в частности, разбои – составляют порядка 10% от совершенных мигрантами преступлений. Роста по ним так же не наблюдается.

Миграционное движение, происходящее на территории Московской области, непосредственно связано с этническими процессами в данном субъекте. О национальном составе региона можно говорить, исходя из данных Всероссийской переписи населения России 2010 г.  Согласно ним, большинство населения области назвали себя русскими (6202 тыс. чел.); вторая по численности населения национальность – украинцы (119,4 тыс. чел.), на третьем месте – татары (56,2 тыс. чел.).

За последние годы в наибольшей степени (в полтора раза и более) увеличилось  количество узбеков (более чем в шесть раз), таджиков (в пять раз), а также молдаван,  армян  и азербайджанцев.

Относительно других субъектов РФ, Московская область - регион со средней степенью межэтнической напряженности. Характерной чертой многих конфликтов в Московской области является их идентичность конфликтам в Москве. В то же время напряженность в Подмосковье часто носит латентный или малозаметный характер. Угроза массовых столкновений на территории субъекта низка, однако, возможны проявления единичных случаев насилия на почве национальной вражды, которые имеют серьезный резонанс и провоцируют массовые ненасильственные выступления в обществе.

Таким  образом, миграционную ситуацию в Московской области можно охарактеризовать как относительно стабильную. За прошедший год были предприняты большие шаги в области преодоления бюрократизации возможности законно работать на территории РФ, и, в частности, Московской области. Был отменен механизм квотирования для граждан из безвизовых стран, и теперь мигрантам дана возможность получить документ, дающий право на работу в виде патента. Данные меры не только не привели к неконтролируемому притоку мигрантов, но и, напротив, действия Управления ФМС и ГУ МВД России по Московской области позволили стабилизировать их численность. Постоянный мониторинг муниципальных образований защищает рынок труда в области, уменьшает количество нелегальных мигрантов и поддерживает бесконфликтные межэтнические отношения между населением и иностранными гражданами, находящимися на территории области.

 

Литература

 

1.    Доклад начальника Управления ФМС России по Московской области Молодиевского О.А. на совместном заседании Правительства Московской области и Управления ФМС России по Московской области на тему: "О состоянии миграционной обстановки на территории Московской области"

2.    См. подробнее: Интервью начальника УФМС России по Московской области Олега Молодиевского телеканалу «360° Подмосковье». «Мигранты», 11 февраля 2015 г.

3.    Интервью руководителя ФМС России Константина Ромодановского ИА "ТАСС", 18 марта 2015 г.

4.    Волох В.А., Куценко Т.И. Трудовая миграция: учебное пособие//- М., ГУУ, 2014.

5.    Волох В.А. Миграционная политика: концептуальный подход // Политика и Общество. – 2012. – № 4. – С. 104-107.

6.    Сайт УФМС России по Московской области http://fmsmo.ru/

7.    Результаты деятельности УФМС России по Московской области за 12 месяцев 2014 годаhttp://fmsmo.ru/ufms_rossii_po_mo/ statistika_upravleniya

8.    Волох В.А., Суворова В.А. Концепция государственной миграционной политики России – основа миграционной безопасности страны // NB: Национальная безопасность. - 2013. - 3. - C. 1 - 16. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.3.713. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_713.html

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В.Ю. Леденёва

доктор социологических наук,

заведующий кафедрой

конфликтологии и миграционной

 безопасности

ИПиНБ  РАНХиГС                                                                    при Президенте РФ

 

 

РЕШЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАДАЧ

 В СФЕРЕ МИГРАЦИИ

 

В июне 2012 года была принята Концепция государственной миграционной политики до 2025 года.

Концепция, непосредственно нацелена на экономический рост и увеличение населения страны. Стержневым положением Концепции можно считать утверждение, что «привлечение иностранных работников … в соответствии с потребностями российской экономики является необходимостью для ее дальнейшего поступательного развития».

План мероприятий по реализации в 2012 - 2015 годах (первый этап) утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 августа 2012 г. № 1502-р состоит из трёх разделов: нормативно-правовое обеспечение реализации Концепции, вопросы организационного, информационно-аналитического и научного обеспечения, а также международного сотрудничества.

Для достижения целей в рамках первого этапа предполагалось: создать центры содействия иммиграции в России и медицинского освидетельствования иммигрантов, как в России, так и за рубежом; инфраструктуру для проживания трудовых мигрантов на основе государственно-частного партнерства; создать инфраструктуру для интеграции и адаптации трудовых мигрантов, включая центры информационной и правовой поддержки, курсы изучения языка, истории и культуры России; обеспечить проведение выборочных исследований по вопросам внутренней и международной миграции.

Пока кроме создания в 2013-2015 годах пилотных центров по адаптации мигрантов в ряде регионов центральной части страны (Тамбовская и Оренбургская области, Республика Коми и др.), а также малоэффективных курсов (более 300) по изучению русского языка в России, практически ничего системного не предпринимается. Нет четкого понимания адаптационной политики в зависимости от категории мигрантов (прибывших на постоянное местожительство, приезд высококвалифицированных специалистов на длительное время в сопровождении семьи, сезонные, временные, трудовые и пр.), не проработаны оптимальные в отношении их них научно-обоснованные управленческие подходы.

Однако в связи введением патентов актуальность в таких центрах отпала. Как показывает практика, они не заполнены там, где они созданы. При этом их создание и содержание обходится государству в немалые деньги. Например, создание пилотного центра в Тамбовской области обошлось около 200 млн рублей.

В соответствии с подпунктом «а» пункта 23 Концепции, предусматривающим создание условий и стимулов для переселения в Российскую Федерацию на постоянное место жительства соотечественников, проживающих за рубежом, эмигрантов и отдельных категорий иностранных граждан в 2013 году была принята новая редакция Государственной программы добровольного переселения соотечественников, которая стала бессрочной и учла устранение многих административных барьеров, препятствующих успешной реализации первой программы 2006 года.

Число регионов вселения – субъектов Российской Федерации – возросло с 38 до 54, при этом расширено понятие территории вселения, к которой относится теперь вся территория региона, а не только какая- то его часть, уменьшен НДФЛ с 30% до 13%, расширен круг членов семьи участников Госпрограммы, отсутствует привязка переселенца к конкретному рабочему месту. По данным ФМС, в 2015 году принято 114 348 (+26,6%) заявлений об участии в Государственной программе, оформлено 104 785 свидетельств участника Государственной программы.

Вместе с тем, задача Программы – создание условий для беспрепятственного получения российского гражданства и придания ей статуса репатриационной программы, что способствовало бы значительному облегчению получения переселяющимися соотечественниками российского гражданства, – также не решена. Новая программа не содержит конкретных показателей по переселению соотечественников, что затрудняет оценку ее эффективности. Затянута разработка и согласование региональных программ переселения – ей воспользовались более 36,8 тыс. человек.

В целях содействия обеспечению потребности экономики Российской Федерации в рабочей силе Концепцией (раздел 24 подпункт «б») предусматривается создание эффективных механизмов оценки потребности в иностранной рабочей силе с учетом перспектив развития экономики и национального рынка труда. Однако эта потребность, по-прежнему, определяется на основе заявок работодателей в органы службы занятости об имеющихся у них вакансиях.

В настоящее время в стране не создано эффективных механизмов оценки потребности в иностранной рабочей силе с учетом перспектив развития экономики и национального рынка труда, в том числе в его региональном разрезе.

Предусмотренный Концепцией принцип (пункт 22 подпункт «ж») – дифференцированный подход к регулированию миграционных потоков в зависимости от целей и сроков пребывания, социально-демографических и профессионально-квалификационных характеристик мигрантов – не разрабатывается и не осуществляется для привлечения на российский рынок труда работников наиболее востребованных специальностей. Их дефицит остро ощущается в отраслях реальной экономики. Дифференциация коснулась только региональных различий в размере оплаты патентов.

Стихийность миграционных потоков, проявляется в том, что подавляющая часть мигрантов сосредоточена в 5 субъектах России – Москва и Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область, Свердловская область. Основными причинами такой ситуации являются в основном 2 фактора: отсутствие оценки потребности регионов в рабочей силе, в том числе иностранной, а также недостаточная работа с государствами - ведущими поставщиками иностранной рабочей силы на российский рынок труда. В условиях отсутствия потребности в рабочей силе, в том числе и иностранной, не представляется возможным регулировать миграционные потоки как по количественному, так и по качественному составу. Кроме того, в государствах-поставщиках иностранной рабочей силы на российский рынок труда, практически отсутствует информация о потребности российских регионов в иностранной рабочей силе, доступная в режиме on-line.

 

Следующая проблема - неподготовленность мигрантов к работе в России. С 2015 года трудовые мигранты из государств СНГ с безвизовым порядком въезда в Россию для получения патента должны сдавать экзамены на знание русского языка, истории и основ законодательства. Однако многие из них покупают соответствующие сертификаты и как не знали русского языка, так его и не знают. Кроме того, в последние годы происходит омоложение потока трудовых мигрантов из государств СНГ. И, к сожалению, молодежь, окончившая школу, не владеет русским языком, не знакома с обычаями и традициями народов России и не имеет никакой профессии, специальности. В связи с этим целесообразно привлекать трудовых мигрантов в Россию к организации курсов по изучению русского языка, истории России и обычаев и традиций российского населения на родине трудовых мигрантов. Также необходимо уделять больше внимания и профессиональной подготовке трудовых мигрантов, как в государствах их постоянного проживания, так и на территории России.

Можно использовать опыт Франции, которая огромное влияние уделяет изучению французского языка.   

1) изучение французского под эгидой Национального агентства по вопросам приема иностранных граждан и миграции (Agence National de l’Accueil des Étrangers et de Migrations, ANAEM). Служба по интеграции и иммиграции обеспечивает два типа лингвистического образования для иностранцев: планируемая языковая подготовка, в случае необходимости, и  в рамках основного интеграционного контракта, который подписывают мигранты неевропейского происхождения.

    2) Изучение французского языка на социолингвистических семинарах при поддержке департамента приема и сопровождения иммигрантов. Социолингвистические семинары финансируются за счет департамента приема и сопровождения иммигрантов Министерства внутренних дел. Социолингвистические семинары проводятся в основном районными ассоциациями и способствуют поддержке или  восстановлению социальных связей в жилых округах. Они предлагают персонализированный курс французского языка.

3) Программа «открываем школу для родителей, чтобы успешно интегрироваться» также предлагает возможности обучения. Для того чтобы позволить родителям детей иностранцев (неевропейского происхождения) улучшить знание французского языка и познакомить с образовательным сектором. Родителям-иммигрантам предлагается бесплатное обучение французскому языку  в школах, где обучаются их дети, для того, чтобы они могли лучше владеть французским языком и разбираться в школьной системе, правах и обязанностях учеников и родителей.

4) Изучение французского языка на рабочем месте. Языковые курсы, способствующие интеграции путем профессиональной квалификации. Мигранты могут получить квалификацию в счет заработной платы или в рамках профессионального образования в случае, если они являются соискателями. Данный курс интеграции мигрантов требует деятельности профессиональных организаций, помогающих мигрантам обеспечить доступ к рынку труда. Программа «Французский язык – язык интеграции» призвана обеспечить изучение французского языка для взрослых иммигрантов, для которых  французский язык не является родным языком. Это обучение направлено на решение практических проблем, с которыми сталкиваются иммигранты во Франции: повседневные дела, поиск работы, сопровождение детей в школу, участие в жизни общества.

Возвращаясь к миграционной политике России, отметим, что существует проблема нарушения системного подхода при формировании миграционного законодательства, которая проявляется в том, что отдельные юридические нормы не встраиваются в единую систему правового регулирования. Они не дополняют систему правового регулирования, и  «это приводит к  значительному  «пересечению» в  правовом  регулировании различных правовых актов, относящихся к сфере миграционного законодательства».

Оценивая современное состояние миграционного законодательства с учетом правоприменительной практики, в том числе и судебной, необходимо проведение основательного мониторинга правоприменения с привлечением специалистов – представителей научных учреждений и образовательных организаций в сфере миграции.

В тоже время очевиден разрыв между целями Концепции и реалиями сегодняшнего дня, что свидетельствует об отсутствии четкого стратегического содержания в миграционной политике всех уровней власти.

В целом, реализация первого этапа Концепции позволила, во-первых, придать большую системность миграционной политике; во-вторых, провести существенное обновление нормативной правовой базы; в-третьих, усилить дифференцированный подход к разным категориям мигрантов; в-четвертых, обеспечить формирование миграционных каналов для иностранных работников и ужесточение требований к мигрантам при получении легального статуса.

 

 

Рекомендации

1.    Изменить парадигму миграционной политики, сменив акценты с правового статуса мигранта на его активное участие в социально-экономическом развитии России. Миграционная политика не должна следовать ужесточению законодательных норм, а должна стимулировать осуществление мигрантами работы в легальном поле и своевременный выезд с территории России по завершении трудовой деятельности.

2.    В целях обеспечения прав трудовых мигрантов создать институт миграционных судов, куда мог бы обратиться любой мигрант, не зависимо от его правового статуса.

3.    Проводить ежегодные социологические исследования о том, чем мотивируется миграция со стороны мигрантов и работодателей, как они и чиновники, так или иначе вовлечённые в процессы регулирования миграции, её оценивают, как её оценивают жители регионов, городов и районов, в которые направлена миграция, и которые являются источниками миграции (последнее, в первую очередь, на территории России).

4.    На основе государственной статистики, анализа открытых данных органов власти и социологических исследований формировать и публиковать ежегодный независимый доклад по миграции в России.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Н.П. Науменко

(Оренбург)

член Общественной Палаты

Российской Федерации,

первый заместитель председателя

Общественной палаты  Оренбургской области

 

 

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ

В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ.

 НА ПРИМЕРЕ ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Оренбуржье – приграничный регион, специфичный своей многонациональностью и поликонфессиональностью. На территории нашей области проживают 126 этнических общностей.

Так же на Оренбургскую область приходится самый протяжённый участок российско-казахстанской границы, составляющий 1876 километров. Оренбуржье граничит с Западно-Казахстанской, Актюбинской и Костанайской областями Республики Казахстан. В области 12 приграничных районов (Адамовский, Акбулакский, Гайский, Домбаровский, Кувандыкский, Беляевский, Соль-Илецкий, Илекский,  Ташлинский, Первомайский, Светлинский, Ясненский) и 2 города (Орск и Новотроицк). На долю приграничных территорий региона приходится 38% населения области.

Через пункты пропуска оренбургского участка российско-казахстанской границы только в прошлом году въехало и выехало более двух с половиной млн. человек.

Тема миграции сегодня - чрезвычайно значимый и резонансный вопрос в жизни не только нашей области, государства, но и в целом современного мира. Стало очевидным, что если решению накопившихся миграционных проблем не уделять должного системного и своевременного внимания, подкрепленного реализацией конкретных мер, если «забалтывать» или попросту замалчивать данную тематику, то, как показывает опыт и мировая практика, это может привести к самым негативным последствиям.

В Оренбургской области миграционная ситуация характеризуется как прогнозируемая, однако требующая постоянного контроля и внимания. Прежде всего, сохраняется тенденция к увеличению транзитного миграционного потока из стран Средней Азии через территорию региона.

Иностранцы, прибывающие на территорию области, в основном являются гражданами Узбекистана, а также Казахстана и Таджикистана.

Консолидированная позиция региональных органов власти и правоохранительных структур: дать возможность иностранным гражданам пребывать, проживать, учиться и трудиться на территории области только при условии строгого соблюдения ими законодательства Российской Федерации и недопущения правонарушений.

В целом межнациональные отношения на территории Оренбургской области можно охарактеризовать как относительно стабильные. Благодаря конструктивной совместной деятельности органов государственной власти, местного самоуправления, правоохранительных органов, общественных институтов удается избежать серьезных потрясений и конфликтных ситуаций на этнической основе.

Но социологические опросы, проводимые в последние годы на территории области, отражают опасения некоторых оренбуржцев, связанные с угрозой террористических актов, усилением наркомании, преступности, безработицей. Весь этот перечень увязывается с миграцией.

Среди факторов, влияющих на состояние межнациональных отношений в полиэтничном регионе, 31% опрошенных называют неуважительное, порой вызывающее поведение приезжих иммигрантов, а 21% полагают, что стало тяжело жить, и многие пытаются найти виновных в приезжих.  9% – отмечают рост националистических настроений в обществе. Но 12% опрошенных признались, что их беспокоит ситуация, создаваемая мигрантами, а 20% респондентов отметили увеличение нерусского населения области. Отсюда и социальная напряжённость взаимоотношений населения с этническими мигрантами.

И, естественно, ксенофобия проецируется на представителей мигрантов, нетрадиционных для нашей местности меньшинств. Оренбуржцы полагают, что мигрантов много. Действительно в постсоветские годы миграционные процессы способствовали и изменению этнической структуры населения Оренбургской области, увеличению числа этнических общностей.

Как же происходит интеграция новых этнических групп в оренбургский социум? Этот процесс проходит медленно, нередко наблюдается сегрегация, хотя это, как правило, не относится к тем же выходцам с Кавказа или из стран Центральной Азии, которые приехали в регион 30–40 лет назад. Основные проблемы социальной и культурной адаптации связаны с положением в регионе «новожителей».

Если для «старожителей» характерно на первом месте выражение гражданской идентичности «мы россияне», то для «новожителей» – преобладает этническая идентичность. Стремление консолидироваться в рамках, так называемых диаспор, а точнее землячеств, формальных и неформальных сообществ – способствует созданию некой «кавказской», «азиатской» этнокультурной среды, которая частично компенсирует прибывшим дефицит социальных контактов.

Сразу оговоримся, совершенно неправильным было бы причины проявления ксенофобии, националистических проявлений и расовых выходок сводить только к иммиграционным процессам. Тем не менее, сегодня миграция в России – конфликтогенный фактор.

 Поэтому проведение целенаправленной этнокультурной политики - одна из главных совместных задач органов государственной власти и институтов гражданского общества.

Часто говорят о рисках, связанных с миграцией. Сразу отметим, что риски связанные с мигрантами – проблемы здоровья, санитарии, сбыта наркотиков – «это система рисков на порядок ниже, чем позитивные перемены, блага и услуги, которые дают мигранты».

Несомненно, мигранты нужны стране, регионам. Почему? Во-первых, по той причине, что переломить негативные тенденции сокращения численности населения России в обозримом будущем не удастся. Процессы депопуляции (сокращение численности коренного населения) начались в 1992 г. За эти годы Россия потеряла более 13 млн. человек. Но на более чем 6,5 млн. человек это потери были компенсированы миграцией.

По прогнозу Федеральной службы статистики, в 2011–2030 гг. население РФ сократится по «среднему варианту» на 2,7 млн. человек. Особенно значимо сокращение трудовых ресурсов: численность населения в трудоспособном возрасте в этот период сократится намного больше – на 11,2 млн человек. Это около 15% занятых сегодня в экономике России. (Причём в этих расчётах уже учтена значительная иммиграция, существенно превышающая современную: сальдо иммиграционного прироста составит 7,5 млн человек).

В России предстоит ещё многое сделать совместными усилиями власти и институтов гражданского общества для продуманной, планомерной государственной национальной политики, успешной интеграции иммигрантов в российский социум.

 В этих целях необходимо решить ещё одну из важнейших проблем российского общества – сформировать гражданскую российскую нацию.

В пользу российской нации выступает и руководство страны. Именно в Указе Президента РФ Путина В. В. «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации до 2025 года» ставится целью «упрочение общероссийского гражданского самосознания и духовной общности многонационального народа Российской Федерации (российской нации)».

Результаты социологических исследований, проведенные в                      2014-15 гг. в регионах Приволжского, Южного, Северо-Кавказского федеральных округов, свидетельствуют о том, что среди опрошенных превалирует гражданская идентичность «я россиянин», а уже потом, в незначительной мере – региональная и этническая идентичности.

Хочу ещё раз напомнить  о необходимости внесения изменений в Конституцию РФ в части идеологии. Государству необходим комплекс идей, на которые оно должно опираться независимо от партийной принадлежности или политических воззрений, идей патриотического воспитания, духовного и культурного развития. Нужна идеология сохранения исторической памяти, воспитания чувства гордости за свою страну, свой многонациональный народ, убеждённости в том, что быть её гражданином - большая честь и высокая ответственность за судьбу Отечества.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                                   

 

 

 

 

 

      

 

 М.Д. Ноха

Исполнительный директор

Фонда науки и образования,

Аттестованный консультант

 по налогам и сборам

 

 

ТРУДОВЫЕ МИГРАНТЫ:

ПАТЕНТЫ, НАЛОГИ, КОНТРОЛЬ

 

Ознакомившись с решением Научно-экспертного совета при  Председателе Совета Федерации Федерального Собрания РФ на тему «Проблемы миграции внутри и вокруг России» от  1 декабря 2015 г. следует отметить ряд позитивных сдвигов, намеченных по решению проблем, связанных с упорядочением миграционных  процессов, их прозрачности, противодействием нелегальной миграции и связанными с ней негативными явлениями.

В решении Научно-экспертного совета намечено ряд мер, связанных с упрощением осуществления трудовой деятельности внешними трудовыми мигрантами.

Так, предлагается рассмотреть возможность и целесообразность:

-      осуществления гражданами стран – участниц ЕАЭС  (справочно: в ЕАЭС входят  5 стран: Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения, Кыргыстан) трудовой деятельности в России без разрешительных документов;

-      осуществления иностранными гражданами трудовой деятельности на основании патента на территории нескольких субъектов РФ;

-      разработки  проекта федерального закона о деятельности частных агентств занятости;

-      и  т.д.

Хотелось бы остановиться на отдельных  направлениях по решению этих проблем, в частности, связанных с большими объемами нелегальной миграции и ее последствиями.

 В России государственный контроль в сфере миграции осуществляется со стороны ряда министерств и ведомств, которые наделены соответствующими полномочиями в сфере контроля и надзора по различным направлениям деятельности. При этом каждый  административный орган, выполняя свои контрольные и надзорные функции в этой сфере, осуществляет ведение информационных ресурсов, сведения которых подлежат    межведомственному обмену, либо в соответствии с законодательством РФ, либо на основании соглашений, в том числе международных.

Между тем, повышение  эффективности администрирования за налогообложением доходов иностранных граждан, осуществляющих свою трудовую и предпринимательскую деятельность в России, напрямую зависит от согласованных действий этих государственных органов, оперативного обмена информацией, а также рационального использования  трудовых и материальных ресурсов, задействованных в этом процессе.

Как один из способов решения проблем в настоящее время декларируется «совершенствование системы государственного контроля» въезда и пребывания  иностранных граждан на территории России. При этом сама система контроля, уж если и не отсутствует, то далека от совершенства, о чем свидетельствуют объемы теневой миграции, отрицательно влияющие на все стороны жизни (экономические, фискальные, социальные, криминогенные и др.).

Как было отмечено в статье Сулейманова Д.Н. – директора Налогового института РосНОУ «Программно-целевая Модель адаптации и интеграции вынужденных мигрантов»[14], размещенной на сайте Фонда науки и образования, предлагается рассмотреть  вопрос о введении единого для всех видов учета в РФ (миграционного, налогового, социального) «Идентификационного номера иностранного лица» (далее – ИНИФЛ), который будет присваиваться автоматически на основе данных (сведений) специальной анкеты (по типу миграционной карты). Процедура присвоения ИНИФЛ не вызовет особых затрат и сложностей.

В указанной анкете обязательно должна быть специальная отметка пограничного органа «Въезд осуществлен» (номерная печать пограничника), оригинал этой Анкеты со специальной отметкой пограничника сдается в пункт пограничного контроля,  который при обработке Анкет автоматически присваивает  ИНИФЛ и выдает пластиковую карту с чипом. В эту карту в дальнейшем могут загружаться различные идентифицирующие данные (фото, радужка зрачка глаза и т.п.). Одновременно  все данные из Анкеты загружаются в базу Единого государственного реестра иностранных физических лиц (ЕГРИФЛ), ведение которого целесообразно закрепить за Федеральной налоговой службой. К базе ЕГРИФЛ должны быть подключены органы ФМС России для осуществления  полномочий миграционного контроля, а также другие органы для осуществления своих полномочий в сфере учета и контроля иностранных граждан.

До минования надобности Анкета (копия - второй экземпляр) с отметкой пограничного органа и присвоенным ИНИФЛ и пластиковая карточка хранятся у иностранного гражданина.

Таким образом,  это будет действенный механизм контроля, который в момент физического пересечения российской границы в пунктах  пограничного пропуска начинает действовать как «сигнальная лампочка» на всем  протяжении времени нахождения (пребывания) иностранного гражданина в Российской Федерации.

По мнению Анны Саяпиной – специалиста Фонда науки и образования,  можно будет рассматривать решение еще одной задачи: совершенствование практики  организации трудовой деятельности мигрантов на основе патентов, в том числе  возможность осуществления иностранными гражданами трудовой деятельности на основании патента на территории нескольких субъектов РФ.

Однако  последнее будет нелегко осуществить, поскольку  доход от патентов поступает в региональные бюджеты. И регионы вряд ли найдут компромисс по распределению этих доходов, поскольку действующая система построена на авансовых платежах, размер которых зависит от региональных коэффициентов, отражающих региональные особенности труда в каждом регионе РФ (например, в г. Москве – на 2016 г.  авансовый платеж  установлен в размере – 4200 руб., а в Московской области – 4000 руб., во Владимирской  области – 3000 руб., в Костромской области – 2485,4 руб., В Ямало-Ненецком АО – 7412,5 руб.).

Обсуждение выше обозначенных проблем и вопросов целесообразно инициировать на конференциях, которые рекомендовал провести  Научно-экспертный совет во всех регионах РФ, значимость  которых  подтверждается особым контролем за  их выполнением  Первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации  И.И. Шуваловым. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А.А. Ормонова

кандидат исторических наук

 

ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ

КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫХ

 ОТНОШЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ И КИРГИЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ)

 

С распадом СССР миграционные процессы в России прошли сложный первоначальный этап трансформаций. Основная масса людей из всех постсоветских стран устремилась в Россию, которая первые десять лет играла функцию общего дома для вынужденных мигрантов, независимо от их национальности. Только Россия приняла из стран бывшего Советского Союза с 1992 по 2007 гг. более 12 млн. иммигрантов, из них официально устроилось на работу почти 4 млн. чел.[15]. Проведенные границы между союзными республиками в годы советской власти во многих случаях рассекли целостные этнокультурные и хозяйственные регионы, а миграционные потоки советского времени резко усилили мозаичность этнического расселения[16]. Можно согласиться с мнением социолога, доктора философских наук А. Дмитриева, что «миграция, как правило, порождает негативные тенденции в развитии межнациональных отношений, связанных с тем, что этнические общности неизбежно начинают конкурировать между собой в областях занятости, проживания и общения»[17].

Трудовая миграция, особенно нелегальная из государств СНГ и целого ряда других стран создала для Российской Федерации после распада СССР множество весьма сложных и тяжелых политических, экономических, социальных проблем. Масштабность этих проблем весьма убедительно охарактеризовал заместитель министра внутренних дел Российской Федерации, директор Федеральной миграционной службы Министерства внутренних дел Российской Федерации[18] А. Черненко: «В 2001 г. официально зарегистрировалось более трехсот тысяч мигрантов. Многие эксперты решаются умножать эту цифру на десять. По их оценкам, рынок нелегально используемой трудовой миграции в государстве, – это 8 млрд. долл. ежегодно, недополучаемых федеральными и местными бюджетами. И существенная их часть вообще вывозится из Российской Федерации. В частности, по некоторым оценкам, из Российской Федерации мигрантами бывших республик СССР вывозятся суммы, превышающие все годовые инвестиции в местную экономику»[19]. Точное количество выехавших в Россию в порядке легальной, а тем более нелегальной трудовой миграции подсчитать практически невозможно. Это обуславливается тем, что подобные перемещения во многом носят сезонный характер и поэтому учету практически не подлежат.

С точки зрения миграционной политики постсоветское время можно разделить на два этапа. Первый этап был завершен упразднением в 2001 г. Федеральной миграционной службы Российской Федерации при МВД РФ, как самостоятельного государственного института, созданного в середине 1992 г. Начало второго этапа отчетливо обозначалось принятием в 2002 г. новых Федеральных законов «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»[20], «О гражданстве РФ»[21], а также воссозданием Федеральной миграционной службы Российской Федерации, подведомственной уже Правительству Российской Федерации[22]. Среди граждан Киргизской Республики довольно небольшое количество нелегальных мигрантов, они не очень активно демонстрируют себя в организованной и прочей преступности и миграционные проблемы с компетентными кыргызскими органами во многом поддаются решению и решаются на начальных этапах возникновения.

Представители Евразийской экономической комиссии и Министерства труда Киргизской Республики обсудили возможность включения проблем трудовых мигрантов в документы по вступлению Киргизской Республики в Таможенный союз и Единое экономическое пространство, а именно включить в проект «Дорожной карты» вопросы присоединения к Соглашению о правовом статусе трудящихся мигрантов и членов их семей от 19 ноября 2010 г.[23]. После ратификации договоров в 21 мая 2015 г. Киргизская Республика стала полноправным членом Таможенного Союза, тем самым может дать большую свободу киргизским гражданам в сфере занятости и трудовой миграции. Один из плюсов вхождения Киргизской Республики в ТС - это потеря актуальности разрешения на работу, а теперь уже патента для трудовых мигрантов в Российской Федерации, Казахстана и Беларуси. По словам руководителя Федеральной миграционной службы К. Ромодановского «после того как Киргизия приведет свое законодательство в соответствие с нормами ЕАЭС, для приехавших в Россию на заработки киргизских граждан начнут действовать серьезные преференции. Прибывшие в Россию граждане Киргизии в соответствии с соглашением будут также освобождены от постановки на миграционный учет по месту пребывания в течение 30 суток со дня въезда, а срок их временного пребывания будет определять трудовой договор с работодателем»[24]. В случае досрочного расторжения контракта, после истечения 90 суток с даты въезда, мигрант может в течение 15 дней заключить новый трудовой и гражданско-правовой договоры. Выезжать за пределы государства для этого мигранту уже не потребуется.

Граждане Киргизской Республики получат право на въезд в государства ТС по внутреннему паспорту. Срок пребывания мигранта и членов его семьи на территории страны трудоустройства привяжут к сроку действия трудового или гражданско-правового договора, заключенного с работодателем и заказчиком. Если договор, к примеру, заключен на пять лет, то киргизскому гражданину не придется беспокоиться о легальности его нахождения в стране все это время. Договор ЕАЭС предполагает установление таких же рабочих прав, как и у граждан, принимающих мигрантов государств. Кыргызские граждане смогут получить все необходимые социальные пакеты, включая право на посещение их детьми школ и детских садов. Также мигрантам не потребуется подтверждать свой диплом и квалификацию на территории государств-партнеров, за исключением отдельных профессий[25].

Возможной проблемой трудовых мигрантов после вступления Киргизской Республики в Таможенный союз может стать прерывание пенсионного стажа на время их трудовой деятельности за пределами своего государства, что отразится на размере их будущей пенсии. Осуществляя трудовую деятельность за пределами своего государства, внося свой вклад в рост ВВП принимающей страны, трудовые мигранты, по существу, испытывают пенсионную дискриминацию в течение всего срока работы за рубежом – они лишаются пенсионных накоплений и возможности распоряжаться ими. Это обозначает, что работоспособные граждане Киргизской Республики будут осуществлять пенсионные отчисления в бюджет другой страны, а выплата пенсий и др. социальных пособий своим гражданам будет являться чрезвычайно высокой нагрузкой на государственный бюджет Киргизской Республики, в определенной мере способствуя росту социального напряжения в стране. На мой взгляд, проанализировав данную ситуацию, можно сделать вывод, что если Киргизская Республика вступает в ТС и ЕАЭС, то пенсионные отчисления являются обязанностью для всех государств ТС, т.к. мигранты из Киргизской Республики, могут оформлять пенсии в Российской Федерации, Казахстане и Беларуси. Тем самым можно и предположить, что трудовой мигрант, проработав в одном из государств ТС и делая ежемесячные отчисления в пенсионный фонд государства пребывания, при достижении им пенсионного возраста, может вернуться на родину и взять какой-либо документ из пенсионного фонда государства пребывания, к примеру, справку. Тем самым показав справку пенсионному фонду своего государства, он доказывает, что пенсия ему может выплачиваться тем государством, где он работал. Ведь мы находимся в едином экономическом пространстве.

Не только киргизские трудовые мигранты нарушают законодательство Российской Федерации. Киргизские граждане также становятся жертвами различных правонарушений и преступлений в Российской Федерации. Руководитель правозащитного движения «Бир дуйно Кыргызстан» Т. Исмаилова заявляла что, миграционное законодательство Российской Федерации нарушает права детей мигрантов на обучение. «До 2014 г. дети мигрантов могли находиться в Российской Федерации только 90 дней, даже если у их родителей есть разрешение на год. Это говорит о том, что родители вынуждены каждые 3 месяца вывозить ребенка с территории Российской Федерации. Вследствие чего нарушается учебный процесс, доступ к образованию детей мигрантов. С 2014 г. «драконовские правила» ужесточились. Сейчас нельзя просто вывезти ребенка с территории Российской Федерации и сразу въехать обратно. Необходимо ожидать три месяца. Получается, дети окончательно выпадают из учебного процесса»[26].

В настоящее время денежные переводы трудовых мигрантов играют активную роль в экономическом развитии Киргизской Республики, поскольку они оказывают существенное воздействие на внутренний рынок труда, импорт, частное потребление, государственный бюджет и многие другие сферы социально-экономических взаимоотношений. Следует отметить тот факт, что в начале 2000-х гг. денежные средства поступали в Киргизскую Республику в основном наличными, что затрудняло возможность полноценного учета денежного объема. В последнее время электронные системы денежных переводов обеспечили хороший источник для их учета. Двумя основными источниками денежных переводов для Киргизской Республики являются Россия и США[27]. На протяжении многих лет отмечалось постоянное увеличение объема денежных переводов в Киргизской Республике. Так, в 2011 г., по информации Национального Банка Киргизской Республики, в страну было переведено 1 млрд 695 млн долл., т. е. рост по сравнению с предыдущим годом составил 19 %. В 2010 г. через системы денежных переводов киргизскими гражданами в республику было перечислено 1 млрд 252 млн долл. Но согласно информации Центрального банка Российской Федерации на 2012 г. эта цифра даже больше – 1 млрд 800 млн долл. В 2013 г. трудовые мигранты перечислили в Киргизскую Республику 1 млрд 908 млн долл., рост составил 8 %. Общий объем перечисляемых средств составил                2 млрд 269 млн. долл., объем перечислений за рубеж – 361 млн долл. В соответствии с этим в 2013 г., безусловно, экономика Киргизской Республики выросла[28]. В 2014 г. объем денежных переводов из России в Киргизскую Республику составил 393 млн. долл., что на 1% меньше того, что было отправлено за 2013 г. – 396,9 млн. долл.[29] В 2015 г. объем пересылаемых денежных средств киргизскими трудовыми мигрантами из России в Киргизскую Республику сократился, составил всего – 570 млн. долл., что на 40 % меньше, чем за 2014 г. Данная ситуация сложилась, во-первых из-за снижения курса российского рубля по отношению к мировым валютам; во-вторых влияние экономического кризиса в России; в-третьих усиление миграционных правил по отношению к мигрантам, в том числе и из Киргизской Республики. Однако, реальная сумма может быть больше, так как не все деньги переводятся через банки. Поступления денежных переводов оказывают существенное влияние на экономику страны, увеличивая совокупный спрос и стимулируя внутренний рынок. Политика государства, направленная на увеличение доли официальных переводов могла бы содействовать развитию рынка банковских услуг. В настоящее время отечественные банки ориентированы в основном на денежные переводы, а предложение услуг по сбережению и инвестированию денег ограниченно. Увеличение предложения банковских услуг на формирование малого и среднего бизнеса за счет стимулирования трудовых мигрантов к сбережению может оказать существенное влияние на развитие рынка труда. Кроме того, определенная доля денежных переводов трудовых мигрантов идет на развитие малых предприятий, в основном в сфере торговли и услуг[30].

До вступления Киргизской Республики в ТС большинство экспертов опасалось, что большая часть киргизских мигрантов вернется на родину из-за ужесточения миграционного законодательства и кризиса в Российской Федерации. Это могло стать существенным потрясением для экономического положения Кыргызстана, ведь кыргызские трудовые мигранты осуществляли денежные переводы в сумме приблизительно 2 млрд. долл. каждый год. Тем более руководству государства не нужно беспокоиться о трудоустройстве граждан[31]. В настоящее время если посмотреть на соотношение рубля к национальной валюте Кыргызстана (сом) – то они выравниваются пропорционально друг другу. Можно предположить, что Россия может стать малопривлекательной для внешней трудовой миграции. На мой взгляд, не смотря на тяжелое экономическое положение в Российской Федерации, и ужесточение миграционного законодательства не в пользу иностранных граждан, также невыгодной курсовой денежной разницы, кыргызские граждане стремительными темпами продолжают приезжать в Россию на заработки. Но измениться ли положение Киргизской Республики и соответственно положение киргизских граждан на территории Российской Федерации после вступления в Таможенный союз и ЕАЭС покажет лишь время.

В последнее время в Киргизской Республике также наблюдается процесс урегулирования в сфере трудовой миграции и постепенная либерализация законодательной базы. Укрепляется сотрудничество миграционных ведомств наших государств, изучается потенциальная возможность для легального и организованного приема работников по специальностям, востребованным в Российской Федерации, происходит налаживание данного процесса. Руководство киргизской стороны целиком и полностью направлено на укрепление и дальнейшее развитие стратегического партнерства и союзнических взаимоотношений с Россией, оно остается одним из важнейших внешнеполитических и внешнеэкономических приоритетов Киргизской Республики. В результате чего расширение взаимовыгодных торгово-экономических и миграционных взаимоотношений с Россией сконцентрировано на решении многих экономических проблем в Кыргызстане.

 

 

 

 

 

Н.А. Седунова

студентка 4 курса

Государственного университета управления

 

 

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДОСТУПА БЕЖЕНЦЕВ И ЛИЦ,

ИЩУЩИХ УБЕЖИЩЕ, К ОБРАЗОВАНИЮ

 

В сентябре 2016-го года Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ ООН) опубликовало доклад «Missing Out: Refugee Education in Crisis», в котором приведены данные о количестве детей-беженцев в мире, которые не посещают учебные заведения. По информации УВКБ ООН по состоянию на конец 2015 года из шести миллионов детей-беженцев школьного возраста, 3,7 миллиона человек не имеют доступа к образованию. Из них 1,75 миллиона человек являются детьми, которые должны ходить в начальную школу, а 1,95 миллиона человек – подростки, которые должны учиться в средней школе [1,8]. Из доклада также следует, что только 1% молодых беженцев имеет возможности преодолеть многочисленные препятствия на пути к высшему образованию и, в дальнейшем, получению диплома. Как отмечает Верховный комиссар ООН по делам беженцев Филиппо Гранди, такая ситуация носит кризисный характер и должна быть изменена, поскольку нынешнее положение дел угрожает устойчивому развитию мира. Кроме того, обеспечение доступа к образованию должно помочь детям и подросткам развивать свой потенциал [1,6].

Право на доступное качественное образование должно быть одним из неотъемлемых и основополагающих прав человека, без которого невозможно полноценное развитие человеческой личности. Обеспечение всеобщего образования и повышение уровня базовой грамотности признаются основой для улучшения условий жизни мирового населения и являются глобальной задачей для поддержания устойчивого развития. Одна из семнадцати целей в области устойчивого развития (ЦУР), являющихся направлениями преобразования мира, сформулирована ООН в 2015-м году следующим образом: «обеспечение всеохватного и справедливого качественного образования и поощрение возможности обучения на протяжении всей жизни»  [2, 20].

Право на образование закреплено в международных и национальных нормативных актах. К таким документам относится, в первую очередь, «Всеобщая декларация прав человека» 1948 года, 26-я статья которой гласит, что каждый человек имеет право на образование. При этом начальное и общее образование должны быть бесплатными, техническое и профессиональное образование – общедоступными, а «высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого» [3]. Важным аспектом предоставления условий для получения человеком качественного образования является соблюдение принципа недопустимости дискриминации и принципа поощрения всеобщего равенства в области образования и науки. Эти принципы заложены в основу Конвенции 1960 года о борьбе с дискриминацией в области образования. Согласно Конвенции, необходимо устранить любые притеснения «по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, экономического положения или рождения» [4], или иными словами, нужно любыми путями стремиться к ограничению того, что может являться основанием для нарушения права каждого человека на образование.

В данной статье речь пойдет о вопросах предоставления таких условий беженцам и лицам, ищущим убежище, которые позволят этим категориями мигрантов получить образование на уровне не ниже общего и, тем самым, повысить уровень базовой грамотности мирового населения.

Статья 22 Конвенции о статусе беженцев гласит о необходимости предоставления беженцам благоприятного правового положения, которое будет способствовать обучению, получению стипендии, а также освобождению от платы и сборов за обучение. Отмечается и потребность в признании имеющихся у беженцев иностранных дипломов, аттестатов и научных степеней [5] для продолжения обучения и осуществления научной деятельности.

Однако в современном мире перед беженцами и лицами, ищущими убежище, возникает множество препятствий на пути к образованию. Прежде всего, главной причиной того, что миллионы детей и взрослых лишены возможности учиться, становятся финансовые проблемы. В большинстве случаев семьи беженцев и лиц, ищущих убежище, не в состоянии внести плату за обучение, если таковая имеется, и за учебные пособия, а также нести другие сопутствующие расходы в течение нескольких лет [1]. Как показывает статистика, на которую было обращено внимание в начале статьи, с повышением уровня образования, количество людей, обучающихся на той или иной ступени, уменьшается. Связано ли это только с финансовым аспектом доступа к образованию, сказать сложно, но, безусловно, это является первостепенной причиной. Второй преградой для беженцев может стать отсутствие учебных заведений в непосредственной близости к месту их проживания и, соответственно, необходимость использовать транспорт, который может быть не всегда доступен физически или с финансовой точки зрения.

Кроме того, соблюдение прав, в том числе права на образование, беженцев и лиц, ищущих убежище, не всегда соответствует нормам международного законодательства, и не всегда выполняются обязанности стран, ратифицировавших Конвенцию о статусе беженца и Протокол 1967 г. к ней, Конвенцию о борьбе с дискриминацией в области образования и другие документы. Например, в иностранных средствах массовой информации появлялись сообщения о случаях дискриминации в отношении сирийских беженцев-мусульман [6], обучающихся в школах.

Другими существенными препятствиями для получения образования беженцами и лицами, ищущими убежище, являются общие проблемы системы образования в разных точках земного шара. В некоторых регионах и странах наблюдается недостаток образовательных учреждений, в других  регионах наблюдается перенасыщение классов учениками. УВКБ ООН отмечает, что существуют также и проблемы нехватки учителей, поэтому многим учителям приходится работать в  классах по 80 человек и более [1, 35]. Эти факторы влияют на количество принимаемых в образовательные учреждения детей. Безусловно, в школах стараются обеспечить доступ к программам обучения как можно большему числу детей, однако ограниченное количество учителей вынуждает семьи отсрочить начало обучения ребенка. Все вышеуказанные препятствия и вызовы могут привести к тому, что дети начинают работать для материальной поддержки семьи и забывают о необходимости получения образования [7].

Детский труд является еще одной причиной, в связи с которой количество детей беженцев, посещающих школу, мало. Одним из направлений деятельности Международной организации труда (МОТ) является изучение состояния рынка детского труда для разработки мер по его предотвращению. По оценкам МОТ, в мире около 168 миллионов детей занимаются детским трудом, при этом неопределенная часть из этого количества, не поддающаяся точным подсчетам, не посещает образовательные учреждения [8]. Таким образом, в МОТ отмечают, что существует ряд значительных требований для привлечения детей и подростков к обучению, что, в свою очередь, предоставит и самим детям, и обществу в целом множество преимуществ, а также искоренит детский труд. К таким требованиям можно отнести обязательное бесплатное образование для всех детей, инвестирование в систему образования, предоставление бесплатного транспорта для доступа детей в школы, подготовка квалифицированных учителей и обновление учебных программ для полного соответствия определенным особенностям и условиям стран и регионов мира [9].

В целях обеспечения доступа беженцев и лиц, ищущих убежище, к начальному, среднему и высшему образованию международными организациями разработан ряд программ, направленных, в основном, на финансовую поддержку или предоставление услуг в области образования.

В 2000-м году был основан гуманитарный Доверительный фонд для обучения беженцев (The Foundation for the Refugee Education Trust, the RET International), который помогает беженцам обрести необходимый на средней ступени образования уровень знаний, достичь базового уровня грамотности  и получить психосоциальную помощь. Более того, Фонд предоставляет достоверную информацию о правах, свободах и обязанностях обучающихся с позиций беженцев, детей и лиц женского пола [10]. Стоит отметить, что Фонд оказывает помощь, защиту и поддержку беженцам, находящимся в кризисных условиях, чрезвычайном положении и нестабильных условиях внешней среды. Представительства Фонда есть в Афганистане, Белизе, Бурунди, Чаде, Колумбии, Коста-Рике, Демократической Республике Конго, Эквадоре, Кении, Ливии, Панаме, Турции и Венесуэле. Штаб-квартира расположена в Женеве, Швейцария.

Фонд Educate a Child предоставляет образовательные услуги детям младшего школьного возраста в Африке, Азии и на среднем Востоке. С 2012 по 2013 года Фонд, тесно сотрудничающий с УВКБ ООН, обеспечил доступ 266 тысячам детей-беженцев к начальному образованию. На период с 2015 по 2019 года запланировано предоставить условия для обучения более чем 710 тысячам человек в школах Чада, Эфиопии, Руанды, Сирии, Йемена и других стран. Фонд также активно занимается профессиональной подготовкой и повышением квалификации школьных учителей, строительством и обновлением классов, предоставляет учебные пособия и школьную форму детям. Кроме того, Фонд оказывает беженцам финансовую поддержку в виде стипендий и специальных выплат [11].

УВКБ ООН также сотрудничает с Немецкой академической инициативой фонда для студентов-беженцев им. Альберта Эйнштейна (Deutsche Akademische Flüchtlingsinitiative Albert Einstein, DAFI), финансируемой Правительством Германии. Программа предусматривает финансирование научных проектов и предоставление грантов молодым беженцам для обучения в университетах в принимающих странах. Основной целью программы является стимулирование развития квалифицированных кадров и повышение квалификации для дальнейшей реконструкции и изменения ситуации в своих странах происхождения. Программа ДАФИ распространена в Африке и Азии, т.е. в развивающихся странах, где находится большое число беженцев. Стипендии по программе ДАФИ также выдаются в странах Латинской Америки и Восточной Европы, но в более ограниченном количестве. Стоит отметить, что требования к кандидатам для участия в Программе на предоставление стипендии, являются жесткими. Для успешного прохождения отбора кандидаты, возраст которых не превышает 28 лет, должны иметь признанный статус беженца и отличную академическую успеваемость в средней школе в лагерях для беженцев или в национальной школе в стране происхождения или убежища. Также кандидаты должны предоставить доказательства знания языка, на котором ведется преподавание в колледжах или университетах принимающей страны, а также доказать свою принадлежность к социально и экономически уязвимой группе населения, вследствие чего он/она не имеет других видов финансовой поддержки своего обучения в высшем учебном заведении. В положении о Программе Немецкой академической инициативы отмечается также, что стипендия направлена, прежде всего, на студентов тех программ обучения, которые будут актуальны в стране происхождения, т.е. на тех студентов, которые после окончания срока обучения, смогут вернуться в страну происхождения и работать там по специальности. А сам срок программы обучения не должен превышать четырех лет [12]. Программа была основана в 1992-м году, и к 2014-му году количество студентов-беженцев, получивших стипендии на обучение и финансовую поддержку своих проектов, достигло 2240 человек в 41 стране мира [13]. Заявления от беженцев принимаются в любом региональном представительстве Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, но не в штаб-квартире УВКБ ООН в Женеве. Кроме того, от лиц, ищущих убежище, заявления на предоставление стипендии по Программе ДАФИ не принимаются. 

В Венгрии существует Программа поддержки беженцев в вопросах высшего образования (Higher Education Support Program, HESR), которая имеет своей целью обеспечение доступа беженцев и лиц, ищущих убежище, к качественному университетскому образованию в разных странах мира посредством консультирования студентов и предоставления учебным заведениям инновационных высокотехнологических средств обучения [14]. Программа организована в рамках деятельности Фондов «Открытое общество» (Open Society Foundations), учрежденного финансистом Джорджем Соросом. Фонды Сороса являются сетью международных благотворительных  организаций, проектов и программ, которые способствуют развитию образования, здравоохранения, искусства и других сфер жизнедеятельности гражданского общества.

Еще одной организацией, целью которой является обеспечение доступа к среднему и высшему образованию лиц, ищущих убежище, признанных беженцев, людей со статусом временного убежища и жертв торговли людьми, является программа организации Refugee Support Network. Программа действует на территории Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и нацелена на молодых людей и девушек в возрасте от 14 до 25 лет. Особенностью программы является подход «образовательного наставничества» (educational mentoring), в рамках которого помощь лицам в ведении организации оказывают подготовленные местные волонтеры. В течение шести месяцев наставник оказывает своему “подопечному” всесильную поддержку, в которой он нуждается: начиная от простого совета и ответа на все вопросы в отношении поступления в учебное заведение и заканчивая помощью во время непосредственно учебного процесса с определенными заданиями. Достоинством данной программы является возможность изучать и практиковать английский язык с носителем на регулярной основе. После минимального обязательного срока наставничества в шесть месяцев, обучающийся и ментор могут прекратить сотрудничество, если достигнуты его цели, или продолжить совместную работу и общение [15].

Существует и ряд проектов дистанционного образования беженцев и лиц, ищущих убежище. Йоркский Университет Канады совместно с Йоркским академическим инновационным фондом разработал и внедрил проект «Обучение без границ: межкультурное образование для беженцев» (“Borderless Education: Intercultural Learning for Refugees”). Проект действует в рамках глобального движения, инициированного Австралийским Католическим Университетом, по предоставлению дистанционного доступа к образованию молодых людей и девушек из числа беженцев и уязвимых категорий мигрантов. Обучение происходит с помощью интернет-технологий, в особенности программного обеспечения для видеозаписи лекций Camtasia Relay и системы электронного обучения Moodle. Используется также программа Skype для общения преподавателя и обучающихся в режиме реального времени и выполнения определенных заданий. Оборудование предоставлено в рамках проекта в лагеря беженцев в Мьянме, Кении и других странах мира [16]. Также в Кении действует подобная система, запущенная в 2010-м году Иезуитской службой помощи беженцам [17]. Цель образовательной программы в обоих случаях – получение диплома по гуманитарным наукам.

Примеров подобных существующих программ и проектов в области обеспечения доступа к образованию беженцев и лиц, ищущих убежище, -  огромное множество. Они варьируются от уровня образования, целевых аудиторий, географического распространения и вида оказываемой поддержки. Тем не менее, все они направлены на предоставление всех условий рассматриваемых в статье категорий вынужденных мигрантов для реализации их права на образование и на решение проблем доступности обучения.

В заключение стоит обратить внимание на то, что в 2000-м году на Всемирном форуме по образованию было положено начало глобальному движению «Образование для всех», в рамках которой правительства 164 стран мира взяли на себя обязательство обеспечить качественное образование для детей и взрослых к 2015-му году. Среди результатов, достигнутых по итогам движения, отмечаются тенденции к увеличению количества детей, подростков, молодежи и взрослых из числа беженцев, для которых соблюдены условия доступности как минимум начального и среднего образования. Примерно в половине стран мира начальное образование стало доступным всем жителям, и мировое сообщество стремится улучшать этот показатель каждый день. Кроме того, обозначаются значительные успехи в вопросах финансирования образовательных программ и предоставления финансовой поддержки лицам, ищущим убежище, и беженцам [18]. В 2015-м году принята новая Инчхонская декларация по осуществлению цели №4 в области устойчивого развития посредством выполнения таких задач, как создание и совершенствование учебных заведений, обеспечение нужд всех категорий населения, увеличение количества стипендий, развитие информационно-коммуникационных технологий в обучении и подготовка квалифицированных учителей. В Декларации предусмотрена рамочная программа действий, которая позволит мировому сообществу продвинуться на несколько шагов вперед в обеспечении всех детей, молодежи и взрослых доступа к качественному, бесплатному, равноправному образованию и повышении уровня грамотности населения Земли [19]. 

 

Литература

 

1. Доклад УВКБ ООН «Missing Out: Refugee Education in Crisis», сентябрь 2016 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.unhcr.org/57d9d01d0

2. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года», сентябрь 2015 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N15/291/92/PDF/N1529192.pdf?OpenElement

3. Всеобщая декларация прав человека (1948 г.). [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr

4. Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования (1960 г.). [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/educat

5. Конвенция о статусе беженцев (1951 г.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/refugees.shtml

6. В отношении борьбы с дискриминацией мусульман и беженцев в школах США, «U.S. education department warns schools against discrimination toward muslim and refugee students», январь 2016 г.  [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.breitbart.com/big-government/2016/01/04/u-s-education-department-warns-schools-discrimination-toward-muslim-refugee-students/

7. Вызовы образования, УВКБ ООН. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://unhcr.org/FutureOfSyria/the-challenge-of-education.html

8. Кампания МОТ по искоренению детского труда «End child labour in supply chains – It’s everyone’s business!», 2016 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ilo.org/ipec/Campaignandadvocacy/wdacl/lang--en/index.htm

9. Повышение качества школьного образования для детей является самым эффективным средством для уничтожения детского труда. МОТ. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://www.ilo.org/moscow/areas-of-work/child-labour/WCMS_188003/lang--ru/index.htm

10. The Foundation for the Refugee Education Trust, the RET International  website. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://theret.org/what-we-do/#section3

11. Фонд Educate a Child. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.unhcr.org/educate-a-child.html

12. DAFI  Scholarship [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.unhcr.org/40dbee984.pdf

13. Deutsche Akademische Flüchtlingsinitiative Albert Einstein, DAFI  [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.unhcr.org/dafi-scholarships.html

14. Higher Education Support Program. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  https://www.opensocietyfoundations.org/about/programs/international-higher-education-support-program

15. Refugee Support Network website.  [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.refugeesupportnetwork.org/mentoring

16. Borderless Education: Intercultural Learning for Refugees. York University website. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://yfile.news.yorku.ca/2012/02/01/york-project-offers-higher-education-to-refugees/

17. Distance education project launched in Kenya. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://jrsusa.org/news_detail?TN=NEWS-20110314115608

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Д.Н. Сулейманов

Директор Налогового

института РосНОУ,

кандидат экономических наук

 

А.С. Саяпина

Специалист  НО «Фонд науки и образования»

 

 

СТУДЕНТЫ И ТРУДОУСТРОЙСТВО

 

В настоящее время особенно остро стоят вопросы занятости активно-трудоспособного населения в трудоизбыточных районах Кавказа Российской Федерации. В первую очередь это касается  трудоустройства молодежи, находящейся на стадии окончания колледжа или ВУЗа.

Современная ситуация характеризуется тем, что рынок труда остается рынком работодателя. Со второй половины 2015 г.  происходят сокращения, а в ряде отраслей экономики (сферы услуг, добычи сырья, высшего менеджмента, автомобильного бизнеса и т.д.) - массовые. В тех же отраслях, где имеется дефицит кадров, усиливается конкуренция.

Поэтому  условия рыночных отношений диктуют поиск новых форм партнерских отношений в сфере занятости населения между государством, бизнесом и образовательными организациями. Следует отметить, что в отдельных регионах РФ успешно реализуются программы социального  партнерства:

-бизнес формирует портфель заказов профессий и получает необходимых специалистов;

- за государством  остается прерогатива прогнозирования  перспектив рынка труда в отраслях и регионах;

- учебные заведения получают заказы на услуги в сфере науки и образования;

- регионы  закрепляют молодых кадров;

- выпускникам гарантируется место работы.

С одной стороны, без государственной поддержки этот механизм работать не будет. В связи с этим необходимы дополнительные источники и стимулы для работодателей, например, такие как, субсидии работодателям, создающим дополнительные учебные места для  производственного обучения на рабочем месте, государственные дотации, налоговые преференции и т.п. Помимо мер государственной поддержки необходимы источники финансирования, альтернативные бюджетным, а также вложение инвестиций в формирование и подготовку  учебно-методической базы,  литературы, внедрение современных интернет технологий, в повышение квалификации преподавательского состава,  в производственную практику и стажировку (что позволит вести выпускника с практическими компетенциями до диплома).

НО «Фонд науки и образования»  в 2016 году начинает осуществлять социально значимый проект «Дорожная карта пространственного размещения  трудовых мигрантов: содействие адаптации и интеграции», при реализации которого  используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента РФ от 01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом.

Налоговый институт, РосНОУ, Налоговый колледж, Московский налоговый институт, Институт налогового консультирования и другие некоммерческие организации объявили о готовности поддержать и оказать содействие в осуществлении данного Проекта.

  В рамках реализации  этого социально значимого проекта поставлена задача: выявить  тенденции  и намерения студентов, обучающихся в ВУЗах трех Республик: Дагестан, Ингушская и Чеченская,  по трудоустройству, по готовности молодых специалистов к переезду в другой регион РФ для трудоустройства по специальности, узнать их желания и понять, чем они будут руководствоваться при выборе места работы и какие факторы способны повлиять на их решение. В этих регионах будет проводиться анкетирование студентов-старшекурсников.

Намечается, что  в анкету целесообразно  включить следующие вопросы:

1) Готовы ли Вы заключить трехсторонний контракт (студент-университет - работодатель), предусматривающий обучение с последующим трудоустройством по специальности и прохождение учебной и производственной практики  на базе работодателя?

В случае, если будут предложения   заключить контракт с работодателем за пределами своей Республики, какие факторы для принятия решения будут решающими:

- место расположения (приграничные территории, мегаполисы: Москва, Московская область, Санкт-Петербург или др.)

- заработная плата;

- обеспечение жильем и др. социальной инфраструктурой (сады, школа, транспортное обеспечение и т.п.);

- перспектива карьерного роста;

- свой вариант ответа.

2) Может ли на Ваш выбор  переезда в другой регион повлиять страх (неприятие) со стороны принимающего  сообщества?

Как видим, сделать свой выбор по заключению контрактов будет непросто, ведь  на новом  месте выпускникам придется адаптироваться к местным условиям, культуре. Как правило, у россиян переселенцы внутри страны, в особенности выходцы из северокавказских республик, которые покидают родные места вынужденно, по экономическим причинам, ассоциируются с внешними трудовыми мигрантами и здесь возникает  проблема, что все: и россияне и мигранты из Узбекистана, Таджикистана, Украины и Молдовы, Азербайджана, Армении и т.д.,  просто мигранты. А такого в принципе не должно быть. В научной литературе и СМИ, на  дискуссионных площадках оперируются понятия «внутренняя миграция», «внешняя миграция», на бытовом уровне – другие, более обидные и неприемлемые для  цивилизованного общества.

Необходимо понимать то, что вопрос назревал давно, еще с советских времен, когда их активных трудовых граждан называли по-разному: «строители БАМА», «герои Целины и ДнепроГЭСА», «шабашники», «охотники за длинным рублем», «лимитчики» и т.д. - в зависимости от государственной политики.

В связи с этим, помимо вышеперечисленных вопросов необходиморазвернуть дискуссию на тему толерантного современного подхода к нашим российским специалистам, которые  готовы переехать и работать  в других регионах РФ; преломить в сознании принимающего сообщества негативное отношение к «чужакам», «приезжим», «неместным» и т.д.

Всем заинтересованным в развитии гражданского общества предлагается принять участие в дискуссии по вопросу трудоустройства выпускников ВУЗов, в том числе из трудоизбыточных регионов России, а также  по формированию новых подходов и формулировок в вопросах перемещения внутри страны трудовых ресурсов по экономическим причинам.

 

Литература

 

1. Конституция Российской Федерации (КРФ) 2015.

2. URL: http:// com_content&view=article&id=87/фонд науки.рф – сайт НО «Фонд науки и образования»

3.  URL: http://rosnou.ru/ – сайт Российского нового университета.

4.  URL: http://fms.ru/ - сайт Федеральной миграционной службы

5. Стратегическое управление миграционными процессами, М.: МНИ, 2014 – 324 с.

6. Статья «Механизмы эффективного регулирования процессов внутренней и внешней миграции, как фактор снижения уровня безработицы» - http://xn----8sbksjoce4cd.xn--p1ai/menu/stati-i-publikatsii/221-mekhanizmy-effektivnogo-regulirovaniya-protsessov-vnutrennej-i-vneshnej-migratsii-kak-faktor-snizheniya-urovnya-bezrabotitsy.html

7. Статья «Налоговая грамотность мигрантов» - http://xn----8sbksjoce4cd.xn--p1ai/menu/stati-i-publikatsii/193-nalogovaya-gramotnost-migrantov.html

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Д.Н. Сулейманов

Директор Налогового института РосНОУ,

                                                                   кандидат экономических наук

Т.Н. Мехова

Зам. Директора НО «Фонд науки и образования»

А.С. Саяпина

Специалист  НО «Фонд науки и образования

 

 

ЗАЧЕМ НУЖНЫ МИГРАЦИОННЫЕ ЦЕНТРЫ

И ПОМОГАЮТ ЛИ ОНИ СПРАВИТЬСЯ

С НЕЛЕГАЛЬНОЙ МИГРАЦИЕЙ

 

В настоящее время на территории России создано 7 Единых миграционных центров (ЕМЦ) в: Алтайском крае и Республике Алтай, Воронежской, Калужской, Московской, Амурской областях и г. Москве.

Основными принципами работы Единых миграционных центров являются удобство, легальность, прозрачность, контроль и законность.

Рассмотрим эти принципы последовательно, оценив достоинства и недостатки.

 В основном, для осуществления трудовой деятельности в Россию приезжают иностранные граждане, с государствами которых заключены соглашения о безвизовом режиме. Эти трудовые мигранты могут легально работать по гражданско-правовым договорам или по патентам при условии наличия сертификата, подтверждающего знание русского языка, истории России и основ законодательства РФ, полиса добровольного медицинского страхования, справок о медосвидетельствовании и свидетельства о постановке на налоговый учет (ИНН).

С появлением Единого миграционного центра все это можно сделать в одном месте – по системе «одного окна», также иностранные граждане могут оплатить все госпошлины, воспользоваться услугами переводчика и нотариуса.

Совсем недавно этим занимались посредники, среди которых было немало мошенников, предлагающих сомнительные услуги «по оформлению приезжих рабочих» (в т.ч. фальшивые документы о трудоустройстве, образовании, браке и т.п.), а иногда они просто забирали деньги, документы и исчезали. Почему мигранты доверяли этим мошенникам, потому что было удобно и быстро и этим занимались свои же – «земляки».

В Единых миграционных центрах услуги оказываются по прейскурантам, которые доступны каждому. Поэтому необходимость в посредниках постепенно отпадает. Но проблемы остаются по-прежнему. Так, если по данным ФМС России в 2014 г. было выдано 2 386 641 патент, то в 2015 г. на 598 440 патентов меньше (2015 г. – 1 788 201 патент), при этом с целью работы по найму прибыло иностранцев в 2015 г. –                          3 811 883 человека. Причин такой ситуации не называют ни официальные органы, ни аналитики и исследователи.

Тем не менее, в СМИ появляется информация, что все больше иностранцев стало растворяться на нелегальных заработках. Так, в январе 2016 г. было выявлено 29 нелегалов, которые трудились на сельхозработах у фермера в Волгоградской области. Другая тенденция, предоставление фальшивых медицинских справок, подтверждающих отсутствие инфекционных заболеваний (для сведения: на черном рынке стоимость этих документов составляет 7-8 тыс. руб.). Вместе с тем, наличие таких документов вызывают опасения для здоровья российских граждан. Так, Пермский краевой центр по профилактике и борьбе со СПИД в 2015 г. обследовал 20 036 мигрантов, у 163 подтвердились инфекционные заболевания, в том числе 23 случая ВИЧ-инфекции, 30 туберкулеза и 110 сифилиса.

Наряду с ЕМЦ многие миграционные службы подписали соглашения о предоставлении услуг мигрантам через единые многофункциональные центры предоставления государственных и муниципальных услуг по электронным каналам связи, деятельность которых также способствует сокращению нелегальной миграции.

Но следует отметить, что еще остается большое количество частных организаций, предоставляющих услуги мигрантам и которые наносят вред национальной безопасности России, несмотря на то, что в отдельных регионах их деятельность осуществляется при содействии региональных торгово-промышленных палат (Архангельская и Магаданская области). Конечно, создание во всех субъектах Российской Федерации Единых миграционных центров в ближайшее время не произойдет, поскольку нужны крупные инвестиционные вложения, но усиление контроля за частными организациями необходимы.

Необходимо также, как считают специалисты, реформирование патентной системы, в частности, законодательные меры в части удешевления патентов для мигрантов, приезжающих работать на вредных производствах, в труднодоступные территории, территории с суровыми климатическими условиями, в сельскохозяйственном производстве. Предлагается следующая формула определения авансового платежа, минимальный размер которого рассчитывается исходя из средней заработной платы по видам профессий или видам деятельности в данном регионе. Он должен составлять не менее размера налога на доходы физических лиц и дифференцирован с учетом региональной потребности в рабочей силе внешних трудовых мигрантов (например, авансовый платеж = ЗПЛ х (13%:113%х100%) х %безработицы = 15 000 х 11,5% х 6,4%= 1835 руб. (в столичных центрах % безработицы может корректироваться, поскольку эти регионы перенасыщены нелегальными мигрантами и спрос на простую рабочую силу падает, а приток российских граждан из других регионов, как прогнозируют аналитики, может увеличиться в связи с нестабильной экономической ситуацией). По нашему мнению, корректировка на процент безработицы будет способствовать реальной обстановке на рынке труда, поскольку регионы заинтересованы в поступлениях от продажи патентов. Так, мэр г. Москвы С.Собянин 29-го января 2016 г. во время осмотра нового здания Многофункционального миграционного центра, расположенного неподалеку от деревни Сахарово в «новой Москве», сравнил поступления от продажи патентов в 2015 г. (свыше 10 млрд. руб.) с налоговыми поступлениями от операций по продаже нефти и нефтепродуктов, которые оказались чуть ниже, чем патентные платежи, и вряд ли столичные законодатели откажутся от этих поступлений в дальнейшем.

 

Литература

 

1.    Конституция Российской Федерации (КРФ), 2015.

2.    Сулейманов Д.Н., Паскачев А.Б. Анализ международного опыта в сфере трудовой, образовательной, творческой миграции и возможности его применения в РФ.

3.    [Электронный ресурс]: URL: http: http://rosnou.ru/nalog-i_ru/news_240316/.

4.    URL: http://фонд-науки.рф/– сайт НО «Фонд науки и образования».

5.    URL: http://fms.ru/ - сайт Федеральной миграционной службы.

6.    URL: http:// http://rosnou.ru /- сайт Российского нового университета.

7.    https://news.mail.ru/incident/24748053/

8.    http://mc.mos.ru/presscenter/news/detail/2483728.html

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Д.Н. Сулейманов

Директор Налогового

института РосНОУ,

кандидат экономических наук

 

 

ГЛОБАЛЬНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В МИГРАЦИОННЫХ

ПРОЦЕССАХ: СОВРЕМЕННЫЙ МИР И РОССИЯ

 

В декабре 2015 г. состоялось заседание Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации на тему «Проблемы миграции внутри и вокруг России», на котором рассматривались актуальнейшие вопросы современного этапа развития миграционных процессов в мире и в России, в частности.

Открывая заседание Совета, Председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко в своем выступлении отметила: «Миграционный коллапс в Европе показал, что своевременно и адекватно реагировать на сложившуюся ситуацию может только страна, создавшая реально действенную систему управления миграцией».

Никто не будет отрицать, что миграция не только увеличивается количественно, но и постоянно изменяется качественно. В связи с этим, регулирование процессов внешней миграции требует постоянного мониторинга и корректировки принятых программных документов и выработки новых подходов. На настоящий момент существует сложная миграционная система с разными режимами миграционной политики: СНГ, Евразийский экономический Союз, Таможенный Союз.

Кроме того, регулирование процессов внутренней трудовой миграции российских граждан на государственном уровне отсутствует. При этом современный уровень российской экономики характеризуется низкоукладностью, наметилась тенденция к росту безработицы, особенно среди молодежи, присутствует неэффективная схема распределения рабочих мест, на трудовой потенциал влияют такие факторы как низкий уровень технологий в производстве и организации труда, а также формы оплаты труда (легальная и нелегальная).

В связи с этим, по мнению зам. директора Фонда науки и образования Меховой Т.Н., нарушается разумный баланс между тремя составляющими миграционных процессов: экономические интересы, интересы государственной безопасности, интересы обеспечения и защиты прав человека.

Совершенно очевидна актуальность отмеченных в Решении Совета конкретных рекомендаций, направленных на формирование максимально эффективной системы управления миграцией с четким разграничением подходов к трудовым мигрантам, мигрантам – беженцам, мигрантам из стран ЕАЭС, СНГ и дальнего зарубежья, в частности:

-  по линии Правительства РФ в части разработки мер по защите и развитию национального рынка труда посредством увеличения количества высокопроизводительных и высокооплачиваемых рабочих мест;

-  по вопросам регулирования внешней трудовой миграции – создание механизма онлайн-трудораспределения в целях рационального распределения потоков трудовых мигрантов и минимизации издержек от нелегальной миграции;

 - по вопросам регулирования внутреннего рынка труда – принятие мер, препятствующих притоку внешней трудовой миграции в отрасли и по специальностям, по которым имеется устойчивый избыток российских кадров, а по районам, испытывающим потребность в дополнительных трудовых ресурсах, - создание привлекательных условий для переезда граждан РФ в эти регионы;

-  по законодательным инициативам – принятие ряда законодательных актов, касающихся дифференцированных подходов по сдаче обязательных экзаменов иностранными гражданами, и касающихся введения присяги для иностранных граждан, принимающих гражданство РФ.

В Решении отмечена также важность содействия институтам гражданского общества, в том числе социально ориентированным некоммерческим организациям, участвующим в мероприятиях по социальной и культурной адаптации и интеграции мигрантов.

Указанный документ взят на контроль и за подписью первого заместителя Председателя Правительства РФ И. Шувалова 15 января 2016 г. направлен заинтересованным министерствам и ведомствам для руководства и предложений.

Немалый вклад по исследованию вышеуказанных проблем внесла НО «Фонд науки и образования», которая участвует в реализации социально значимых проектов по миграционным вопросам, при государственной поддержке в соответствии с распоряжениями Президента РФ: в 2014 г. - «Исследование миграционной ситуации, экономических, правовых и социальных эффектов миграции в России» (грант № 887-13 от 21.10.2013); в 2015 г. - «Научное обоснование и практическая реализация процессов адаптации и интеграции вынужденных мигрантов (в т.ч. с Украины) в местное сообщество» (грант № 329/32-3 от 23.01.2015), в 2016 г. - «Дорожная карта пространственного размещения трудовых мигрантов: содействие адаптации и интеграции» (грант № 246/16-3), результаты которых реализованы в форме научных изданий, публикаций в СМИ, а также конкретных предложений, в т.ч. на различных общественных мероприятиях (конференции, круглые столы, международные симпозиумы и т.д.).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                         

 

 

 

 

В.А.   Суворова

доцент ГУУ,

кандидат политических наук

 

 

 

ФАКТОРЫ И СПЕЦИФИКА ФОРМИРОВАНИЯ

ИММИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ

В ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

 

Прежняя социалистическая плановая система управления миграционными потоками была не пригодна для регулирования потока беженцев. Постановления Верховного Совета СССР о мерах по оказанию помощи семьям беженцев из Гурьевской области Казахской ССР, туркам-месхетинцам из Узбекской ССР не имели реальных механизмов воплощения их в жизнь и поэтому оставались лишь «декларацией на бумаге». На катастрофическое развитие событий с лета 1991года уже нельзя было не реагировать, и стали предусматриваться меры помощи той или иной категории переселенцев. В частности, распоряжением Президента России «Об организации работы по оказанию помощи беженцам и вынужденным переселенцам» 14 декабря 1991г. было предусмотрено следующее:

1.    Определение мер защиты прав и интересов российских граждан, проживающих в других государствах – бывших республиках, и мер по оказанию помощи и созданию условий для приема и размещения тех лиц, которые вынуждены переселиться в Россию.

2.    Образование Комитета по делам миграции населения при Министерстве труда и занятости Российской Федерации.

 

3.    Завершение разработки республиканской долговременной программы «Миграция»[32].

Постановлением 1992г. «О мерах по оказанию помощи беженцам и переселенцам» был предусмотрен комплекс мер по организованному приему, обустройству вынужденных мигрантов, определялись льготы, а также источники и порядок финансирования.

Исходя из иммиграционной обстановки, конкретных политических и социально-экономических условий, сложившихся в Российской Федерации в начале 1990-х требований норм международного права и зарубежного опыта их реализации, Россия провозгласила основные принципы новой иммиграционной политики:

1.    Свобода выбора вынужденными мигрантами места жительства и видов занятости.

2.    Запрещение высылки или принудительного возвращения вынужденных мигрантов в страны, из которых они прибыли, кроме случаев, предусмотренных законом.

3.    Гарантированное предоставление государством, вынужденным мигрантам вытекающих из их статуса основных прав и свобод, которыми пользуются собственные граждане, и возможность их судебной защиты.

4.    Безусловное соблюдение вынужденными мигрантами обязанностей, вытекающих из требований законодательства Российской Федерации.

5.    Недопустимость дискриминации вынужденных мигрантов по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений.

6.    Недопустимость создания таких льгот или преимуществ для вынужденных мигрантов, которые ставили бы их в привилегированное положение перед местным населением, за исключением чрезвычайных ситуаций и случаев массового притока.

7.    Координация действий на международном, межгосударственном и национальном уровнях правительственных и неправительственных учреждений и самих вынужденных мигрантов в разрешении проблем их жизнедеятельности.

8.    Государственное стимулирование формирования рынка жилья и рынка труда[33].

Однако для успешной реализации на практике провозглашенных принципов потребовалось создание целевой новой государственной системы, которая бы включала нормативно-правовую базу, разветвленную институциональную структуру, инструменты реализации политики, механизмы ее финансового обеспечения и контроля.

Правовая база иммиграционной политики стала формироваться с 1992 года. Она включала в себя федеральное и региональное законодательство, подзаконные акты, утверждаемые постановлениями Правительства Российской Федерации, Указы Президента Российской Федерации, международные двухсторонние и многосторонние договора и соглашения, регламентирующие взаимоотношения государств в отношении внешней миграции.

Необходимо отметить, что если в отношении внутренних миграционных перемещений у Правительства России был накоплен практический опыт регулирования, то массовая иммиграция  не укладывалась ни в какие рамки. Вследствие этого в 1990-е гг. Россия оказалась не готова к приему огромного числа беженцев, внешних трудовых мигрантов, включая нелегалов, и реэмигрантов. Так, по словам Бориса Грызлова, занимавшего в 2003 г. пост министра внутренних дел, в 1990-е гг. проблемой иммиграции в России никто серьезно не занимался[34].

Цели проводимой в 1990-е гг. государственной иммиграционной политики носили социально-экономическую  ориентацию:

·      обеспечение защиты национальной экономики от нежелательного притока трудящихся-мигрантов как по масштабу, так и по качественному составу;

·      решение наиболее острых проблем в области занятости населения внутри России с помощью гибкого регулирования иностранной рабочей силы;

·      рациональное использование прибывающих в страну трудовых мигрантов в экономических интересах[35].

Но ни одна из этих целей не была реализована даже частично. Следствием данного обстоятельства стала хаотичная концентрация внешних трудовых мигрантов в различных регионах России, вызывающая рост безработицы среди местного населения и социальная напряженность[36].

Однако первые шаги по созданию системы государственного регулирования иммиграцией в России все же были сделаны. Регулирование иммиграцией и контроля в России был поручен целому ряду министерств и ведомств (Минфин, МВД, МИД, Федеральной пограничной службе). Каждое ведомство отвечало за отведенный ему президентом Российской Федерации и Федеральным Собранием участок работы в сфере иммиграционной политики. А после того, как в 1992г. Российская Федерация присоединилась к Конвенции ООН по беженцам 1951г. и Протоколу 1967г. в Москве были созданы представительства Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев и Международные организации по миграции. Ключевое положение в области регулирования иммиграционными потоками было отведено специальной государственной структуре с широкой сетью региональных органов Федеральной миграционной службе. Федеральная миграционная служба была создана 14 июня 1992 г. в соответствии с Указом Президента Российской Федерации «О Федеральной миграционной службе России» от 14.06.1192г. №625[37].

1 марта 1993 г. Постановлением Правительства Российской Федерации было утверждено Положение о Федеральной миграционной службе России». Перед ФМС было поставлено две задачи: создание иммиграционного контроля и регулирование внешней трудовой миграции, чтобы не нанести ущерб национальному рынку труда -  интересам российских работников, претендующих на свободные рабочие места. Но штатная численность органов ФМС, объем предназначавшегося им финансирования были не соизмеримыми с масштабами проблемы, которую они были призваны решать. Данная структура должна была оперативно включаться в решение новых, не знакомых и очень болезненных проблем. Прежде всего, организовывать встречи и размещать сотни тысяч людей, большинство из которых были представители российских национальностей, вынужденные покинуть места своего постоянного жительства. Постепенно стали создаваться пункты первого прибежища для вынужденных переселенцев и лиц, ищущих убежища, начала оказываться материальная помощь, хоть и в очень ограниченных размерах, а на границах России стал действовать иммиграционный контроль.

В 1998 году, вслед за межведомственной комиссией Совета Безопасности, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации признала работу Федеральной миграционной службы неудовлетворительной, и в целях исправления ситуации рекомендовала организовать работу Правительственной комиссии по миграционной политики, образованной Постановлением Правительства Российской федерации от 30 июня 1998года №678, включив в ее состав депутатов Государственной Думы и руководителей федеральных органов исполнительной власти, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации, общественных и переселенческих объединений, а также заинтересованных организаций[38].

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А.Н. Тимохович

доцент ГУУ

 

 

 

С.С.Филенко

студент ГУУ

 

 

ПРОБЛЕМА АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ-МИГРАНТОВ

В ПОЛИКУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ

СОВРЕМЕННОГО ВУЗА

 

Процессы миграции становятся все более интенсивными в условиях современных реалий.

Мотивы миграции нельзя объяснить только экономическими факторами. В соответствии с эконометрической моделью Э. Ли на любой территории действуют разные группы факторов миграции: удерживающие, выталкивающие и притягивающие. Некоторые факторы оказывают воздействие на большие группы людей, другие факторы – на отдельных индивидов. Политические кризисы, гражданские конфликты, деградация окружающей среды, поляризация жизненного уровня населения, демографическая ситуация в отдельных регионах, различие в степени занятости населения – представляют собой перечень причин, оказывающих влияние на выталкивание населения с мест постоянного проживания. Вышеперечисленные ситуации воспринимаются личностью индивидуально, сквозь призму устоявшихся мнений, стереотипов.[39]

Молодежь является наиболее мобильной социальной группой в структуре современного общества. Одним из этапов к достижению самостоятельности, к успешному профессиональному будущему является получение высшего образования.

В связи с тенденцией последних лет сокращения образовательных учреждений в российских регионах, закрытия филиалов вузов, объединения вузов в крупные образовательные кластеры остро встает проблема образовательной миграции молодежи. Молодежь из российских регионов мигрирует в крупные мегаполисы, в которых им предоставляется возможность обучаться в вузах и иных образовательных учреждениях.

Любые процессы миграции, в том числе и образовательной миграции, связаны с адаптацией мигрантов к условиям принимающей стороны.

В настоящей статье остановимся на теоретических основах изучения адаптации молодежи к условиям поликультурной среды современного вуза.

Адаптация личности в поликультурной среде

Проблема адаптации человека к окружающей его среде является важной и значимой, так как недостаточно адаптированный индивид не может интегрироваться в социальную структуру общества или группы, эффективно взаимодействовать с социальным окружением и реализовывать собственные цели и намерения.

Одной из важнейших личностных задач,  возникающих перед каждым молодым человеком,  является умение найти и занять свое место в жизни, создать или войти в приемлемый для него социальный круг, состояться профессионально.

 Эти задачи можно считать универсальными для всех молодых людей, хотя конкретные позиции в обществе или социальной группе, социально-профессиональные роли будут различными для разных людей, в зависимости от их идентичности, ситуационных возможностей, врожденных особенностей, представлений о ценностях, в зависимости от стереотипов и ожиданий. 

Результат процесса социокультурной адаптации зависит от многих факторов и причин, изучается представителями разных наук – психологами, социологами, философами, экономистами, этнометодологами.

Остановимся на анализе базовых понятий. Понятие адаптации первоначально возникло в биологических науках, и там оно определяется как приспособление организма в целом, а также его органов и клеток к условиям окружающей среды. По аналогии с биологической адаптацией социальная адаптация интерпретируется таким же образом, только приспособление происходит не к природной, а к социальной, или точнее к социокультурной среде[40].

Следует отметить, что в условиях современных реалий крупных вузов можно говорить о процессе адаптации к поликультурной среде. Поликультурная среда представляет собой социальное пространство, в котором происходит общий процесс развития общества и личности, функционирование и развитие культур во всех их проявлениях. Поликультурная среда формируется путем взаимопроникновения и взаимовлияния различных национальных и региональных культур.

Понятие социальной адаптации является сложным и неоднозначным, поскольку отдельные аспекты адаптационного процесса приобретают различное значение в зависимости от социального контекста и требований времени. В настоящее время социальную адаптацию определяют как процесс и результат приспособления индивида к постоянно меняющимся условиям поликультурной среды и воздействие на эту среду таким образом, чтобы по возможности приспособить ее к себе. 

Адаптация в более широком социокультурном контексте предполагает приспособление личности к окружающей среде с ее последующим социальным влиянием – в той или иной степени – на это окружение. Для этого требуется осознание своих приоритетных потребностей, мотивов, ценностей,  личностных смыслов, а также согласование индивидуальных и групповых потребностей, интересов, норм, ценностей, целей, о необходимых для этого усилиях и достаточных вознаграждениях.  Адаптированным можно считать того человека, который достигает равновесия между своим внутренним «Я» и внешним поликультурным окружением.

Социальная адаптация является двусторонним процессом.

В связи с этим понятие социальной адаптации необходимо дополнить  понятием личностной адаптации, важнейшим компонентом которой является согласование самооценки притязаний индивида, обусловленных процессами социализации, как с его внутренними возможностями, так и с реальностью поликультурной среды.

Социальная адаптация выражается в большой степени во внешних навыках и умениях. Внутренняя адаптация выражается в более глубинных ощущениях и переживаниях индивида в поликультурной среде, его самооценке и эмоциональном отношении к себе и представителям других этносов как носителям иных культур. 

Следует отметить, что социальная и личностная адаптации не всегда совпадают в полной мере. Умение вести себя в поликультурном обществе, хорошие манеры, внешняя общительность и доброжелательность могут сопровождаться скрытым презрением к представителям разных этносов и культур.

Социальная адаптация представляет собой процесс приспособления, освоения, принятия личностью новых для нее социальных условий или элементов социокультурной среды (в том числе образовательной среды вуза).

Существуют разные модели социокультурной адаптации. Кратко остановимся на основных моделях адаптации. В модели социокультурной адаптации Г. Тарда акцент ставится на процессе подражания, за счет которого происходит постепенное включение личности в принимающую группу и социальные реалии. В модели М. Вебера первостепенную важность представляет собой активная деятельность личности, вовлеченность в процессы внешней среды, осознанность выбираемых образцов поведения в новой социокультурной среде. В модели Ю. А. Урманцева акцент ставится на важности осознанного стремления к поставленной цели, что способствует более плавной адаптации к внешним реалиям. В модели Л. Берталанфи говорится о необходимости преодоления возникающих препятствий, разнообразных барьеров на пути адаптации, которые можно рассматривать в качестве стимула для дальнейшего развития личности в новой социокультурной среде.[41]

Классически выделяют четыре основные стадии адаптации личности  в новой социокультурной среде: первая стадия, на которой индивид знакомится с ценностями и нормами новой социокультурной среды; вторая стадия, на которой индивид толерантно воспринимает систему ценностей и образцы поведения представителей новой социокультурной среды, но не готов их принять за основу своего поведения; третья стадия, на которой происходит принятие индивидом базовых элементов системы ценностей и образцов поведения принимающей социокультурной среды, при сохранении некоторых культурных ценностей индивида (стадия аккомодации); четвертая стадия, на которой происходит постепенное совпадение системы ценностей, шаблонов поведения индивида и представителей принимающей социокультурной среды (стадия ассимиляции).[42]

Поликультурная образовательная среда вуза

Образовательная среда вуза является источником  разнообразного культурного опыта и представляет собой образовательный совокупный набор влияний. Элементы различных культур постепенно трансформируются и отображаются в образовательной среде вуза. Поликультурная окружающая среда города, региона, страны влияет на  образовательную среду вуза: чем большее количество фрагментов культуры будет преобразовано в образовательный ресурс, тем более богатой, с точки зрения воздействия, будет образовательная среда. Поликультурная среда исторически формируется путём взаимовлияния и взаимопроникновения различных национальных, региональных и иных видов культур, являющихся разнообразными, для которых не существует чётких критериев, позволяющих личности выбрать одну или другую культуру. Тем самым человек становится носителем элементов разных культур и ценностей в поликультурной образовательной среде.

Перечислим основные требования, которым должна отвечать сформированная образовательная среда вуза: обеспечение непрерывного процесса развития обучающихся; наличие взаимосвязи между обучающимися и профессиональной социализацией, которая осуществляется последовательно в рамках образовательного процесса; четкие образовательные ориентиры и стратегии; положительный эмоциональный фон; вовлеченность студентов в образовательный процесс, в научную деятельность.[43] Учёные считают, что исторически сложившееся разнообразие национальных и этнических культур в России создает благоприятные условия для диверсификации поликультурного образования. Основными характеристиками поликультурной образовательной среды являются: открытость, способность быстро реагировать на возникающие образовательные потребности человека и общества. Поликультурная среда призвана помогать учитывать особенности обучающихся, принимать во внимание их культурную самобытность, способствовать более успешной адаптации обучающихся посредством образования.

Поликультурная образовательная среда представляет собой личностное пространство, поскольку основным субъектом его реализации выступает обучающийся. Это пространство диалога, потому что только диалогические отношения обеспечивают полноправное взаимодействие представителей различных культур. Поликультурное образование предполагает рассмотрение культурных и иных интересов различных национальных и этнических групп и обеспечивает адаптацию человека к различным ценностям в ситуации существования множества разнородных культур, взаимодействие между людьми с разными традициями, акцент на диалоге культур, отказ от культурно образовательной монополии в отношении других наций и народов.

Под поликультурным образованием подразумевается образование, включающее приобщение студентов к этнической, национальной и мировой культуре, формирование готовности и умения жить в поликультурной среде современного общества в целом.

Для эффективного использования возможностей, которые предоставляет поликультурная образовательная среда, была разработана модель поликультурной образовательной среды. Поликультурная образовательная среда вуза включает в себя, во-первых, субъекты поликультурной образовательной среды, то есть обучающихся студентов, среди которых могут быть и местные жители и приезжие из других регионов и стран. Во-вторых, поликультурная образовательная среда вуза включает в себя технологии поликультурного образования, то есть совокупность средств, методов и приемов обучения, направляемых на решение задач, связанных с культурным многообразием мира.

Поликультурная образовательная среда вуза может быть разделена на два вида: поликультурная внутренняя среда и поликультурная внешняя среда. Поликультурная внутренняя среда включает в себя непосредственно среду вуза. В рамках поликультурной внутренней среды вуза студенты-представители разных этносов и культур имеют возможность напрямую взаимодействовать друг с другом, адаптироваться к ценностям иных культур, в процессе совместной образовательной деятельности поддерживать режим культурного диалога.  Поликультурная внешняя среда включает в себя среду города, региона, страны, на территории которых располагается вуз.

Виды аккультурационных стратегий

В процессе обучения в вузе молодые люди взаимодействуют с представителями разных культур. Данное взаимодействие требует от каж­дого конкретного индивида определенного отношения к этому факту, выработки своей аккультурационной стратегии,  определенных форм адаптации к условиям пребывания в новой поликультурной среде, что может выражаться в изменении самоидентифика­ции личности, ценностных ориентаций, ролевого поведения.

Остановимся на анализе основных видов аккультурационных стратегий.

С. Бокнер одним из первых попытался выделить и описать аккультурационные стратегии мигрантов. Его типология взаи­модействия включала следующие категории: интеграция, то есть сохранение прибывшей группой или индивидом своей культурной идентичности при одновременном принятии элемен­тов культурной идентичности доминирующей группы; ассимиляция, то есть постепенная добровольная или вынуж­денная утрата мигрантами своей культурной идентичности и при­нятие взамен норм и ценностей доминирующей группы вплоть до полного растворения в ней; сегрегация, то есть ориентация на раздельное и обособленное развитие групп; геноцид, то есть ориентация на намеренное уничтожение группы.

Последствия миграции для индивида определялись соответ­ственно с помощью следующих условных наименований: при интеграции -  «посредник» или «медиатор», творчески синтезирующий обе культуры; при ассимиляции - «перебежчик», изменяющий своей куль­туре в пользу культуры доминирующей группы; при сегрегации - «маргинал», колеблющийся между двумя культурами и переживающий в результате этого тяжелый внутриличностный конфликт и несоответствие при идентификации; при геноциде - «шовинист», преувеличиваю­щий значимость своей культуры ценой умаления ценностей чужой.

Дж.Берри дорабатывает приведенную выше типологию. Он считает, что для оп­ределения индивидуальных ориентаций на аккультурацию необ­ходимо выяснить позицию индивида в двух основных вопросах. Первый вопрос касается отношения индивида к собственной культуре, ее ценности для индивида и необходимости сохранения и развития его этно­культурной идентичности. Второй вопрос направлен на определение от­ношения индивида к группе или группам контакта: насколько взаимодействие с членами этих группы ценно и желательно для индивида, на­сколько охотно он будет идти на поддержание межкультурных от­ношений.

Различные вариации ответов на данные вопросы соответствуют четырем основным аккультурационным стратегиям.

В случае отрицательного ответа на первый вопрос и положительного ответа на второй можно го­ворить о том, что индивид или этническая группа осуществили выбор в пользу ассимиляции, при которой ценность собственного культурного наследия явно занижается, происходит более или менее быстрое освоение всех основных элементов культуры дру­гой группы, постепенное вытеснение и замена ими соответству­ющих элементов собственной культуры в основных сферах жиз­недеятельности. Это приводит либо к поглощению доминантной группой группы меньшинства, и тогда культура доминантной группы без каких-либо существенных изменений распространяет­ся на этническое меньшинство, либо же обе группы, как в «пла­вильном котле», формируют некий третий вариант, при котором новая культура содержит в себе более равноправное по сравне­нию с первым вариантом привнесение элементов двух исходных культур.

Положительные ответы на оба вопроса свидетельствуют об ориентации индивида или группы на стратегию интеграции. Эта стратегия предполагает бережное сохранение и дальнейшее раз­витие собственного культурного наследия при самом благожела­тельном отношении к разнообразным формам взаимодействия с большинством. Она приводит к возникновению «мозаичного» об­щества, в рамках которого каждый элемент мозаики сохраняет свою самобытность, но при этом совокупность всех групп обра­зует новую целостность. Данный — поликультурный — вариант развития общества обычно противопоставляется в качестве аль­тернативы варианту «плавильного котла», в рамках которого ис­ходная самобытность в процессе взаимодействия теряется.

Следующий вариант аккультурационной стратегии предпола­гает положительный ответ на вопрос о сохранении своего куль­турного наследия и отрицательный ответ на вопрос о желании поддерживать и усиливать связь с группой контакта. В зависимости от того, кто осуществляет выбор данной стратегии - меньшинст­во или большинство - она традиционно будет носить разные наз­вания. В случае, если данный выбор осуществляют члены этничес­кого меньшинства, говорят об изоляционистских установках и ориентации на сепаратизм. Зачастую данная стратегия - это един­ственный видимый меньшинством способ сохранения этнокультур­ной идентичности и более или менее независимого существования. В случае же, если данная стратегия навязывается меньшинству до­минантной группой, говорят о стратегии сегрегации.

Последняя аккультурационная стратегия - марги­нализация - возникает у индивида или этнокультурной группы тогда, когда, с одной стороны, слабо сформирована или уже ут­рачена идентификация с «родной» этнической группой и ее куль­турой, а с другой стороны — в силу каких-либо причин нет уста­новки на поддержание и тем более усиление контактов с группой этнического большинства или другими группами контакта.

Таким образом, Дж.Берри не только усовершенствовал типо­логию своего предшественника, но и предложил простой и удоб­ный методический прием для выявления аккультурационных стратегий мигрантов.

Типология аккультурационных стратегий Дж. Берри является универсальной, ее можно использовать для анализа процесса адаптации студентов в условиях поликультурной среды современного вуза.

Следует отметить, что студентам присущи разные стратегии аккультурации, которые проявляются в изменениях ценностных ориентаций, ролевого поведения, социальных установок личности под воздействием новой социокультурной среды, новых контактов с представителями разных этносов и культур. [44]

Основные выводы по результатам исследования

Весной 2016 года на базе Государственного университета управления было проведено пилотажное исследование с использованием качественного метода сбора информации – глубинное интервью. В ходе исследования были проведены глубинные интервью с 28 студентами, представителями разных этносов, приехавшими на обучение в ГУУ из различных российских регионов. Студентам задавались вопросы об их мотивах выбора столичного вуза для обучения, о доступности путей образовательной миграции, об удовлетворенности процессом обучения в вузе и внеучебной деятельностью в вузе и за его пределами, о барьерах и трудностях, с которыми сталкиваются студенты мигранты, о способах преодоления барьеров и трудностей.

В ходе исследования были получены следующие выводы.

Во-первых, элементы различных культур постепенно трансформируются и отображаются в образовательной среде вуза.

Во-вторых, в процессе обучения в вузе молодые люди взаимодействуют с представителями разных культур. Данное взаимодействие требует от каж­дого конкретного индивида определенного отношения к этому факту, выработки своей аккультурационной стратегии,  определенных форм адаптации к условиям пребывания в новой поликультурной среде, что выражается  в изменении самоидентифика­ции личности, ценностных ориентаций, ролевого поведения.

В-третьих, в процессе обучения в условиях поликультурной среды современного вуза опрошенные студенты в большей степени используют аккультурационную стратегию интеграции, суть которой идентификация со своей культурой и с культурными ценностями и нормами нового социокультурного пространства, в которое необходимо включиться человеку.

В-четвертых, в процессе обучения в условиях поликультурной среды современного вуза студенты в меньшей степени используют аккультурационные стратегии ассимиляции, при которой человек полностью принимает ценности и нормы нового социокультурного пространства, отказываясь от своих культурных норм и ценностей; стратегию сепарации, при которой происходит отрицание личностью образцов иной культуры при сохранении идентификации со своей культурой; стратегии маргинализации, т.е. потери идентификации со своей культурой при отсутствии идентификации с культурой принимающего социокультурного пространства.

В-пятых, студенты мигранты сталкиваются с разнообразными барьерами на пути адаптации в условиях поликультурной среды современного вуза. Разнообразные структуры внутри вуза (студенческий совет, интерсовет и др.) предлагают мероприятия для лучшей адаптации студентов к условиям обучения в вузе и к условиям проживания в крупном мегаполисе.

В качестве дальнейшего направления для продолжения исследования можно обозначить изучение взаимосвязи между успешностью процесса адаптации студентов в условиях поликультурной среды современного вуза и степенью вовлеченности студентов в образовательную, научно-исследовательскую, досуговую деятельности в вузе.

 

Литература

 

1. Бучек А.А. Полиэтничная среда и ее влияние на этническое самосознание личности [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2011. N 5(19)

2. Корель Л.В. Социология адаптаций: вопросы теории, методологии и методики. Новосибирск: Наука, 2005

3. Реан А. А. Психология адаптации личности. Анализ. Теория. Практика. М.: Прайм-Еврознак, 2008

4. Рязанцев С.В., Ткаченко М.Ф. Мировой рынок труда и международная миграция. М.: Экономика, 2010

5. Тимохович А.Н. Принимающее сообщество и мигранты – представители школьной и студенческой молодежи в Москве: проблемы и векторы решения // Сборник материалов научно-практической конференции «Адаптация и интеграция мигрантов в принимающее сообщество: проблемы и пути решения». М.: Издательство экономико-правовой литературы, 2015

6. Berry J. W., Poortinga Y., Breugelmans S., Chasiotis A., Sam D. Cross-cultural psychology: Research and applications. Cambridge : Cambridge University Press, 2011

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

М.С. Юрина

студент Северо-Западного института управления РАНХиГС,

призер конкурса на лучшую

научную работу в области миграции

среди студентов, проведенного

АНО «Институт миграции и межнациональных отношений»

 

 

Миграционные процессы

в эпоху глобализации: сравнительный анализ американского и европейского подхода

 

Миграция – это сложный общественный процесс, который охватывает все стороны экономической, политической и культурной жизни общества. Это одна из самых важных и актуальных политических проблем на современном этапе, которая может привести к негативным последствиям для всего народонаселения. Миграция сейчас - это уже не просто передвижение людей с одной территории на другую, а динамичный процесс, который влечет за собой множество других проблем, таких как рост преступности, распространение болезней, нарушение демографического баланса, недопонимание между представителями разных национальностей.

     Сегодня миграционные проблемы характерны для всех развитых государств мира. На данный момент они носят явный политический и экономический характер, и, конечно, рассматривая Российскую Федерацию, возникает вопрос, испытывает ли Россия такие же большие трудности, как и страны Европейского Союза  и США.

По статистике Россия занимает второе место после США по численности проживающих на её территории мигрантов[45]. К началу 2015 г., по данным  Федеральной миграционной службы (ФМС), в РФ находится более 10 млн. иностранцев, из которых 40% не являются трудовыми мигрантами[46]. Подобные масштабы не могут не отражаться на всех сферах жизни общества: политической, экономической, социальной, культурной, просветительской.

То же самое можно сказать и о Европейском Союзе, и о Соединенных Штатах, где вопрос миграции становится все более серьезным, увеличивается вынужденная и незаконная миграция. Странам-реципиентам, принимающих мигрантов, требуются значительные финансовые затраты на их содержание и дополнительная политическая ответственность.

Выработка эффективной и комплексной миграционной политики в России, отвечающей демографическим, социальным и политическим интересам и потребностям страны, становятся как никогда востребованной в силу обострения экономической и политической ситуации в некоторых странах СНГ, санкциях в отношении России, ситуациях с мигрантами в европейских странах и т.д.

Миграционный кризис коснулся  США.  39,6 млн. жителей этой страны родились за ее пределами, при этом 11–12 млн. из них оказались здесь нелегально. Как и в ЕС, миграционный поток необходимо приостановить, потому что повышается рост социальной напряженности, возникает недовольство со стороны американских граждан, предоставляется угроза как для безопасности США в целом, так и для культурной идентичности американского народа. Миграция, в основном, происходит из стран Латинской Америки и Мексики.

После событий 2011 года, миграционная политика была изменена и усовершенствована, так как до теракта, меры, направленные на контролирование иммиграции, были весьма неэффективны. Иммиграционные органы были развиты слабо. После событий 2011 года правительство США серьезно решило пересмотреть задачи и функции правительственных органов.

Американские граждане видят в лице мигрантов угрозу для своего общества, угрозу уже существующим структурам, которые создавались веками (этническая, расовая, языковая). Особенно можно выделить языковой аспект. Мигранты из Латинской Америки не намереваются следовать правилам США и разговаривать на родном языке американцев, сохраняя свою языковую идентичность. Правительство США в ответ на это ужесточило вынесло предложения по ужесточению иммиграционного режима и провозглашения английского языка государственным языком.

Миграция людей из других регионов имеет как положительные, так и отрицательные моменты. Она играет важнейшую роль в демографическом аспекте и влияет на фактор роста населения. Миграция помогает Америке оставаться одной из самых населяемых стран мира. Объем ВВП, производимого иммигрантами в США, оценивается более чем в 1,5 трлн. долл. Совокупный доход только нелегальных иммигрантов составляет около 350 млрд. долл. [47] Рост низкооплачиваемых и низкоквалифицированных работников увеличивается с каждым днем, следовательно рабочие места, которые непривлекательны для американских граждан, заполняются, что позволяет снизить производственные цены и издержки (сферы услуг, строительство). Иностранные студенты, прибывающие в США в целях получения образования в американских учебных заведениях, в скором времени становятся носителями американской культуры и языка, а также студенты получают все необходимые знания, для того чтобы стать лучшими кадрами для США. Что касается высококвалифицированных работников, то это только делает нагрузку на образовательную программу США легче и проще. (На данный момент более половины академического персонала в сфере естественных наук – это иностранные студенты, окончившие вузы США и сотрудники-иммигранты[48]).

Можно выделить следствия кризиса миграционной политики США:

1. Отрицательное воздействие иммиграции сопровождается большой нагрузкой на рынок труда, финансирование, образование, медицину в США.

2. Также серьезной проблемой является и трудовая миграция. Из-за того, что мигранты из других стран готовы работать за небольшие зарплаты и отсутствие социальных гарантий, происходит торможение роста оплаты труда (работодатели заинтересованы в притоке мигрантов, но многие американские граждане высказываются против трудовой иммиграции).[49]

3. Миграционные процессы изменяют этническую структуру населения. Испаноязычные уже обошли по численности афроамериканцев, став крупнейшим меньшинством США. Эти перемены – важнейший аспект  для политической американской системы, так как они могут перераспределить социальные блага между отдельными группами населения. По словам знаменитого политолога из Гарвардского университета Самьюэла Хантингтона, испаноязычная иммиграция является «наиболее... серьезным вызовом традиционной американской идентичности... Игнорируя эту проблему, американцы толкают (свое общество) к трансформации на две культуры (англо- и испаноязычную) и два языка».[50]

4. Изменяется расовый и культурный облик крупнейших городов США. Это происходит из-за широкомасштабного оттока мигрантов из стран Латинской Америки. Так, Лос-Анджелес стал основным пунктом назначения для выходцев из Мексики и Азии, Майами – для кубинцев и некоторых других мигрантов из Латинской Америки. На десять мигрантов приходится девять коренных жителей(в Лос-Анджелесе и Майами), которые отправляются в другие города.

5. Недовольство американских граждан по отношению к иммигрантам из Латинской Америки и Мексики. Испаноязычные иммигранты не желают интегрироваться в американское общество, игнорируя национальный язык, обычаи и традиции США.

6. Кризис миграционной политики США характеризуется  переходом американского общества от традиционного «плавильного котла» к модели «мозаики». Это означает, что иммигранты, которые в прошлом быстро становились американскими гражданами(получали гражданство, принимали американскую культуру, менталитет, язык), в настоящее время попадают в скорее «мультикультуроное» общество, которое, в свою очередь, распалось на религиозные, расовые, языковые и культурные группы. Вероятность утраты национального единства очень велика, что повлечет за собой развитие конфликтов.

Иммиграцию в США  можно рассматривать в двух сторон, она носит как положительный, так и отрицательный характер. Миграционный поток нелегалов остановить нелегко, в особенности из-за того, что США, высокоразвитое государство, тесно граничит с трудноизбыточными странами. Известный политолог Джозеф Най писал, что наш мир характеризуется «размыванием границ». В связи с изменениями экономической, социальной и политической ситуациях на мировой арене, США должны пересмотреть свои взгляды на миграционные процессы и методы урегулирования миграционной политики.

Теперь рассмотрим миграционный кризис в ЕС. В 2014 году аналитики  говорили о повторении финансового кризиса 2008 года. В 2015 году  произошло ухудшение экономического состояния мировой экономики по нескольким причинам (конфликты и противоречия, возникающие из-за национальной розни, как в Европе, так и в США; кризис 2008 года повлек за собой ослабление экономики, а также произошло расслоение граждан на два вида: неимущих и финансово обеспеченных; геополитические события, такие как передел власти в Сирии и Ираке, события на Украине – все это не способствовало стабилизации мировой экономики, а только ухудшило ее состояние; увеличивающееся количество мигрантов усилило нагрузку на социальную базу стран, которая и без того уже испытывала дефицит бюджета.). Финансовый кризис совпал с миграционным кризисом, началом которого можно считать первую половину 2015 года. По заявлению Еврокомиссии, этот миграционный кризис– крупнейший со времен Второй мировой войны. По словам Верховного комиссара ООН по делам беженцев Антонио Гутерриша, мир столкнулся с самым серьезным кризисом за последние 20 лет.[51] По данным организации МОМ, в прошлом году число международных мигрантов в мире достигло максимума после Второй мировой войны – 244 млн человек. Самая главная и основная задача для ЕС на современном этапе – это именно решение вопросов и проблем, касающихся иммиграции, и данные проблемы будет в приоритете на протяжении ближайших десятилетий. На фоне всевозрастающего потока иммигрантов и увеличения конфликтов, Евросоюз пытается всеми способами найти выход  из сложившейся ситуации. Европа столкнулась с кризисом миграционной политики, и государствам ЕС необходимо урегулировать его. [52]

Для начала необходимо понять причину кризиса миграционной политики ЕС. Он происходит из-за сложившейся ситуации в 21 веке. Огромное количество беженцев из Сирии и Африки пытаются проникнуть в страны ЕС, которые в свою очередь просто не выдерживают колоссального наплыва людей. Ежедневная газета Bild, со ссылкой на власти Германии, сообщила: с января по август 2015 года внешние границы Евросоюза нелегально пересекли 506 тысяч беженцев. Bild пишет: основной поток мигрантов попал в Европу через морскую границу Греции и Турции. Только с апреля по август её незаконно пересекли 210 тысяч беженцев. Большинство из них прибыли из Сирии — 60 процентов, еще 18 процентов добрались до Европы из Афганистана.[53]

Можно назвать несколько серьезных причин возникновения массового потока миграции в страны Европейского Союза:

1. Это экономический кризис 2015 года,  который затронул экономики многих стран мира, а также различные политические процессы, неустойчивость и нестабильность в африканских странах, Сирии, Афганистане, Ираке, мощные террористические организации, такие как ИГИЛ, которые являются серьезнейшей проблемой для общества. Сейчас перед странами ЕС возник вопрос, который не перестает тревожить как государства, так и граждан европейских стран: как решить проблему адаптации и интеграции мигрантов в разные страны Европы. Мигранты сталкиваются с различными проблемами, когда оказываются в принципиально другой стране. Это могут быть и политические проблемы, и социально-культурные, религиозные и конфессиональные различия, которые, в свою очередь, могут создать угрозу для самих европейских государств. Это может отразиться на их стабильности, могут разрушиться культурные основы общества, которое принимает мигрантов. Для того, чтобы решить вопрос миграционного кризиса в ЕС, нужно, в первую очередь, задуматься насколько эффективна государственная политика в сфере регулирования миграционных потоков.

2. Еще одна причина притока мигрантов в страны ЕС: в 2011 году началась гражданская война в Сирии, которая дала боевикам организации «Исламского государства» возможность для захвата оружия,  территорий, общественных ценностей, людей, нефти. Данная организация в России признана экстремистской и была запрещена.[54] ИГИЛ стремительно набирает силу на Ближнем Востоке, а также в Африке, и воюет оно не против какой-то конкретной силы, а против всех, как мусульман, так и христиан, ИГ выступает против цивилизации в целом.[55] Организация подвергает опасности жизни людей, вследствие чего граждане различных стран вынуждены покидать свои родные места и искать убежище. С начала конфликта в Сирии в марте 2011 года в результате боевых действий погибло по меньшей мере 271 тыс. 138 человек.[56] Война в Ливии продолжается. Несколько раньше страны Европы еще могли договориться с Муаммаром Каддафи насчет пресечения нелегальной миграции в европейские страны, то теперь это просто невозможно в связи с гибелью политического лидера. Попасть в Италию через Ливию для африканского народа из Сомали и Эритреи довольно просто, ведь границы открыты (от Триполи до побережья Сицилии 450 километров по морю), а из Турции можно добраться в Грецию или на Балканы.

Большая часть европейцев не готова смириться с большим потоком беженцев, прибывших в их родные страны.  Различные протесты и митинги проходили во Франции, Германии, Латвии. Люди выходят на улицы, чтобы добиться равных прав мигрантов и самих жителей Европы, ведь права действительно неравны. Беженцев содержат из расчёта 700 евро на человека в месяц, а пенсионные выплаты составляют около 200 евро в месяц.[57] Выработалось два точки зрения на то, каким образом можно урегулировать миграционную проблему. 

Первое решение – это закрытие границ. Восточноевропейские и прибалтийские страны считают, что необходимо принимать серьезные меры для охраны границ Шенгена. Наплыв беженцев из стран Африки и  Ближнего Востока в  Европу поставил под угрозу соглашение о свободном передвижении в пределах Шенгенской зоны.[58] И если сейчас шаг за шагом будет происходить отказ от системы Шенгена, это будет иметь серьезные экономические последствия, с беспокойством отмечают многие политики и эксперты. «Если шенгенская система будет разрушена, под угрозой окажется вся Европа, как с политической, так и с экономической точки зрения», - подчеркивает министр финансов Германии Вольфганг Шойбле в интервью изданию Spiegel Online. А глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер даже заявил, что тот, «кто похоронит Шенген, в конце концов сведет в могилу и весь внутренний рынок».[59] Ангела Меркель стремительно теряет свой авторитет тем, что не признает своих ошибок. Канцлер Германии проводит политику «открытых дверей», что подразумевает под собой принятие беженцев. Если на данный момент политика Меркель не будет пересмотрена, то это повлечет ряд негативных последствий для граждан Германии. Можно услышать, что Меркель «в либеральной одержимости» может развалить и Шенген, и коалицию Германии.[60] В связи с неконтролируемым потоком беженцев, такие страны, как Германия, Чехия, Словакия ввели контроль на границах с Австрией, кроме того Австрия и  Словакия приступили к контролю на своих границах с Венгрией, которая в свою очередь построила забор на границе с Сербией. Германия также ввела  частичный контроль на границе с Чехией. Венгрия, в свою очередь,  начала возведение стены вдоль своей границы с  Хорватией, через  территорию которой устремились беженцы после закрытия Венгрией границы с Сербией. Единственной страной, последовательно проводившей жесткую анти-миграционную политику в 2015 году, является именно Венгрия.  Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан фактически спрогнозировал социальный взрыв в ЕС из-за беженцев и выступил первым среди европейских лидеров  с призывом закрыть границы (на границе с Сербией была сооружена защитная стена из колючей проволоки протяженностью в 175 км).[61] На данный момент официально закрыли свои границы следующие страны: Австрия (действие Шенгенского соглашения будет временно приостановлено в связи с тем, что границы Европы не обеспечены должным уровнем безопасности), Польша, Венгрия, Чехия и Словакия заявили о закрытии границ из-за потока мигрантов с Ближнего Востока, Швеция и Дания также закрыли свои границы (4 января 2016 года Швеция ввела режим пограничного контроля при въезде на мост-тоннель через пролив Эресунн, соединяющий Швецию и Данию). Данные страны не хотят превращаться в государства, которые будут массово принимать беженцев, поэтому вынуждены закрывать свои границы.  Происходит так называемый эффект домино.

Приоритетной проблемой для ЕС сейчас является оптимизация этнокультурного интеграционного процесса.  Неудачная мультикультурная политика свидетельствует о кризисе либеральной идеи и интреграции в европейских странах. Принцип культурной ассимиляции Франции, как и мультикультурализма Великобритании и Голландии не смогли в полной мере повлиять на современные вызовы и угрозы, возникающие на разных уровнях. Для Евросоюза очень важно найти оптимальную, универсальную модель интеграции и также ее инструментов, а данный процесс может подорвать уже существующий баланс культур в Европе. Необходимо найти и выработать механизмы цивилизационной ассимиляции иммигрантского потока на основе.  Будет ли это жесткий путь, который устраивает европейские правые партии, или это будет более мягкий подход, который предлагают демократические партии ЕС, можно только предполагать, но Евросоюз как организация будет терять свое политическое значение.

Российская Федерация сталкивается с теми же проблемами, что США и страны Европы. Поток трудовых мигрантов в ближайшее время не прекратится, так как экономическая ситуация в бывших республиках СССР резко не улучшится, что означает, что численность трудовых мигрантов будет увеличиваться. По данным Росстата, число приезжих из стран СНГ, прибывших в РФ в первые 9 месяцев 2014 года, достигло 361 384 человек. Это на 50 000 больше, чем за весь 2013 год.[62] Мигранты в основном отправляются в развитые города, где проще найти рабочие места, что в результате приведет к переизбытку рабочей силы в крупных городах. Если говорить о нелегальной миграции, то по данным ООН,  Россия находилась на втором месте (после США) по числу законных и нелегальных иммигрантов, проживающих на территории страны. Рост численности нелегальных мигрантов приводит к социальному напряжению в стране, росту преступности.

Необходимо проанализировать и сделать выводы о миграционных потоках в Российской Федерации, ведь то, что происходит в стране, где живешь – наиболее интересно и актуально. Как изменились масштабы постоянной миграции начиная с 1990 года и заканчивая 2016 годом, сколько прибыло в Россию, и, наоборот, скольким пришлось уехать. А также проанализировать, как миграционная ситуация на современном этапе в странах Европы и США влияет на РФ. Для начала рассмотрим постоянные миграционные процессы.

Можно выделить несколько причин, почему возникает миграция:

1. Когда в определенном обществе присутствует большое количество мигрантов, это ведет к обострению социальной обстановки в обществе, к напряженности, так как у приезжих людей не так развито чувство толерантности и уважения, что в свою очередь приводит к конфликтам и национальным неприязням с обоих сторон.

2. Рабочих мест для граждан России становится меньше, так как мигранты – это дешевая рабочая сила и появляется сокращения рабочих мест для местных жителей. Повышается уровень безработицы.

3. У приезжих очень низкий уровень знаний русского языка, низкий уровень образования, а также несоблюдение норм и правил поведения, принятых в нашей стране и российском обществе, что в свою очередь приводит к маргинализации населения.

4. Из-за быстрого потока мигрантов повышаются цены на недвижимость, а также снижается заработная плата. Конкуренция на рынке труда становится заметнее и это тяжелым образом отражается на качестве и уровне жизни местных людей.

5. Из-за того, что население городов федерального значения переполнено, происходит вымывание ресурсов и денежных средств из регионов.

Сложность России в регулировании миграционных потоков заключается в том, что, с одной стороны, она является страной эмиграции, а с другой стороны, странной иммиграции для большинства граждан из стран СНГ. Поэтому в разработке и совершенствовании мер миграционной политики в нашей стране необходимо учитывать как опыт ЕС и США, так и собственную уникальную историю и культуру.

В данном случае, под миграционной политикой государства понимаются функции контроля движением населении, «комплекс разработок и мероприятий, направленных на формирование необходимых потоков и необходимой интенсивности миграции населения».[63]

На основании проведенного анализа в данной работе автор может предложить следующие рекомендации для России:

Россия, как и страны ЕС и США, сталкивается с большим потоком нелегальных мигрантов. Только скоординированная политика государств может помочь в решении данного вопроса. Поэтому нашей стране следует быть готовой и открытой к диалогу и обсуждению данной темы, признавая ее наличие.

В России пока еще плохо налажена работа элементов социального государства, в отличие от стран ЕС и США. А потому миграция в Россию носит временный и изменчивый характер. Мигранты, в том числе и квалифицированные, в большинстве случаев возвращаются на родину, так как не могут получить должного социального обеспечения. Существуют также высокие административные барьеры в получении российского гражданства. Все это складывает восприятие России как «временного места» работы, а не жизни, а это влияет на негативное отношение мигрантов к нашей стране и культуре.

В России, также как и в странах ЕС, необходимо обратить внимание на законодательное обеспечение миграции. Многие вопросы не имеют правового регулирования, в то время как по отношению к мигрантам правоохранительные органы порой осуществляют незаконные действия.

В РФ необходимо более активно развивать гражданское общество, воспитывать у молодежи идеи толерантности, многонациональности и уважения. Нужно формировать в России, в том числе и на уровне СМИ, более позитивное и правильное отношение к мигрантам. Необходимо делать акцент на интеграции общества и адаптации мигрантов к языково-культурной среде.

В России необходимо создавать стимулы для привлечения высококвалифицированных мигрантов (например, льготы для бизнеса, упрощенная процедура получения документов и т.д.). Нужно увеличить число бюджетных мест в высших учебных заведениях регионов с целью сдерживания потоков студентов, стремящихся в крупные города для получения бесплатного образования.

В России также как и в Америке называют большой проблемой миграции возможность утраты национальной идентичности, единства и развитие этнических конфликтов. Для того чтобы этого избежать необходимо перенять опыт США по формированию роли сильного и справедливого государства.

Необходимо обратить внимание на опыт США и стран ЕС по довольно успешной политике государства на протяжении многих лет  принимать большой поток мигрантов и ассимилировать их в американском или европейском обществе, не подвергая опасности основы демократической власти. При этом опыт последнего времени все-таки указывает на необходимость поиска новых моделей и форм миграционной политики.

Важно совершенствовать уже действующее законодательство РФ в области миграции, система иммиграционного контроля, контролирования депортации незаконных мигрантов. Должна быть оказана материальная поддержка мигрантам за счет средств федерального бюджета РФ, созданы новые центры временного размещения вынужденных переселенцев.

Если все необходимые меры будут предприняты, то  Российская Федерация сможет получить экономическое благополучие, добиться процветания страны, улучшить качество жизни российских граждан.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В.В. Печёнкина

Студентка

 Налогового института  РосНОУ  [64]

 

 

Миграционные процессы в Российской

Федерации: проблемы и перспективы

 

Международная трудовая миграция сейчас – это во многом следствие неудовлетворенности людей в разных странах мира условиями жизни, попытка их добиться восполнения недостатка у них как материальных, так и духовных ценностей. Политическая нестабильность, гражданские войны, отсутствие социальных гарантий, экономическая стагнация – эти и иные причины побуждают граждан искать работу за рубежом.

Особое внимание к проблемам международной трудовой миграции вызвано также негативными явлениями на местных рынках труда, нарушением основных прав и свобод граждан, военными конфликтами и социальными волнениями в отдельных странах и целых регионах в мире. И очевидно, что действенный контроль международного рынка труда невозможен без координации действий всех государств, так как интенсификация легальных и нелегальных миграционных потоков создает реальные угрозы их национальной безопасности.

Сложившееся международное разделение стран на доноров и реципиентов ухудшает экономическое неравенство стран.  Это объясняется тем обстоятельством, что отток рабочей силы из наименее развитых стран еще больше ухудшает экономическую ситуацию и является препятствием для развития различных секторов экономики. Регулирование данной проблемы невозможно без корректировки и международной, и национальной политики стран.

Нынешняя ситуация обостряется  и ростом масс нелегальной миграции. Этому способствует несовершенство законодательной базы, низкая эффективность работы некоторых государственных органов, уполномоченных действовать в области трудовой миграции.

Кроме того, проблемы контроля за миграционными процессами заключаются также в недостаточно проработанных существующих механизмах учета и анализа международной трудовой миграции. Отсутствие единого методологического подхода негативно влияет на достоверность получаемых данных на международном уровне. Различные основания статистических исследований, количества и качества иностранного потока рабочей силы на национальном уровне создают трудности в сопоставлении данных, а, следовательно, и в изучении в целях оптимизации международного и национального законодательства в области трудовой миграции. 

Данные статистики ФМС России учитывают только легальных мигрантов, причем по небольшому числу параметров (гражданство, пол, возраст, обращение за оформлением документов, миграционные правонарушения). Исследования, проводимые НКО и академическими институтами, носят исключительно качественный характер, и изучают отдельные аспекты миграции (типа распространения ВИЧ среди мигрантов или положения женщин-мигрантов в мигрантских общинах и т.п.), имеющие разве что узко-научную ценность.

Практически не используются данные исследований, проводимых в странах-донорах миграции – преимущественно, из-за отсутствия единой методологии и несопоставимости получаемых данных. Не ведется сравнительно-правовой анализ и мониторинг эффективности законодательства, подзаконных актов и правоприменительной практики.

И остаются без ответа главные вопросы: количество мигрантов (документированных и с неурегулированным статусом), их социально-демографический портрет, уровень их образования, профессиональная подготовка, уровень владения русским языком, реальное региональное распределение по территории РФ, структура доходов и расходов мигрантов (в т.ч. с неурегулированным статусом), их правовое положение и реальные проблемы с законом, миграционные намерения.

 

В результате государство лишается возможности реального управления миграционными процессами, используются устаревшие и заведомо неэффективные правовые механизмы, процветает коррупция, распространяются мигрантофобские мифы, дестабилизирующие общество и провоцирующие межнациональные конфликты.

 И при этом остается исключительно важным исследование и анализ  реальной миграционной ситуации в России, включая влияние миграции и мигрантов на основные сферы общественных интересов – экономику, демографию, социальные услуги, межнациональные и межконфессиональные отношения, ситуацию с соблюдением законности. Благодаря проведению  такого исследования будет получена реальная картина миграционной ситуации в России, количества и качественного состава мигрантов, правового и социального положения внешних мигрантов, определены экономические, социальные, правовые, демографические эффекты миграции; будет создана база последующего оперативного мониторинга миграционной ситуации и связанных с ней последствий в основных сферах общественной жизни, налажено постоянное научное взаимодействие исследователей России и российских государственных структур, отвечающих за администрирование  учета мигрантов, налогооблагаемых доходов, их социального положения  и других вопросов.

Выделим также и некоторые последствия трудовой иммиграции:

-      Утечка валюты из страны – в виде переводов мигрантов. Объемы этих переводов значительны и имеют тенденцию к росту.

-      В 2012 г., по оценке Всемирного банка, переводы трудовых мигрантов должны были достигнуть 534 млрд долл. (увеличение на                  128 млрд долл. по сравнению с 2011 г.). Переводы в Индию – 70 млрд , в Китай - 66 млрд долл.

-      В 2012 г. иностранные работники, которых в России свыше                       12 миллионов, перечислили на родину 21 млрд долл. [9]

-      Переводы трудовых мигрантов в страны СНГ: переводы таджикских рабочих - 47% ВВП (3,35 млрд долл.), Киргизии – 29% ВВП, Молдавии – 23% ВВП. Переводы таджикских рабочих из России составили в 2011 г. 2,7 млрд долл. Денежные переводы украинских эмигрантов в Украину составили в 2012 г. 7,5 млрд  долл. Всего в страны СНГ из России в 2012 г. было переведено 16,7 млрд долл.

Масштабная трудовая иммиграция неквалифицированной и низкоквалифицированной рабочей силы из стран с уровнем жизни и развития экономики ниже российского имеет для России целый ряд негативных последствий.

Как представляется, было бы целесообразно организовать миграционные центры при ФМС на уровне районных муниципалитетов. Вопросы регистрации трудовых мигрантов можно было бы осуществлять по адресу этих миграционных центров. При этом на имя каждого зарегистрированного мигранта оформлялась бы соответствующая ячейка для получения почтовой корреспонденции. 

И в этих же центрах осуществлять всю необходимую помощь мигрантам в части юридической консультации, реализации образовательных программ, адаптации в культурной и религиозной среде. Вот есть мнение, что мигранты возвращаются из России радикализированными отсюда, потому что они идут в России не в официальные структуры, а вот где-то в подполье обучаются. И это тоже серьезная проблема.

В РФ в настоящее время стратегическим ориентиром в сфере миграционной политики является «Концепция государственной миграционной политики до 25-го года», которая совсем недавно была утверждена Президентом РФ В. Путиным. В этой концепции определены три цели. Первая цель – обеспечение национальной безопасности, безусловно, в сфере миграции населения. Вторая цель демографическая, касающаяся стабилизации численности населения Российской Федерации. Третья цель – содействие обеспечению потребностей экономики в рабочей силе, модернизации, инновационном развитии, повышении конкурентоспособности ее отраслей.

Большая работа проводится в области образовательной миграции. Правда, на протяжении предыдущих лет у нас, к сожалению, было снижение количества иностранных студентов, учащихся в Российской Федерации. Но начиная с 2012-13 года, количество студентов стабилизируется, даже увеличивается.

Рассматривая образовательную миграцию, нужно отметить, что она имеет только положительные стороны. Образование иностранных студентов  идет за счет внешнего финансирования, это не бесплатное образование, все студенты или их государство оплачивают его сами.

О масштабах миграции в России можно судить по количеству детей мигрантов. Процент детей мигрантов среди детей оказывается очень большим. Причем формально многие из этих детей являются россиянами.

Согласно прогнозам через 8-10 лет треть всех учеников в российских школах будут составлять дети гастарбайтеров и мигрантов. То есть можно прогнозировать, что в перспективе доля иммигрантов в занятости будет примерно такой же.

Количество легальных трудовых мигрантов показывают данные о выданных ФМС разрешениях на работу и патентах на трудоустройство.

Рассмотрим проблему нелегальной занятости мигрантов. Десятками миллионами исчисляются количество пересекающих государственную границу мигрантов ежегодно, но только малой части удается трудоустроиться официально. Огромное количество мигрантов, официально перешедших государственную границу, не получив возможность даже зарегистрироваться по месту пребывания через семь дней превращаются в нелегалов, становятся вне закона. А дальше многие из них так и не могут официально трудоустроиться. Некоторые идут на поиски неофициальных мест занятости, другие совершают правонарушения. А в целом это - огромное количество мигрантов.

Нетрудно догадаться, какую подходящую среду это создает для коррупции и криминала в экономике. И здесь же и широкое поле для деятельности лжепосредников, нерадивых работодателей и прочих изъянов вплоть до поддельных документов и действительно нелегального проживания. Но еще хуже то, что, не получив регистрацию по месту пребывания, вследствие чего не имея возможности получить патент, тем более разрешение на работу в организации, в конце концов не могут получить даже неофициальную работу.

К настоящему времени в РФ в сфере миграции принято большое количество законодательных актов, нормативно-правовых документов. Их сегодня более 500, за последний прошедший год было принято еще более 30 федеральных законов. Очень интенсивно идет развитие законодательства, что не специалисту даже сложно проследить за этим. Из этой массы выделяются более 150 базовых законодательных и нормативных правовых актов, которые   регулируют систему отношений в сфере миграции.

Вместе с тем, правоприменительная практика показывает в отдельных случаях дублирование одних и тех же норм, а зачастую эти акты насыщены правовыми коллизиями.  Отсутствие единого  понятийно-категориального аппарата приводит  к неоднозначному  толкованию правовых норм.

Отметим также, что в конце прошлого года заключено новое генеральное соглашение между правительством, профсоюзами и работодателями на ближайшие три года, где впервые стороны договорились о необходимости в течение этих трех лет рассмотреть вопросы о ратификации всех международных актов в области трудовой миграции и миграции в целом.

В целом, если делать правильные выводы из нашего прошлого и если попробовать учиться  на негативном опыте других стран, то мы должны изменить свои концептуальные подходы по следующим направлениям.

Первое – ввести действительно эффективный контроль за пребыванием иностранцев на территории нашей страны. Для этого нужны следующие меры:

-      ввести обязательное снятие отпечатков пальцев у любых иностранцев, попадающих на территорию нашей страны;

-      ввести жесткий контроль за въездом и выездом иностранцев: если человек прибыл на срок до 30 дней, и пограничный контроль до 31 дня не выявил факт выезда этого человека из РФ, то он немедленно объявляется в розыск;

-      вести обязательное присвоение идентификационного номера иностранца (ИНИ) для всех лиц, прибывших в РФ не для целей кратковременного туризма;

-      установить и применять контроль за местом реального жительства иностранца: в гостинице (в отдельном номере); на съемной площади – по предъявлении арендного договора и при условии соблюдения социальной нормы проживания (к примеру, хозяин прописан (зарегистрирован) на своей площади в квартире 30 кв. м, и оно может принять и прописать на этой площади только одного человека); в собственном жилом помещении – если оно пригодно для жилья и имеет площадь не менее 15-20 кв.м.

Второе. Установить и применять жесткий налоговый контроль за источниками доходов иностранцев. Для этого следует ввести следующее:

-      обязательное присвоение ИНН (можно совместить его с ИНИ);

-      контролировать размер доходов иностранца: если его доход ниже прожиточного минимума, то ставить вопрос о его выезде за пределы РФ;

-      вести обязательное налогообложение всех доходов, переводимых иностранцами за пределы РФ.

Третье. Нормализовать (ужесточить) правила получения гражданства. Для этого установить следующие условия и правила проживания и деятельности претендента на получение гражданства РФ на период не менее 5 лет до момента подачи заявки на получение гражданства:

-      все пять лет – проживание по месту регистрации;

-      все пять лет – получение легального дохода не ниже прожиточного минимума;

-      все пять лет – отсутствие правонарушений и судимостей;

-      все пять лет - выезд за пределы РФ – только с разрешения органов МВД.

Все эти меры и правила – этот тот минимум средств надежного,  действенного и достаточного контроля за пребыванием иностранцев на территории РФ, который должен обеспечить защиту национальных интересов государства и общества в этой сфере.

И все эти меры и нормы призваны обеспечить также и прочные позиции России  перед другими странами – в условиях глобального изменения политической, экономической, социальной ситуации в мире, когда идет процесс резкого обострения ситуации на мировом рынка труда.

 

 

Список источников

1.        Конституция Российской Федерации (КРФ) 2015.

2.        Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. Президентом РФ) //  СПС «КонсультантПлюс».

3.        Адаптация и интеграция вынужденных мигрантов (в том числе  с Украины) в местное сообщество: наука и практика, проблемы и перспективы. – М.: МНИ, 2015 – 80 с.

4.             Миграция XXI век. 2013. №7.: [Электронный ресурс]. URL: http://mirpal.org/files/files/migraciaXXI–16_small.pdf.

5.        Сулейманов Д.Н., Миргородская М.Г. Экономике России  необходимо  совершенствование  регулирования миграционных процессов. [Электронный ресурс]: URL:  http:  //  www. rosnou.ru/pub/ni/rmp.pdf

6.                       Сулейманов Д.Н. Адаптация и интеграция  вынужденных мигрантов в местное сообщество. [Электронный ресурс]: URL:  http:  //www. rosnou.ru/pub/ni/adin.pdf

7.        Сулейманов Д.Н. Внутренняя трудовая миграция. [Электронный ресурс]: URL:  http:  //www. rosnou.ru/pub/ni/vntrmig.pdf/

8.          Сулейманов Д.Н., Саяпина А.С. России  необходим Миграционный кодекс. [Электронный ресурс]: URL:  http:  ///фонд-науки.рф/menu/trud-zanyatost-migratsiya-novosti/240-rossii-neobkhodim-migratsionnyj-kodeks-d-n-sulejmanov-a-s-sayapina.html.

9.                  URL: http://government.ru/ - сайт Правительства России.

10.              URL: http://www.fms.gov.ru/ – официальный сайт ФМС России (Федеральная миграционная служба).

11.              URL: http:// com_content&view=article&id=87/фонд науки.рф – сайт НО «Фонд науки и образования».

12.                       URL: http://rosnou.ru/ – сайт Российского нового университета.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ

 

Всероссийской

научно-практической

конференции

 

«Реализация государственной миграционной политики Российской Федерации

в новых условиях»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подписано в печать  ___._____. 2016

Формат 60х90 1/16.

Объем 17,9  усл. печ. л

Бумага типографская.

Печать офсетная

Гарнитура Times New Roman

Тираж ----- экз.

 

Издательство МНИ

123708 Москва, 3-я Хорошевская, д. 2, стр. 1,

тел: 8-499-191-00-69, 8-926-519-49-89

 

[1] С дискриминацией в сфере медицинского обслуживания сталкиваются не только внешние, но и внутренние мигранты, являющиеся гражданами РФ.

[2] В настоящее время Грузия не является государством СНГ.

 

[3]Резолюция № 49/173 от 23 декабря 1994 г. Генеральной Ассамблеи  ООН.

[4] Программа действия. Региональная конференция по рассмотрению вопросов беженцев, недобровольно перемещенных лиц, других форм недобровольных перемещений  и возвращающихся лиц в странах СНГ и соответствующих соседних государствах. Женева. С. 4.

[5]Региональная стратегия УВКБ по осуществлению сотрудничества с НПО и оказанию им поддержки в рамках деятельности по реализации последующих мер Конференции по странам СНГ. Документ, подготовленный для Третьего заседания Руководящей группы по выполнению решений Конференции по странам СНГ. 17-18 июня 1998 г. Женева. С. 13.

[6] Доклад Рабочей группы НПО по интеграции, репатриации, переселению. Женева, 15-18 июля 1998 г. A|UNHCRREP.DOC. С. 3.

[7] См.:Moscow Times. 1998. August 4.

[8] Пискун А. Становление миграционного права в странах СНГ. Материалы Совета по миграции СНГ. 11 июня 1999 г. Минск. С. 3.

[9] См.: Прудникова Т.А. Административно-правовой статус органов исполнительной власти. (На примере миграционных служб): учеб. Пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» // Т.А. Прудникова, В.М. Редкоус, С.А. Акимова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2012. С. 94-95.

[10] Здесь и далее приводятся данные из итогового доклада о миграционной ситуации, результатах и основных направлениях деятельности Федеральной миграционной службы за 2015 год

*Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта 15-33-01044 «а1»

[11] Почему россияне покидают страну (электронный ресурс)/режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=266&uid=112648,свободный. – Заглавие с экрана. –Яз.рус.

[12] Вишневский А.Г., Зайончковская Ж.А. Волны миграции. Новая ситуация // Свободная мысль. 1992. №12; Рыбаковский Л.Л., Рязанцев С.В. Международная миграция в Российской Федерации: Научн. доклад. М., 2005; Гуревич А.М. Мотивация эмиграции. СПб., 2005; Социально-экономические проблемы миграции в современной России: Сб. обзоров / Отв. ред. и сост. В.Г.Былов. М., 2003; Рязанцев С.В., Ткаченко М.Ф. Трудовая эмиграция женщин из России: выезд, трудоустройство и защита прав. М., 2007; Kofman E. Women migrants and refugees in the European Union // The economic and social aspects. Conference jointly organized by The European Commission and the OECD. Brussels, 21–22 January 2003; Боровик М.А., Шемберко Л.В. Европейский вектор современной российской эмиграции: проблемы безопасности // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. М., 2005. Вып. 15. С.14–20; Миграция и безопасность России / Под ред. Г.С.Витковской и С.А.Панарина. М., 2000; Ахиезер А.С. Эмиграция из России: культурно-исторический аспект // Свободная мысль. 1999. №7.; Сабенникова И.В. Русская эмиграция как социокультурный феномен // Мир России. 1997. №3; Хрусталева Н.С. Психология эмиграции (Соц.-психол. и личност. проблемы): Дис. ... д-ра психол. наук: 19.00.05. СПб., 1996; Бондырева С.К., Колесов Д.В. Миграция: сущность и явление. М., Воронеж, 2004; Комин В.В., Червякова М.М. История российской революционной эмиграции: учеб. пособие. – Калинин, 1985; Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. – М., 1987.; Федотов А.С. Российская эмиграция и русское зарубежье. (К вопросу о дефинициях) // Роль русского зарубежья в сохранении и развитии отечественной культуры: Тез. докл. науч. конф. – М., 1993; Хрисанфов В.И. Культурная жизнь Русского Зарубежья 1920-х гг.: Итоги и перспективы изучения // Роль русского зарубежья в сохранении и развитии отечественной культуры: Тез. докл. науч. конф. – М., 1993 и др.

[13] Опрос проведен в январе  2016 г. Респондентов -106 человек. Проживают в Германии -27, Великобритании -16, США – 14, Франция -9, Италия - 7, Испания -5, Швейцария -5, Чехия - 4. Остальные  по 1-2 чел. в европейских странах. Женщины -74%, мужчины -26%. По возрасту: 18-25 лет- 43%, 26-35 лет-57%. По доходу в настоящее время относят себя к среднему классу -64%. Переехали за границу будучи специалистами -67%, бакалаврами -21%, 4 % магистры, остальные респонденты - незаконченное высшее.

[14]http://xn----8sbksjoce4cd.xn--p1ai/menu/stati-i-publikatsii/210-programmno-tselevaya-model-adaptatsii-i-integratsii-vynuzhdennykh-migrantov.html

 

 

[15] Зайончковская Ж. Миграционные тренды в СНГ: итоги десятилетия // Миграция в СНГ и Балтии: через различия проблем к общему информационному пространству // Под ред. Г. Витковской, Ж. Зайончковской. — М., 2001. С. 182.

[16] Банк данных по этно-территориальным конфликтам в бывшем СССР / Глезер О.Б., Петров Н.В., Стрелецкий В.Н. — М., Центр политико-географических исследований, 1996. С. 11.

[17] Дмитриев А.В. Конфликтогенность миграции / Глобальный аспект // Социологические исследования. — 2004. — № 10. С. 47.

[18] С 1992 - 2001 гг. Федеральная миграционная служба была в составе МВД России.

[19] Черненко А. В этой службе все немножко камикадзе // Российская газета. — 2002. 14 июня.

[20] Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации».

 Редакция подготовлена на основе изменений, внесенных Федеральными законами от 30.12.2015 № 448-ФЗ,  466-ФЗ. [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_37868/

[21] Федеральный закон « О гражданстве Российской Федерации» от 31.05.2002 N 62-ФЗ (с изм. и доп., вступ. в силу с 04.08.2014). [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.consultant.ru/popular/civic/

[22] Указ Президента Российской Федерации «О структуре федеральных органов исполнительной власти» от 21.05.2012 № 636.

[23] Мигранта в «дорожную карту» // Слово Кыргызстана. — 2014. 13 августа. — № 84 (23078). С. 10.

[24] Солопов М. Рынок труда мигрантов из среднеазиатской страны освободят от получения разрешений на работу // РБК. — 2015. 17 апреля.

[25] Яловкина Я. Вступление в альянсы: как изменится жизнь кыргызстанцев в мае // Вечерний Бишкек. — 2015. 6 февраля. — № 13 (10878).

[26] Кудрявцева Т. Миграционное законодательство Российской Федерации нарушает права детей мигрантов на обучение // Информационное Агентство «24.kg». [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://portal.24.kg/cis/172655-migracionnoe-zakonodatelstvo-rossii-narushaet.html (дата обращения: 20 февраля 2014).

[27] Кумсков Г.В. Вопросы совершенствования методики учета денежных переводов трудовых мигрантов. / Вестник КРСУ. — 2014. — Т. 14. — № 3. С 159.

[28] В 2013 году экономика Кыргызстана выросла // Алиби. — 2014. 31 января. — № 6. С. 10.

[29] Объем переводов из России в Кыргызстан незначительно сократился. [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://krg.rus4all.ru/city_msk/20140708/725289082.html (дата обращения 08.07.2014 г.).

[30] Исаков К.И., Кадырова Г.Ш. Перспективы рынка труда при вступлении Киргизской Республики в Таможенный союз. / Вестник КРСУ. — 2014. — Т. 14. — № 2. С. 20.

[31] Мамытбекова А. Россия и Кыргызстан вновь решают судьбу мигрантов // StanRadar. Политика. [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.stanradar.com/news/full/8380-rossija-i-kyrgyzstan-vnov-reshajut-sudbu-migrantov.html (дата обращения: 10 марта 2014).

[32] См.: Воробьева О.Д. Методологические основы разработки миграционной политики // Миграция населения. Вып. 6: Миграционная политика. Приложение к журналу «Миграция в России». М.2001. С.23

[33] Регент Т.М. Миграция в России: проблемы государственного управления. М.1998. С.46

[34] См.: Грызлов Б. Иммиграция: перед кем открывать ворота?// Аргументы и факты. 2003. №35

[35] См.: Коробов А.А. Динамика государственной миграционной политики РФ, 2000-2006./ Саратовский госуд. соц-эконом. университет –Саратов, 2007. С.26-27

[36] Доржиева Т.Г. Трудовая иммиграция в приграничных регионах России и ее социально-экономические последствия. Дис. … канд. эконом. наук. М., 2003

[37] См.: Указ Президента Российской Федерации от 14.06.1992г. №626 «О Федеральной миграционной службе России»// Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. №25. Ст.1422

[38] См.: Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2.12.1998г. №3294-II ГД "О деятельности Федеральной миграционной службы России по реализации миграционной политики".

[39] Рязанцев С.В., Ткаченко М.Ф. Мировой рынок труда и международная миграция. М.: Экономика, 2010

[40] Корель Л.В. Социология адаптаций: вопросы теории, методологии и методики. Новосибирск: Наука, 2005

 

[41] Тимохович А.Н. Принимающее сообщество и мигранты – представители школьной и студенческой молодежи в Москве: проблемы и векторы решения // Сборник материалов научно-практической конференции «Адаптация и интеграция мигрантов в принимающее сообщество: проблемы и пути решения». М.: Издательство экономико-правовой литературы, 2015

[42] Реан А. А. Психология адаптации личности. Анализ. Теория. Практика. М.: Прайм-Еврознак, 2008

[43] Бучек А.А. Полиэтничная среда и ее влияние на этническое самосознание личности [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2011. N 5(19)

 

[44] Berry J. W., Poortinga Y., Breugelmans S., Chasiotis A., Sam D. Cross-cultural psychology: Research and applications. Cambridge : Cambridge University Press, 2011

 

[45]Куиллин Б. Миграция и денежные поступления от работающих за границей граждан // Всемирный банк. Региональный департамент Европы и Центральной Азии. М., 2013. 3c.

[46] Виды миграции в России и ее причины. Электронный ресурс. Режим доступа: http://zagrandok.ru/vyezd/migraciya/migraciya-v-rossii.html. Дата обращения: 9.11.2015

[47] «Общество и политика». Электронный ресурс. Режим доступа: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=1164#top-content. Дата обращения: 15.05.2016

[48] «Minorities Are Now Majority Of U.S. Births». Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.npr.org/sections/thetwo-way/2012/05/17/152896230/minorities-are-now-majority-of-u-s-births-census-says. Дата обращения:15.05.2016

[49] «США-страна иммигрантов». Электронный ресурс. Режим доступа: http://demoscope.ru/weekly/2008/0351/tema06.php. Дата обращения:14.05.2016

[50] «Миграционная политика США: уроки для России». Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.globalaffairs.ru/number/n_10941. Дата обращения:15.05.2016

[51] Betts A., Louise Bloom. Refugee Economies: Rethinking Popular Assumptions, 2014.Дата обращения: 16.05.2016

[52] Betts A., The global governance of crisis migration, 2014. Дата обращения: 16.05.2016

[53] «Европа для европейцев». Электронный ресурс. Режим доступа: http://geo-politica.info/evropa-dlya-evropeytsev-ili-novyy-povorot-v-istorii-s-migrantami.html. Дата обращения:09.05.2016

[54] «Что нужно знать об Исламском государстве?» Электронный ресурс. Режим доступа: https://news.mail.ru/card/6/#reference6. Дата обращения:09.05.2016

[55] «t is Islamic State?» Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.bbc.com/news/world-middle-east-29052144. Дата обращения:09.05.2016

[56] «Статистика смерти». Электронный ресурс. Режим доступа: http://obozrevatel.com/abroad/92615-statistika-smerti-stalo-izvestno-chislo-pogibshih-ot-vojnyi-v-sirii.htm. Дата обращения:09.05.2016

[57] «Беженцы все больше раздражают европейцев». Электронный ресурс. Режим доступа: http://radiovesti.ru/article/show/article_id/178630. Дата обращения:09.05.2016

[58] EUROPEAN COMISSION:  «Back to Schengen: Commission takes next steps towards lifting of temporary internal border controls». Электронный ресурс. Режим доступа: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-16-1627_en.htm. Дата обращения:09.05.2016

[59] Электронный ресурс. Режим доступа:www.dw.com/. Дата обращения:09.05.2016

[60] «Беспредел в Германии». Электронный ресурс. Режим доступа: http://mir24.tv/news/world/13784639. Дата обращения:09.05.2016

[61] «Европа:тенденции и прогнозы 2016». Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.geopolitica.ru/article/evropa-tendencii-i-prognoz-na-2016-g#.VzLSrr70-VY.

Дата обращения:09.05.2016

[62] «Миграция». Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/apps/6ec1b4004a47e110a974abf75a2eeced. Дата обращения: 09.05.2016

[63] Прудников А. С. Государственно-правовые основы миграции населения в Российской Федерации. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2012. – с. 50.

[64] Статья подготовлена в соавторстве с Д.Н. Сулеймановым, директором Налогового института РосНОУ 

 

 

 

 

 

 

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ

 

Всероссийской

научно-практической

конференции

 

«Реализация государственной миграционной политики Российской Федерации

в новых условиях»

 

 

 

 

 

 

При реализации проекта используются средства

государственной поддержки, выделенные в качестве

 гранта в соответствии с распоряжением

Президента Российской Федерации от 01.04.2015

 №79-рп и на основании конкурса, проведенного

Национальным благотворительным фондом

 

 

 

 

УДК 325.2

ББК 65.248

С 23

 

 

Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции «Реализация государственной миграционной политики Российской Федерации в новых условиях».

 Под ред.  Волоха В. А.  д.полит.н., зам. директора Института миграции и межнациональных отношений, проф.

 Суворовой  В.А. к.полит.н. 

– М.: МНИ, 2016 – 187 с.

 

Научный руководитель

Паскачева А. Б. директор Института миграции и межнациональных

отношений, д.э.н., проф.,

 

Редактор

Ерёмкин А.В. к.фил.н., доцент

.

 

 

 

ISBN

 

 

Сборник подготовлен АНО «Институт миграции и межнациональных отношений» по гранту № 269/27-2 «Реализация миграционной политики Российской Федерации в новых условиях».  При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 №79-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом

 

Сборник рекомендуется ученым, специалистам-практикам, аспирантам, студентам и всем, кто интересуется проблемами миграции. Статьи публикуются в авторской редакции.

 

ISBN

 

© МНИ, 2016.

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

А. Б. Паскачев Миграция в России: проблемы и возможные пути решения

5

Э. Ф. Айдынбеков  Миграционная политика Российской Федерации в области переселения соотечественников, проживающих за рубежом

14

М. А. Бурда, И.В. Герасимова Внешняя трудовая миграция в России: современный  рынок труда и направления совершенствования

21

В. В. Безгачева Регионы Сибирского федерального округа как субъекты  Государственной программы добровольному переселению соотечественников на территорию Российской Федерации (2006-2014)

28

Н. А. Воронина  Из истории развития миграционного законодательства  в государствах содружества независимых государств

43

В. А. Волох Государственная  миграционная политика: анализ ситуации

56

С. А.  Гришаева  Психологическая  поддержка мигрантов в условиях глобализации

63

Н. В. Дергунова Миграция выпускников российских вузов: проблемы сохранения этнокультурной идентичности

72

П.Н. Иванов Формирование и размещение китайской диаспоры в мире

79

И. С. Карабулатова  Социокультурная адаптация трудовых мигрантов в современной Германии как фактор этнополитической безопасности государства

90

В. В. Комаровский Иммиграционное регулирование в России: трансформация модели

96

О. Ю. Кузнецова Московская область: анализ миграционной ситуации

105

В.Ю. Леденёва Решение государственных задач в сфере миграции

110

Н.П. Науменко Миграционные процессы в современное общество. На примере Оренбургской области

116

М.Д. Ноха Трудовые мигранты: патенты, налоги, контроль

120

А.А. Ормонова Трудовая миграция как фактор развития социально-трудовых отношений (на примере российской Федерации и Киргизской республики)

124

Н.А. Седунова Обеспечение доступа беженцев и лиц, ищущих убежище, к образованию

131

Д.Н. Сулейманов, А.С. Саяпина Студенты и трудоустройство

140

Д.Н. Сулейманов,  Т.Н. Мехова, А.С. Саяпина Зачем нужны миграционные центры и помогают ли они справиться с нелегальной миграцией

144

Д.Н. Сулейманов Глобальные тенденции в миграционных процессах: современный мир и Россия

148

В.А. Суворова Факторы  и специфика формирования иммиграционной политики России в постсоветский период

151

А.Н. Тимохович, С.С. Филенко Проблема адаптации студентов-мигрантов в поликультурной среде современного вуза

156

М.С. Юрина ………………………………………………………….

167

В.В. Печёнкина Миграционные процессы в Российской Федерации: проблемы и перспективы.

179

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А.Б. Паскачев

доктор экономических наук, профессор,

Директор Института

миграции и межнациональных отношений,

член Президиума Совета при Президенте Российской

 Федерации по межнациональным отношениям, член Центрального Штаба ОНФ,

Председатель Высшего

Совета ООД «Российский

Конгресс народов Кавказа»

 

 

 

 

миграции в РОССИИ:

проблемы и ВОЗМОЖНЫЕ пути решения

 

Миграционная политика Российской Федерации по нашему мнению должна быть направлена на сокращение нелегальных мигрантов, увеличение поступления налоговых сборов в российский бюджет, снижение уровня коррупции в низовом звене миграционной службы, и чтобы законопослушные и квалифицированные мигранты были заинтересованы в инвестировании своего труда в Российскую экономику. Однако существующие проблемы указывают на необходимость её постоянной оптимизации.

Интеграция мигрантов является двусторонним процессом, который определяется не только отношением к ним принимающего общества, но и желанием мигрантов интегрироваться в данное общество. Отсутствие взаимности в интеграционных процессах делает невозможной интеграцию мигрантов в принимающее общество [6 С.104]

Образование иностранными трудовыми мигрантами замкнутых социальных анклавов имеет множественные причины, в том числе незнание русского языка, бытовых традиций, сегрегация их принимающим обществом, вследствие этого – отсутствие контактов с местным населением.

Одной из проблем, связанных с трудовой миграцией, была неуплата налогов как работодателями, так и самими иностранными рабочими. В результате бюджет страны недополучал миллиарды рублей, которые должны были расходоваться, в том числе и на улучшение качества жизни трудовых мигрантов и охраны их здоровья. Для оптимизации сбора налогов в миграционной сфере в 2013 г. были приняты поправки к Федеральному закону № 115, которые обязывают иностранного работника до оформления разрешения на работу или покупки патента в трехдневный срок получить индивидуальный налоговый номер[7 С.32]

Федеральный закон № 368-ФЗ «О внесении изменений в статьи 226 и 227. 1 части второй Налогового кодекса Российской Федерации» был принят 24 ноября 2014 г. Закон предусматривает внесение изменений, которые касаются уплаты иностранными гражданами налога на доходы физических лиц от осуществления трудовой деятельности на основании патента в виде фиксированного авансового платежа.

В соответствии с Федеральным законом фиксированный авансовый платеж по налогу уплачивается налогоплательщиком по  месту  осуществления  им  деятельности  на основании выданного патента до дня начала срока, на который выдается, продлевается или переоформляется патент.

Наряду с налоговой дисциплиной, важной проблемой, решение которой будет способствовать интеграции трудовых мигрантов в российское пространство, является защита их здоровья, возможность получения ими медицинского обслуживания, обеспечения на государственном уровне их социальных прав.

Согласно Федеральному закону от 1 декабря 2014 г. № 409-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» и статьи 13 ФЗ “О правовом  положении  иностранных  граждан  в  Российской Федерации”» при  осуществлении  трудовой  деятельности  иностранный  работник  должен  иметь  действующий на  территории Российской Федерации  договор  (полис)  добровольного  медицинского  страхования,  либо  иметь  право  на  получение медицинской  помощи  на  основании  заключенного  работодателем  или  заказчиком  работ (услуг)  с  медицинской организацией договора о предоставлении иностранному работнику платных медицинских услуг. 

При этом договор (полис) добровольного медицинского страхования, либо  заключенный  работодателем  или заказчиком договор о предоставлении иностранному работнику платных медицинских услуг должен обеспечивать оказание иностранному работнику первичной медико-санитарной помощи и специализированной медицинской помощи в неотложной форме.

Несомненно, одним из факторов, способствующих сепарации мигрантов, является их социальная исключенность, обусловленная их тяжелым материальным положением и нечеловеческими трудовыми и бытовыми условиями. Несмотря на вновь принятые законы об обязательном медицинском страховании мигрантов, возможности их обращения за медицинской помощью ограничены не только из-за нехватки финансовых средств и отсутствия медицинской страховки, но и вследствие негативного отношения к ним местного населения и врачебного персонала[1], с которыми мигранты сталкиваются при посещении больниц и поликлиник.

Правовая и социальная защищенность мигрантов, улучшение бытовых условий их жизни, увеличение контактов с местным населением в сфере культуры, образования, спорта являются важными условиями успешной адаптации мигрантов и их интеграции в российское общество.

Факторами, способствующими быстрой интеграции мигрантов, являются знание русской языка, бытовой культуры, этикета, ощущение ими социальной, правовой защищенности. Большую роль в обретении мигрантами необходимых знаний играют различного рода образовательные программы, языковые центры, центры адаптации. Решение проблем интеграции в нормативно-правовой и семейно-бытовой сфере невозможно без участия региональных и муниципальных органов, общественных институтов, представляющих интересы мигрантов [10 С.17].

Большое значение для интеграции мигрантов имеет информационная поддержка, использование интеграционного потенциала средств массовой информации: телевидения, Интернета, прессы. Государственные телевизионные каналы, газеты, журналы должны содействовать реализации государственной миграционной политики, а не заниматься формированием негативного образа мигрантов и разжиганием межнациональной розни.

На наш взгляд, принятие Закона о социокультурной адаптации и интеграции мигрантов, инициированного Советом при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям, существенно облегчил бы эту проблему. Однако, к сожалению, проект закона задержался где-то между Правительством и Госдумой.

Нелегальная миграция в России по-прежнему остается одним из наиболее негативных и криминогенных явлений, сопровождающих трудовую миграцию. Количество нелегальных мигрантов по разным оценкам достигает от 3 до 5 млн  чел., тем самым представляя угрозу для объектов социальной, экономической, этнокультурной безопасности страны  [9 С.108].

Нелегальный рынок труда нарушает конституционные права россиян, лишая их возможности здоровой конкуренции в этой сфере, т.к., обладая более высокой квалификацией, они не могут конкурировать с низкооплачиваемыми нелегальными мигрантами, оплата труда которых не требует дополнительных расходов на налоги, медицинское страхование.

Использование малоквалифицированного и низкооплачиваемого труда мигрантов тормозит процессы модернизации экономики и консервирует технологическую отсталость страны. Присутствие на российском рынке труда огромного количества нелегальных мигрантов несет значительные политические и экономические риски, является важным фактором снижения управляемости и повышения непредсказуемости социально-экономических процессов в обществе. Применение нелегальной, дешевой и бесправной рабочей силы подрывает рыночные механизмы экономики, препятствует росту производительности труда, повышению эффективности занятости и оплаты труда российских граждан.

В этом отношении необходима дальнейшая разработка правовых механизмов, обеспечивающих защиту интересов российских граждан на рынке труда и реализации принципа приоритетного использования национальных трудовых ресурсов. В сфере миграционной политики необходимо изучение состояния российского рынка труда, оценка перспективной потребности в иностранных работниках с учетом экономических и демографических интересов страны. Из-за проблем в миграционной сфере снижается экономическая мощь страны, происходит деградация нравственных ценностей, растет уровень преступности, на территорию России проникают запрещенные радикальные организации, чужие традиции, идеология и террористические идеи. Нежелание большинства мигрантов считаться с культурой местного населения приводит к межэтническим столкновениям, а экономический кризис усугубляет сложившуюся ситуацию[6 С.105].

В целях противодействия незаконной миграции с 1 января 2015 г. вступил в силу Федеральный закон от 24 ноября 2014 г.  № 357-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации”». Этот Федеральный закон заменяет механизм квотирования разрешительным порядком осуществления трудовой деятельности по патенту, оформление  которого  возможно  только  в  случае  обращения  иностранного  гражданина,  указавшего  в миграционной карте при пересечении Государственной границы Российской Федерации цель визита – «работа».   Для оформления патента  иностранный  гражданин  будет  обязан  представить  документы,  дающие  ему право на получение в России медицинской помощи – медицинских полисов, договоров на оказание медицинской помощи. Одновременно устанавливается  ограничение  территории  действия  патента  одним  субъектом  Федерации  и  наделение  субъекта  Российской Федерации  полномочиями  по  изменению  размера  соответствующего фиксированного  авансового  платежа  на  доходы  физических  лиц,  уплачиваемого  при  осуществлении  трудовой деятельности по патенту.

Федеральным законом также внесено изменение в закон «О  государственной дактилоскопической  регистрации  в  Российской  Федерации»,  устанавливающее  обязательную  государственную дактилоскопическую  регистрацию  иностранных  граждан,  обратившихся  в  территориальные  органы  ФМС  России  с заявлением о получении дубликата патента.

Федеральным законом внесены изменения в Кодекс Российской Федерации  об  административных правонарушениях,  устанавливающие  административную  ответственность  для  иностранных  граждан  или  лиц  без гражданства  за  нарушения  миграционного  законодательства  РФ  в  области  осуществления  ими трудовой  деятельности  в  РФ  на  основании  патентов. 

Помимо этого, Федеральный закон дополнил  ст.  13  ФЗ  №  115-ФЗ  положениями, предусматривающими обязанность  работодателей уведомлять территориальный орган ФМС России о  заключении  и прекращении договоров о трудовой деятельности с иностранными работниками в срок, не превышающий трех рабочих дней с даты заключения или прекращения (расторжения) соответствующего договора.

Думается, что настало время подумать о целесообразности проведения амнистии определенных групп нелегальных мигрантов с учетом международного опыта, миграционных вызовов в мире и вокруг России. Разумеется, нужно определенное время для стабильного функционирования миграционной службы уже в составе МВД. Надеемся, что неувязки в деятельности госорганов в сфере миграции из-за их недостаточной координации, и в итоге негативно отражающиеся на мигрантах, останутся в прошлом.  Экономический эффект амнистии по нашим расчетам позволит пополнить бюджет страны на 20-30 миллиардов рублей. Это ориентировочная цифра при условии, что амнистироваться захочет примерно каждый пятый нелегальный мигрант. При этом, амнистирующемуся, наряду с прохождением всех процедур в соответствии с действующим законодательством России можно установить штраф в размере от 10 до 20 тыс. руб. Что касается тех лиц, которые не захотят воспользоваться данной возможностью. Для правоохранительных органов подобное явление – сигнал о том, что эта категория мигрантов (за некоторым исключением) хочет продолжать жить в России вне ее правового поля. Учитывая те риски, с которыми сталкивается как наша страна, так и европейские страны в последние годы, на наш взгляд, необходимо всеми возможными способами установить законопослушную категорию мигрантов. Это позволит обеспечить им дальнейшее легальное пребывание в России и одновременно защитить их права и выявить «хронических» нарушителей, с которыми необходимо поступать по всей строгости закона. И работу с ними нужно вести системно, а не кампаниями от случая к случаю. В конце концов, необходимо осознать, что в нашей стране неизвестно где находятся, и неизвестно чем занимаются миллионы граждан других стран (близких и не очень нам). Понятно, что это серьезная, требующая тщательного исследования проблема, и наш институт в настоящее время занимается этим. Пишу об этом в надежде на научную дискуссию по амнистии мигрантов.

Миграционное законодательство Российской Федерации нуждается в дальнейшем усовершенствовании уже существующих и в создании новых законов для стимулирования миграционных процессов, способствующих социально-экономическому развитию страны.

Необходимо совершенствование законодательства о правовом положении иностранных граждан в сфере трудовой и образовательной миграции, в том числе, модернизация институтов временного проживания и вида на жительство в России, включая создание балльной системы отбора мигрантов для получения ими вида на жительство, упрощение и усовершенствование порядка въезда, выезда и пребывания на территории Российской Федерации некоторых категорий иностранных граждан, совершенствование механизмов организации трудовой миграции.

Актуальной остается работа над законодательством о гражданстве России, направленная на введение ускоренного (упрощенного) порядка получения гражданства Российской Федерации соотечественниками, лицами, имеющими вид на жительство и являющимися предпринимателями, инвесторами, квалифицированными специалистами и членами их семей, а также выпускниками российских образовательных учреждений профессионального образования.

В сфере международного сотрудничества очень важным является заключение двухсторонних и многосторонних соглашений по вопросам трудовой миграции, заключение соглашений Российской Федерации с государствами-участниками СНГ об организованном наборе иностранных работников для осуществления трудовой деятельности в России, заключение международных соглашений о приеме, возврате и транзите иностранных граждан и лиц без гражданства[1 С.14].

В Концепции 2012 г. отмечается, что за исключением Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, отсутствуют программы привлечения на постоянное место жительства мигрантов с востребованными в стране профессионально-квалификационными, образовательными, экономическими, демографическими, социокультурными и другими характеристиками, способных успешно адаптироваться и интегрироваться в российское общество. Сложности в разрешении на временное проживание и вида на жительство затрудняют процесс получения гражданства для большинства законопослушных мигрантов

Поэтому по-прежнему остается актуальной разработка правовых и иммиграционных процедур, которые будут способствовать въезду в страну мигрантов, востребованных российской экономикой, и ограничивать въезд иностранных рабочих, чьи профессии не востребованы на рынке труда. Для этого необходимо упрощать иммиграционные правила для квалифицированных работников, а также для дисциплинированных в правовом отношении трудовых мигрантов, готовых работать над повышением своей квалификации и быстрой интеграции в российское культурное пространство[8 С.42-43].

Дальнейшее усовершенствование программы возвращения соотечественников (русского и русскоязычного населения из бывших союзных республик) является одним из важных условий улучшения качества миграционной политики Российской Федерации, конструктивного и менее конфликтного решения проблем экономического и демографического характера.

Совершенно очевидно, что при выборе между внутренней и внешней миграцией на отечественном рынке труда необходимо отдавать предпочтение внутренним мигрантам. Внутренняя трудовая миграция решает комплексные задачи, снижая уровень безработицы в трудоизбыточных регионах страны и проблему дефицита рабочей силы в трудонедостаточных, при этом с меньшими правовыми издержками и рисками. Здесь необходимо отметить, что по предложению нашей Комиссии на заседании Совета при Президентом России Путиным В.В. было дано поручение правительству о разработке «трудовых карт», определяющих потребности субъектов Российской Федерации в дополнительной рабочей силе, а также о разработке системы федеральных компенсационных механизмов для соотечественников и граждан Российской Федерации, участвующих в программе переселения в трудонедостаточные субъекты России. Правительство Российской Федерации приняло по этой проблеме распоряжение 663-р. Однако, как показывает практика, для кардинального решения проблемы этих мер недостаточно, к тому же нет должного взаимодействия между министерствами, ведомствами и субъектами страны. Поэтому и эта проблема требует своего дальнейшего изучения и решения.

Необходимо также отметить, что основа современного российского государства - это сохранение и развитие русской культуры и языка, духовного и материального наследия всех народов России, уважение их самобытных традиций и интеграция лучших достижений в единую российскую культуру как основу идентичности единой российской нации.

Состояние межэтнических отношений, процесс формирования единой российской нации во многом определяются уровнем взаимопонимания между различными этносами, живущими в России, их культурным взаимодействием и взаимовлиянием, которые могут быть построены только на основе объективного знания о культуре, традициях, духовных ценностях друг друга.

Для устойчивого и эффективного развития России нужна дифференцированная по субъектам Федерации, социально ориентированная,  сочетающая интересы органов власти, работодателей, мигрантов и местного сообщества миграционная политика, основанная на новых концептуальных подходах, учитывающих стратегические интересы России, обеспечивающих безопасность личности, общества и государства[9 С.108].

 

Литература

 

1.    Актуальные проблемы миграции. Аналитический обзор. Домодедово, 2014.

2.    Волох В.А. Новая Россия: политика и управление миграционными процессами. М., 2015.

3.    Волох В.А. Трудовая миграция. М., 2014.

4.    Волох В.А., Суворова В.А. Внутренняя миграция. М., 2014.

5.    Воронина Н.А. Международное право и миграционное законодательство стран СНГ (историко-правовой анализ). М., 2015.

6.    Вольтер О. Интеграция мигрантов как предмет государственной политики в современной России // Общество и этнополитика. Материалы  Седьмой Международной научно-практической Интернет-конференции. 1 мая – 1 июня 2014 г. Новосибирск, 2015.

7.    Воробьева О.Д. Миграционная политика России // Проблемы миграции населения в современной России. М., 2014.

8.    Красинец Е.С. Трудовые мигранты в России // Проблемы миграции в современной России. М., 2014.

9.    Ткачева Н.А., Белоножко М.Л. Миграционная политика и безопасность личности, общества и государства. Тюмень, 2013.

10.                        Хуснутдинова Л.Г. Роль муниципальных органов и общественных организаций в адаптации и интеграции мигрантов в местное сообщество (На примере Республики Башкортостан, Пермского края, Самарской области) // Миграция и мигранты.  XI Конгресс антропологов и этнологов россии (КАЭР), 2015 г. М., 2015.

     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Э.Ф. Айдынбеков

аспирант кафедры

Государственного управления

 и политических технологий

Государственного университета управления

 

 

 

МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В ОБЛАСТИ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ,

ПРОЖИВАЮЩИХ ЗА РУБЕЖОМ

 

На протяжении всей истории России миграция населения играла значимую роль в развитии экономических, социальных и демографических процессов [7].

Для максимизации положительных результатов и минимизации негативных последствий от миграции населения в 2012 г. была принята Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 г. (далее – Концепция).

Принятый документ, определил основные цели, задачи и принципы реализации государственной миграционной политики.

Одной из главных целей Концепции является стабилизация и увеличение постоянной численности населения Российской Федерации [1].

Одновременно, приоритетной задачей по достижению указанной цели является создание условий и стимулов для переселения в Российскую Федерацию на постоянное место жительства соотечественников, проживающих за рубежом, эмигрантов и отдельных категорий иностранных граждан [1].

Содействие добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом становится одним из важных ресурсов по увеличению постоянно проживающего населения России и решения демографических проблем и вызовов [2].

Создание условий и стимулов для соотечественников, проживающих за рубежом, предусматривает следующие направления Концепции [1]:

·      содействие добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, и возвращению эмигрантов;

·      реализация Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, ее модернизация и придание ей бессрочного характера;

·      содействие переселению в Российскую Федерацию иностранных граждан в целях воссоединения с семей;

·      модернизация институтов разрешения на временное проживание и вида на жительство.

Таким образом, в настоящее время основной программой по переселению в Россию является «Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом» [2] (далее – Государственная программа), целями которой является:

·      стимулирование и организация процесса добровольного переселения соотечественников на постоянное место жительство в Российскую Федерацию.

·      содействие социально-экономическому развитию регионов;

·      решению демографических проблем, в первую очередь на территориях приоритетного заселения.

Данная программа направлена на объединение потенциала соотечественников, проживающих за рубежом, с потребностями развития российских регионов и поступательного развития экономики страны в целом [3].

Можно с уверенностью сказать, что люди, владеющие русским языком, выросшие в традициях русской культуры и желающие приехать в Россию для постоянного проживания, будут являться огромным положительным фактором в решении демографической проблемы, а также максимально быстро включатся в систему позитивных социальных связей с местными жителями [2].

Так, с начала 2016 г. по состоянию на 29 мая 2016 г. компетентными органами принято заявления более чем от 97 тысяч человек, желающих принять участие в Государственной программе [4].

По данным ФМС России, с начала реализации Государственной программы (с 2007 г.) по состоянию на май 2016 г. принято к рассмотрению заявлений, более чем от 911 тысяч человек [4].

В настоящее время в Государственной программе участвуют порядка 60 регионов из различных федеральных округов Российской Федерации (см. таблицу 1).

В своем интервью Газете.ру  Начальник Главного управления  по вопросам миграции Министерства Внутренних Дел Российской Федерации Ольга Кирилова отмечает, что наибольшей популярностью у участников государственной программы пользуются субъекты Центрального, Сибирского и Северо-Западного федеральных округов, принявшие 43,7, 17,6 и 11,5% переселенцев соответственно [5].

«В десятку лидеров по приему соотечественников входят Калужская, Липецкая, Калининградская, Воронежская, Тульская, Новосибирская, Омская, Курская, Тверская и Саратовская области. Хочу отметить, что образовательный уровень прибывших в Россию участников программы достаточно высок. Более 41% переселившихся имеют высшее либо неоконченное высшее образование, количество лиц со средним профессиональным образованием составляет почти 40%. Большинство переселенцев по возрастному критерию относится к экономически активным слоям населения - их доля составляет около 72%» - отмечает глава управления по вопросам миграции МВД РФ [5].

Кроме того, сами участники переселения получают значительные преференции от участия в Государственной программе, а именно:

·      осуществление трудовой деятельности в качестве наемного работника;

·      получение профессионального образования, в том числе послевузовского и дополнительного образования;

·      занятие инвестиционной, предпринимательской и сельскохозяйственной деятельностью, в том числе без образования юридического лица и без создания новых рабочих мест;

 

Таблица 1. Субъекты Российской Федерации, участвующие в Государственной программе

                                       (по состоянию на май 2016 года)   по данным ФМС России

 

Дальневосточный ФО

Камчатский край

Приморский край

Хабаровский край

Амурская область              

Магаданская область           

Сахалинская область           

Еврейская АО                  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Уральский ФО и Сибирский ФО

Курганская область            

Свердловская область          

Тюменская область 

Челябинская область           

Ханты-Мансийский АО         

Ямало-Ненецкий АО           

Республика Бурятия            

Республика Хакасия            

Алтайский край                

Забайкальский край

Красноярский край

Иркутская область

Кемеровская область           

Новосибирская область         

Омская область                

Томская область               

Приволжский ФО

Республика Марий Эл

Республика Мордовия

Удмуртская республика

Чувашская республика

Пермский край

Нижегородская область

Оренбургская область

Пензенская область

Самарская область

Саратовская область

Ульяновская область

 

 

 

 

 

Южный ФО и Северо-Кавказский ФО

Астраханская область

Волгоградская область

Ростовская область

Ставропольский край

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Северо-Западный ФО

Республика Карелия

Архангельская область

Вологодская область

Калининградская область

Ленинградская область

Мурманская область

Новгородская  область

Псковская область

Ненецкий АО

 

 

 

 

 

 

 

Центральный ФО

Брянская область

Воронежская область

Калужская область

Костромская область

Курская область

Липецкая область

Орловская область

Рязанская область

Смоленская область

Тамбовская область

Тверская область

Ярославская область

 

 

 

 

·      ведение личного подсобного хозяйства;

·      освобождение от уплаты таможенных платежей в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза;

·      получение разрешения на временное проживание вне квот, вида на жительство, а также приобретение гражданства Российской Федерации в упрощенном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации о гражданстве Российской Федерации;

·      получение дошкольного, начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования, а также начального, среднего, высшего и послевузовского профессионального образования, дополнительного профессионального образования;

·      получение медицинской помощи в рамках программ государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в соответствии с законодательством Российской Федерации;

·      предоставление мест в учреждениях социального обслуживания населения и оказания иных услуг в соответствии законодательством Российской Федерации о социальном обслуживании граждан;

·      получение услуг в области содействия занятости населения в части содействия в поиске подходящей работы, организации профессиональной ориентации граждан в целях выбора сферы деятельности (профессии), трудоустройства, организации проведения оплачиваемых общественных работ, ярмарок вакансий и учебных рабочих мест, информирования о положении на рынке труда в субъекте Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации [2].

Важно отметить, что участники Государственной программы переселения могут получить государственную гарантию и социальную поддержку в виде компенсации расходов на переезд, расходов на оформление документов, а также на получение за счет средств федерального бюджета ежемесячного пособия при отсутствии дохода от трудовой, предпринимательской и иной не запрещенной законодательством Российской Федерации деятельности в период до приобретения гражданства                 Российской Федерации (но не более, чем в течение шести месяцев) [3].

Таким образом, Государственная программа является стратегически важным механизмом по решению важных проблем и вопросов в области демографии, политики и миграции.

Факты свидетельствуют, что миграция для Российской Федерации является не проблемой, а  при эффективном управлении – важнейшим ресурсом увеличения и стабилизации постоянной численности населения Российской Федерации и содействует обеспечению потребности экономики России в рабочей силе, модернизации, инновационном развитии и повышении конкурентоспособности ее отраслей [6].

Важно отметить, что прибывшие в Российскую Федерацию соотечественники являются стратегическим потенциалом нашей страны. Легко интегрируясь с местными жителями и пользуясь правами и привилегиями в соответствии с Государственной программой, соотечественники максимально быстро начинают вносить свой вклад в различные сферы нашего государства.

При этом Государственная программа требует постоянного совершенствования и дополнения, так как от эффективного управления миграционными процессами зависит экономическая, социальная, политическая составляющая управления государства в целом.

Нельзя не согласиться с Суворовой В. А, которая считает, что учитывая комплексный̆ характер миграционных процессов, их влияние на безопасность страны, демографическую и социально-экономическую ситуацию, в разработке и реализации миграционной политики, федеральных программ, в том числе и государственной программе по содействию добровольному переселению, должны принимать  участие ключевые федеральные органы исполнительной̆ власти, а также органы исполнительной̆ власти субъектов Российской̆ Федерации [8].

Максимальное участие федеральных органов исполнительной власти, а также исполнительной власти субъектов Российской Федерации, которые участвуют в реализации программы содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, повысит ее эффективность и даст положительный импульс самим соотечественникам, которые участвует в данной программе, так как не редки случаи, когда участники программы сталкиваются с халатным и отрицательным поведением сотрудников органов исполнительной власти субъектов участников данной программы.

 

Литература

 

1.    Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» от 25. 07. 2002 г. № 115-ФЗ (действующая редакция, 2016).

2.    Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ (ред. от 31.12.2014).

3.    Указ Президента РФ от 14.09.2012 №1289 «О реализации Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом».

4.    Указ Президента Российской Федерации от 22 июня 2006 г № 637 «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом».

5.    Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников проживающих за, рубежом.

6.    Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года.

7.    Айдынбеков.Э.Ф. Интеллектуальная миграция в современной России //Российская миграция. 2011 №4(49).

8.    Волох В.А. Проблемы и перспективы формирования миграционной политики в условиях перехода к инновационной экономике // Власть. 2011 № 3.

9.    Суворова В.А. О концепции государственной иммиграционной политики Российской Федерации // Власть. 2009 №1.

10.                       URL: http:// www.fms.gov.ru  – Официальный сайт Федеральной миграционной службы

11.                       URL: http:// www.gazeta.ru – Официальный сайт интернет газеты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

М.А. Бурда

 кандидат политических наук,

 старший преподаватель

АНО ВО «Институт

деловой карьеры

 

 

 

 

 

 

И.В. Герасимова

кандидат экономических наук,

Федеральная миграционная служба

 

 

 

ВНЕШНЯЯ ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ В РОССИИ:

 СОВРЕМЕННЫЙ РЫНОК ТРУДА

 И НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

 

Сложившийся на сегодняшний день подход к формированию политики российского государства в сфере внешней трудовой миграции не учитывает один из ключевых критериев ее эффективности, а именно «востребованность» внешних мигрантов.

С 2015 г. для иностранных граждан, прибывших в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, изменился порядок привлечения к трудовой деятельности. Данная категория мигрантов осуществляет трудовую деятельность на основании патента, за исключением отдельных категорий иностранных граждан [4]. Кроме того, в соответствии с договором о ЕАЭС граждане государств - участников данного Договора (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия) осуществляют трудовую деятельность без разрешительных документов.

Данные обстоятельства привели к значительному снижению количества оформленных разрешений на работу (-85,7%), в том числе квалифицированным специалистам (-86,1%). Например, в 2015 году в Российской Федерации иностранным гражданам было оформлено всего порядка 177 тыс. разрешений на работу, что на 86% меньше, чем в 2014 г. Среди иностранных работников, оформивших разрешения на работу, граждане Китая составляют 34,0%, далее следуют – КНДР (20,2%) и Турции (15,2%) [5]. Аналогичная тенденция прослеживается и в 2016 г.

В этой связи российский рынок труда иностранной рабочей силы становится все более ориентированным на государства-участники СНГ. Так, в 2015 г. в соответствии с нормами российского миграционного законодательства выдано чуть более 1,7 млн. патенов [5].

Более половины всех патентов (52,2%) выдано гражданам Узбекистана, далее следуют граждане Таджикистана (24,3%), Украины (10,8%), Молдовы (5,8%) и Азербайджана (2,8%) [5].

Таким образом, граждане Узбекистана и Таджикистана уверенно монополизируют отечественный рынок труда иностранной рабочей силы и занимают на нем более 75%. Безусловно, необходимо обращать внимание и на граждан Киргизской Республики, которые также достаточно широко представлены в самых разнообразных отраслях. Однако ввиду положений вышеназванного Договора об ЕАЭС, их количество выявить затруднительно.

Отдельного внимания заслуживает и распределение иностранных работников по сферам деятельности.

В соответствии с полученными уведомлениями, большая часть мигрантов трудится в следующих отраслях народного хозяйства (ТОР-5):

1. Строительство – 375,2 тыс. чел., или 34,0% от общего количества выданных разрешительных документов (из них 275,7 тыс. чел. – по патентам и 99,5 тыс. чел. – по разрешениям на работу);

2. На обрабатывающих производствах – 115,8 тыс. чел., или 10,5% (из них 85,5 тыс. чел. – по патентам и 30,4 тыс. чел. – по разрешениям на работу);

3. Деятельность домашних хозяйств – 106,8 тыс. чел., или 9,7% (из них 105,6 тыс. чел. – по патентам и 1,2 тыс. чел. – по разрешениям на работу);

4. Оптовой и розничной торговле, ремонте автотранспортных средств – 97,6 тыс. чел., или 8,9% (из них 75 тыс. чел. – по патентам и 22,6 тыс. чел. – по разрешениям на работу);

5. Предоставление прочих видов услуг – 83,1 тыс. чел., или 7,5% (из них 74,5 тыс. чел. – по патентам и 8,6 тыс. чел. – по разрешениям на работу).

Можно сказать, что сохраняется, установившаяся на протяжении длительного времени, тенденция осуществления иностранными гражданами трудовой деятельности в России в сфере физического, а не умственного труда [1].

Сложившаяся на сегодняшний день ситуация в сфере внешней трудовой миграции не позволяет однозначно определить приоритеты миграционной политики. Представляется, что внешняя трудовая миграция находится в зависимости от складывающейся политической конъюнктуры. Наметившаяся в 2010-2012 гг. тенденция к селективной миграции, выделение отдельных категорий трудовых мигрантов, предоставления им преференций в рамках национального законодательства, реализации двусторонних соглашений на сегодняшний день нивелировано патентом.

Действующий механизм не рассматривает внешнюю трудовую миграцию, как способ наполнения общества новыми востребованными членами. Миграционные послабления при таком подходе направлены не на либерализацию привлечения квалифицированных и востребованных мигрантов в независимости от государства их происхождения, а на поддержку клиентистских политических элит государства исхода мигрантов, которые действуют в интересах сохранения стабильности политических систем.

В этой связи, очевидным является тот факт, что находящиеся у власти политические элиты государств-участников СНГ, в особенности постсоветские азиатские автократии, рассматривают трудоустройство своих граждан на территории России как одно из приоритетных направлений регулирования своей внутренней политики, направленной на стабилизацию национального рынка труда, снижение протестных настроений в обществе, а также привлечение «живых» наличных денежных средств в экономику посредством денежных переводов мигрантов.

Кроме того, существующий подход не позволяет учитывать и гендерные особенности внешней трудовой миграции.

Например, согласно данным ФМС России за 2015 год среди почти 2 млн. иностранных граждан, оформивших разрешительные документы на право осуществления временной трудовой деятельности в Российской Федерации (разрешения на работу и патенты), мужчины по приблизительным оценкам составляют около 80%. [6]

При этом среди находящихся на территории России иностранных граждан мужчины составляют только 66,3%, среди которых 84,9% – это лица трудоспособного возраста (18-60 лет), женщины составляют 33,7% от общего числа находящихся лиц [5].

Среди трудовых мигрантов, оформивших разрешение на работу, а не патент, абсолютное большинство также составляют мужчины –                   84,9% [5].

Однако, анализируя данные о выданных разрешениях на работу, можно выделить государства, в потоках которых женщины составляют существенную долю. Так, среди оформивших разрешения на работу иностранных граждан Филиппин и Таиланда женщины составляют 82,3% (1,8 тыс. разрешений) и 94,8% (1,6 тыс. разрешений), соответственно [5].

Как справедливо отмечает Ж. Зайончковская: «Имеющееся выраженное преобладание мужчин среди иностранных работников в России говорит не только об имеющихся культурных особенностях тех государств, откуда едут мигранты, но и о более широких возможностях занятости мигрантов-мужчин. При этом можно предположить, что существенной части женской миграции не видно в официальной статистике, так как женская миграция в существенной мере сосредоточена в нелегальной сфере» [2].

На сегодняшний день имеющиеся общедоступные информационные ресурсы не позволяют в полной мере проанализировать выданные разрешительные документы (патенты) на право осуществления трудовой деятельности на территории Российской Федерации в рамках гендерного аспекта.

Гипотетически, рассматривая статистические данные ФМС России по въезду/выезду за 2015 г. на примере Республики Узбекистан, можно предположить следующее.

В 2015 г. на территорию Российской Федерации въехало чуть более 1,6 млн.  граждан республики Узбекистан в возрасте от 18 до 60 лет (1,34 млн. мужчин и 276 тыс. женщин). При этом гражданам республики Узбекистан было выдано около 850 тыс. патентов [6].

Это говорит о наличии достаточных оснований, что определенная часть узбекских трудовых мигрантов осуществляет трудовую деятельность в Российской Федерации нелегально. Причем часть этой нелегальной миграции имеет «женское лицо».

Сложившиеся на сегодняшний день передовые рынки труда иностранной рабочей силы (США, Россия, Европейский Союз) на основании имеющейся гендерной сегрегации выделяют следующие типичные сектора занятости женщин-мигрантов.

В первую очередь здесь необходимо выделить сектор домашнего обслуживания (прислуга, няни, домработницы, сиделки). Далее необходимо отметить сектор «общественных услуг» (уборщицы, посудомойки, официантки и другой низовой персонал гостиниц, ресторанов, торговых центров, клининговых компаний). Кроме того, в отдельный сектор целесообразно определить индустрию развлечений и «досуга», куда также следует отнести и оказание секс-услуг.

Это в определенной мере коррелируется и с официальной занятостью женщин-мигранток в России, где при оформлении разрешений на работу основными профессиями указанными женщинами, являлись специалист, швея, менеджер, подсобный рабочий, массажист, повар.

Сложившаяся таким образом секторально-гендерная сегрегация отчасти позволяет объяснить причины латентности женской трудовой миграции, которые зачастую связаны со способами нелегального попадания женщин на иностранный рынок труда.

Основным способом является направление женщин мигрантов в государство трудоустройство по туристическим визам с целью частной поездки и другим основаниям, не дающим право на осуществление трудовой деятельности. В государствах миграционного «донорства» существует целый пласт подобного рода туристических агентств, специализирующихся на таком «туризме». По истечению срока официального пребывания за границей женщина превращается в нелегала.

Необходимо отметить, что такой способ применяется при организации нелегальной миграции не только женщин, но и мужчин. Он позволяет временно легализовать мигранта в государстве приема на начальном этапе, обеспечить легальность его въезда, однако, когда время легального пребывания мигранта заканчивается, он впадает в зависимость от работодателя, диаспоры, организаторов нелегальной миграции.

Другим подобного рода способом является возможность заключения фиктивного брака с гражданином государства-приема. Риск выезда, таким образом, заключается в основном в том, что женщина-мигрант зачастую попадает в зависимость от своего фиктивного мужа.

Потребность в наличии женщин-мигрантов также обусловлена их привлекательностью для работодателя. Согласно исследованию, проведенному Е. Тюрюкановой, в группе низкооплачиваемых трудовых мигрантов (до USD 500 в мес.) соотношение женщин и мужчин составляет 3:1, в то время как в группе высокооплачиваемых мигрантов (свыше USD 1000 в мес.) эта пропорция изменяется на противоположную: 1 женщина на каждые 3 мужчин [3]. Иными словами, женщина-мигрант выгоднее и дешевле для работодателя.

Имеющиеся проблемы в данной сфере говорят о необходимости совершенствования механизмов дифференциации внешней трудовой миграции, в том числе и в гендерном аспекте.

Такое совершенствование не может быть односторонним и должно формироваться на принципах трипартизма работодателя, работника и государства.

Работодатель должен получить гарантии профессионально подготовленного, «прозрачного», адаптированного к государству приема сотрудника. Мигрант должен гарантировать себе условия труда, реального работодателя, прозрачные финансовые условия, фиксированный срок осуществления трудовой деятельности. В свою очередь государство в определенной мере декриминализует миграционную сферу, будет более эффективно проводить оценку рынка труда иностранной рабочей силы, сможет сосредоточить больше усилий на противодействии нелегальной миграции.

Внедрение указанной системы не требует отказа от существующего порядка выдачи разрешительных документов, в том числе и патентов. Однако он может и должен быть скорректирован в части выдачи патентов или разрешений на работу в рамках организованного набора на территории государства исхода в процессе развития подведомственных российским органам власти миграционных центров.

Такие центры можно развивать на базе представительств в ряде ключевых государств-доноров мигрантов, дипломатических учреждений, торговых представительств, а также Россотрудничества.

Однако проведенная административная реформа государственных органов оставляет на сегодняшний день ряд вопросов, в первую очередь, в части регулирования внешней трудовой миграции. Принимая во внимание необходимость усиления контроля за миграционными потоками, борьбу с нелегальной миграцией и ее организацией под эгидой правоохранительных органов, вопросы трудовой миграции, развитие программ и механизмов по интеграции мигрантов, их организованного привлечения, развития институтов государственно-частного партнерства в сфере подготовки и обучения потенциальных мигрантов необходимо решать все-таки вне системы МВД России.

На федеральном уровне необходим самостоятельный орган государственной власти, который будет вырабатывать и реализовывать миграционную политику государства, а правоохранительные органы должны осуществлять предупреждение, выявление и расследование преступлений в миграционной сфере в рамках деятельности «Миграционной полиции».

Таким образом, миграционное ведомство, отказавшись от несвойственных для себя правоохранительных функций, сможет более эффективно заниматься выработкой системы «квалифицированных преференций». Такая система, не ориентируясь в своем базисе на государство происхождения мигранта и наличие безвизового режима сможет дифференцировать мигрантов относительно их квалификации и востребованности на рынке труда, что является вполне традиционным подходом к внешней трудовой миграции в историческом контексте.

 

Литература

 

1.    Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Консультант Плюс. Дата обращения 19.08.2016.

2.    Герасимова И.В.  Влияние миграционных процессов на регулирование социально-трудовых отношений: монография / Герасимова И.В. – М.: ГУУ, 2014. С. 37.

3.    Зайончковская Ж.А., Витковская Г.С.  Постсоветские трансформации: отражение в миграциях / Центр миграционных исследований, Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. - М.: ИТ «АдамантЪ». - 2009. - 411 с.

4.    Тюрюканова Е.В. Глобализация международной миграции роль женщин. // Тендер и экономика мировой опыт и экспертиза российской практики/Отв. Ред. и сост. к. э. н. Е.Б Мезенцева - М,2002. С. 77.

5.    Автоматизированная система аналитической отчетности ФМС России.

6.    ФМС России [Электронный ресурс] URL: http://www.fms.gov.ru/about/activity/stats/Statistics/. Дата обращения 12.05.2016.

В.В. Безгачева

магистрант 2 года обучения

исторического факультета

Томского государственного университета,

призер Всероссийского конкурса на лучшую

 научную работу в области  миграции среди студентов

 

 

РЕГИОНЫ СИБИРСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА

 КАК СУБЪЕКТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЫ

ДОБРОВОЛЬНОМУ ПЕРЕСЕЛЕНИЮ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ

НА ТЕРРИТОРИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (2006-2014 гг.)

 

Государственная программа содействия добровольному переселению соотечественников на территорию Российской Федерации была запущена в 2006 г. как одно из направлений миграционной политики, а также политики в сфере поддержки зарубежных соотечественников. Участие в программе наиболее актуально для регионов, характеризующихся демографической убылью населения. Для анализа были взяты регионы Сибирского федерального округа (СФО: Алтайский край, Республика Алтай, Республика Бурятия, Забайкальский край, Иркутская область, Кемеровская область, Красноярский край, Новосибирская область, Омская область, Томская область, Республика Хакасия, Республика Тыва).

В первую половину 1990-х гг. миграция в Россию приняла массовый характер, что было связано с политической, социально-экономической нестабильностью, обострением национальных конфликтов и нежеланием утраты связей с Россией. Пик иммиграции приходится на 1994 г., когда в Россию прибыло около 2 млн. переселенцев (по данным на 1 августа 1994 г. среди всех политических мигрантов доля русских превышала 60%) [1]. В течение 1990-2002 гг. из бывших союзных республик в Россию выехало 3,3 из 25,2 млн. этнических русских (по данным 1989 г.), что примерно в 6 раз превышает размеры русской репатриации за 1980-е гг. [2].

Деятельность в данной сфере проводилась как на государственном уровне, так и через негосударственные организации.  В 1991 г. был зарегистрирован Российский фонд помощи беженцам «Соотечественники», одной из целей которого являлось оказание помощи в приеме и размещении, защита прав и свобод. При участии фонда было создано 700 переселенческих организаций и предприятий, 36 региональных отделений [3].  В 1992 г. был создан фонд «Содружество» как общественная благотворительная организация, помогающая соотечественникам в Прибалтике, в том числе по вопросам переселения (так, фонд оказывал помощь в переезде и устройстве неимущих одиноких пенсионеров в российские дома-интернаты и дома престарелых [3]). В апреле 1996 г. было учреждено движение «Форум переселенческих организаций» для защиты прав и интересов беженцев и вынужденных переселенцев. Кроме того, функционировал ряд общественных объединений, созданных самими переселенцами, прибывшими на территорию России. Со стороны государства акцент был сделан на формирование правового поля на постсоветском пространстве по вопросам миграции, а также социально-экономическую поддержку соотечественников-переселенцев. Так, по линии программы «Дети семей беженцев и вынужденных переселенцев» (часть Президентской программы «Дети России») в середине 1990-х гг. данной категории оказывалась социальная помощь, помощь в получении образования, услуг здравоохранения и т.д. В регионах создавались Центры временного размещения (ЦВР). К 1997 г. в стране функционировало 28 ЦВР и 27 пунктов временного приема [4]. В апреле 1995 г. между ФМС России и Федеральной службой занятости было заключено Соглашение о создании рабочих мест для вынужденных переселенцев за счет средств Государственного фонда занятости населения РФ [5]. Несмотря на недостаточное финансирование (к 1998 г. исполнителям было перечислено 8,4 млрд. рублей из предусмотренных 50 млрд. [5]), данный опыт являлся важным для дальнейшего развития государственной активности в организации поддержки переселенцев, в том числе на региональном уровне.

Основными районами переселения по данным 1996-1997 гг. являлись Западная Сибирь, Северный Кавказ, Поволжье, Урал и центральная часть России. С 01 июня 1992 г. по 01 января  1995 г. Западная Сибирь приняла более 60 тыс. человек (около 9% общего потока переселенцев), из них 71% прибыли на территорию Новосибирской, Кемеровской, Тюменской областей и Алтайского края [6]. Новосибирская область и Алтайский край вошли в число 14 российских регионов, признанных благоприятными для приема переселенцев [6]. Кроме того, были заключены договоры с пятью субъектами, в том числе, Новосибирской и Омской областями о создании рабочих мест за счет федерального и региональных бюджетов. В рамках соглашений было создано 1627 рабочих мест [5]. Регионы получали средства из федерального бюджета на реализацию миграционных программ (так, в 1997 г. Новосибирская область получила 31 млрд. рублей для организации поддержки переселенцев [6]). Это позволяло снизить нагрузку на региональные бюджеты, что было особо важным в условиях сложной социально-экономической ситуации в стране после распада СССР.

Уже ко второй половине 1990-х гг. наблюдается снижение доли русских в национальном составе мигрантов из стран - бывших союзных республик (с 76% в 1993 г., до 67% в 1994 г., 63% в 1995 г., 60-61% в 1996-1998 г., 55-58% в последующем [2]). При этом 26,5% прироста в 2000 г., 15,8% в 2001 г. и 17,8% в 2002 г. было получено за счет титульных народов стран СНГ и Балтии [2]. В 2000-е гг. данная тенденция продолжалась. Это свидетельствует о том, что беженцев 1990-х гг. (прежде всего, русских и русскоязычных) сменили трудовые мигранты (преимущественно из стран Центральной Азии).

В этих условиях принятие программы содействия переселению соотечественников в Россию подвергается критике со стороны научного сообщества как запоздалая мера по привлечению соотечественников, которая имела бы актуальность в 1990-е гг. В 1990-е гг. деятельность государства по поддержке и обеспечению прав беженцев и вынужденных переселенцев была реакцией на уже существующее положение, когда, прежде всего, русское и русскоязычное население массово выезжало из стран СНГ и Прибалтики. Имела место репатриация, инициированная не государственной политикой, а объективной ситуацией, связанной с распадом единого государства. Программу содействия добровольному переселению соотечественников следует рассматривать как государственную инициативу, направленную не столько на репатриацию и возвращение соотечественников в Россию, сколько на использование трудового и экономического потенциала российской диаспоры для удовлетворения внутренних интересов России. Так, при заполнении анкеты на участие в Госпрограмме соотечественник указывает свою профессию и квалификацию, что является определяющим при одобрении анкет (в зависимости от нужд в рабочей силе конкретного региона). Преобладание «ресурсного подхода» [7] к участникам программы также подвергается критике как со стороны представителей органов власти, так и научного сообщества. Факт того, что участники Госпрограммы освобождаются от сдачи обязательного для иностранных граждан экзамена по русскому языку, истории России и основ законодательства РФ в условиях недостаточной конкретизации понятия «соотечественника» еще больше снижает элемент репатриации и приближает Программу к деятельности по привлечению трудовых мигрантов. Несмотря на то, что в редакции программы от 2013 г. было отменено обязательное условие наличия закрепленного за переселенцем рабочего места, а программа была распространена на предпринимателей и студентов, приоритетом по-прежнему остается решение внутренних потребностей регионов.

Между тем, приоритет региональным потребностям обуславливает активное включение регионов в деятельность в данном направлении. Исходя из социально-экономических характеристик, на первый план при реализации Госпрограммы выступают регионы Сибири и Дальнего Востока. Из двенадцати регионов Сибирского федерального округа к 2015 г. в программу вступили 9 регионов: Алтайский край (2009), Республика Бурятия (2011), Забайкальский край (2010), Иркутская область (2007), Кемеровская область (2009), Красноярский край (2007), Новосибирская область (2007), Омская область (2009), Республика Хакасия (2014). Из них три региона (Иркутская и Новосибирская области, Красноярский край) стали первыми «пилотными» регионами, в которых начала реализовываться новая программа (с 2007 г.). До 01.01.2013 г. регионы-участники программы были разделены на три категории вселения                              (см.  таблицу 1).

 

Таблица 1. Распределение регионов СФО – участников Госпрограммы содействия добровольному переселению по категориям вселения

 

Категория

вселения

Принцип

отнесения

Регионы СФО

Государственные гарантии

 переселенцам

А

Стратегически важные приграничные территории

Алтайский край

Республика Бурятия

Забайкальский край

Омская область (2 муниципальных района)

Компенсация расходов на переезд и провоз личного имущества

Компенсация расходов на уплату госпошлины на оформление  документов о статусе переселенца

Компенсация таможенных платежей и налогов за вывоз личного имущества

Единовременное пособие на обустройство

Ежемесячное пособие по безработице до приобретения гражданства РФ

Компенсационный пакет участника (услуги образования, здравоохранения, соцобслуживания, службы занятости)

Продолжение таблицы 1.

 

Б

Регионы, реализующие крупные инвестиционные проекты

Иркутская область

Красноярский край

Кемеровская область

Омская область (6 муниципальных районов)

Компенсация расходов на переезд и провоз личного имущества

Компенсация расходов на уплату госпошлины на оформление  документов о статусе переселенца

Компенсация таможенных платежей и налогов за вывоз личного имущества

Единовременное пособие на обустройство

Получение в приоритетном порядке разрешения на временное проживание без учета квоты, вида на жительство и на приобретение гражданства РФ в упрощенном порядке

Компенсационный пакет

Осуществление трудовой деятельности без получения разрешения на работу

В

Регионы, в которых в течение 3 лет наблюдается снижение численности населения

-

Компенсация расходов на переезд и провоз личного имущества

Компенсация расходов на уплату госпошлины на оформление  документов о статусе переселенца

Компенсация таможенных платежей и налогов за вывоз личного имущества

 

После отмены трех категорий вселения в 2013 г. и введения единой категории приоритетных территорий заселения из регионов СФО в ее состав вошли Иркутская область, Забайкальский край и Республика Бурятия (остальные семь регионов относятся к Дальневосточному федеральному округу). Таким образом, регионы СФО со стороны государства рассматриваются как первостепенные субъекты содействия переселению соотечественников, что объяснялось остротой социально-демографических проблем и стремлением решить их за счет использования ресурсов переселенцев.

Региональные программы субъектов СФО отмечают следующие проблемы, обуславливающие необходимость их участия в программе переселения (см. таблицу 2).

 

 

 

 

 

 

Таблица 2. Основные социально-демографические проблемы

            СФО (на основе региональных программ переселения)

 

Регионы

 СФО-участники

Госпрограммы

Проблемы

Алтайский край

Дефицит квалифицированных кадров

Сокращение численности населения

Снижение качественного потенциала трудовых ресурсов

Республика Бурятия

Отрицательная динамика миграционных процессов

Дефицит квалифицированных кадров

Высокий уровень безработицы

Забайкальский край

Сокращение численности населения

Высокий уровень смертности трудоспособного населения

Отрицательная динамика миграционных процессов

Иркутская область

Дефицит квалифицированных кадров

Сокращение численности населения, депопуляция

Высокая смертность

Отрицательная динамика миграционных процессов

Кемеровская область

Депопуляция

Отрицательная динамика миграционных процессов

Рост безработицы

Снижение трудового потенциала

Красноярский край

Сокращение численности населения

Рост потребности в рабочей силе на новооткрываемых предприятиях

Новосибирская область

Рост потребности в рабочей силе на новооткрываемых предприятиях

Омская область

Отрицательная динамика миграционных процессов

Сокращение численности лиц трудоспособного возраста

Республика Хакасия

Увеличение оттока трудоспособного населения

 

 

Таким образом, основными проблемами для большинства регионов СФО-участников программы являются недостаток квалифицированных кадров на фоне общего сокращения численности трудоспособного населения (в результате миграции или естественной убыли). В этих условиях привлечение в данные регионы соотечественников как лиц, имеющих большие социально-культурные возможности интеграции в российское общество, можно рассматривать как один из приоритетных вариантов в миграционном направлении решении проблем. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что Госпрограмма не должна рассматриваться как основное решение социально-демографических проблем регионов. Компенсация оттока квалифицированных работников в центральные российские субъекты и за рубеж мигрантами (в т.ч. соотечественниками) представляется экстенсивным решением, в то время как острота проблем требует интенсификации государственной деятельности по повышению трудовой привлекательности регионов среди российских граждан.

Сокращение численности трудоспособного населения имеет следствием потребность регионов СФО в квалифицированных кадровых ресурсах. Отмечается недостаток в специалистах разного уровня квалификации в разных социально-экономических сферах. Особую остроту имеет потребность в медицинских работниках, учителях, воспитателях, а также в рабочих промышленных предприятий, строительства, транспорта (каменщики, слесари, плотники, водители, инженеры, монтажники и т.д.) [8]. В условиях растущей потребности в конкретных категориях кадровых ресурсов при избыточности предложения в других сферах, преимущественно умственного труда (прежде всего, профессий юристов и экономистов) акцентирование программы на квалификацию переселенцев и ее соответствие с региональными потребностями также является одним из вариантов снижения остроты дефицита в кадрах и поляризации спроса и предложения на рынке труда. Между тем, связанное с данной ситуацией сокращение репатриационного потенциала программы в условиях роста миграции низкоквалифицированной рабочей силы, прежде всего, из стран Центральной Азии выступает как нерешенная проблема расстановки приоритетов между репатриацией и трудовой миграцией. Лица, получившие отказ в получении статуса участника программы (одной из основных причин отказа является несоответствие квалификации потенциального переселенца потребностям региона, в котором рассматривалась анкета) зачастую увеличивают численность тех, кто переселяется в Россию вне программы. Так, в 2009 г. из стран СНГ, Балтии и Грузии вне программы переселилось 270594 человек, в 2010 – 179066 [7] (в рамках Госпрограммы на 01 января 2015 г.  общее количество прибывших составило 130, 8 тыс. участников, вместе с членами семей – 262,9 тыс. [9]). При этом по официальным данным компетентных органов регионов СФО не наблюдается полного соответствия квалификации переселенцев с региональными потребностями, с одной стороны, с другой – полной трудовой обеспеченности переселенцев. Можно выделить два этапа в реализации программы, связанные с данной проблематикой:

1.    В редакции Госпрограммы, действующей до 2013 г., участники программы переселялись «под вакантные рабочие места», при наличии договоренности с работодателем и соответствии квалификации. На данном этапе проблема была связана с тем, что работодатель не всегда был готов ждать прибытия переселенца в Россию, и вакантные места оказывались занятыми. Кроме того, трудности с налогообложением для работодателей до получения гражданства [7] делали переселенцев менее привлекательными претендентами. Отмечалось, что работодатели предпочитают выставлять вакантные места, длительное время остававшиеся незанятыми [7], что является следствием их непрестижности для местного населения. Имели место случаи, когда в анкетах указывались одни специальности, востребованные в регионе, а поиск работы проводился самостоятельно по прибытии в Россию, как правило, по другим специальностям.

2.    В редакции Госпрограммы 2013 г. соотечественники получили право выбирать территорию вселения, не ориентируясь на имеющиеся свободные места. Кроме того, действие программы было распространено на всю территорию субъекта, а не на отдельные муниципальные образования. Данное нововведение повысило репатриационный потенциал программы и расширило категории потенциальных участников (прежде всего, за счет студентов и предпринимателей). С другой стороны, необходимо усиление ответственности региональных государственных структур за поддержку в сфере трудоустройства. Это представляется наиболее актуальным в период до получения переселенцем гражданства, поскольку работодатель отдает приоритет гражданину, а не обладателю свидетельства участника Госпрограммы.

Наибольший дефицит трудовых ресурсов в регионах СФО наблюдается в сельской местности. Это вызвано, прежде всего, миграцией в города (в первую очередь, региональные центры) и за пределы региона. По данным Всероссийской переписи населения 2010 г. распределение населения регионов СФО выглядит следующим образом (см. таблицу 3).

Таким образом, наибольший разрыв между численностью городского и сельского населения наблюдается в Кемеровской, Иркутской, Новосибирской областях и в Красноярском крае. При этом необходимо иметь в виду, что основную долю мигрантов из сельской местности составляет трудоспособное население (прежде всего, молодежь), что еще более обостряет потребность в квалифицированных кадрах. В этой связи перед региональными государственными органами встает задача повышения привлекательности переселения в сельскую местность для участников Госпрограммы.

 

 

 

Таблица 3. Доля городского и сельского населения

в регионах СФО-участниках Госпрограммы на 2010 г. [10]

 

Регион СФО

Общая

численность населения

Городское население

Сельское

население

Республика

Бурятия

972021

567632 (58,4%)

404389 (41,6%)

Республика

Хакасия

532403

358187 (67,3%)

174216 (32,7%)

Алтайский

край

2419755

1323578 (54,7%)

1096177 (45,3%)

Забайкальский край

1107107

729641 (65,9%)

377466 (34,1%)

Красноярский край

2828187

2157706 (76,2%)

670481 (23,8%)

Иркутская

область

2428750

1932334 (79,6%)

496416 (20,4%)

Кемеровская

 область

2763135

2358901 (85,3%)

404234 (14,7%)

Новосибирская область

2665911

2059914 (77,3%)

605997 (22,7%)

Омская область

1977665

1413226 (71,4%)

564439 (28,6%)

 

Основными механизмами стимулирования переселения является предоставление жилья или земельного участка для строительства жилого дома и становления хозяйства (на льготных условиях или безвозмездно при определении временного интервала обязательной постоянной работы), а также субсидирование приобретения сельскохозяйственной техники и продукции. Между тем, как в региональных программах, так и в Государственной программе содействия добровольному переселению соотечественников не уделяется достаточного внимания условиям переселения в городскую или сельскую местность (наиболее подробная информация представлена в программах Республики Хакасия и Забайкальского края). В связи с этим в регионах со значительной поляризацией между численностью городского и сельского населения представляется необходимым уделить особое внимание условиям переселения в сельскую местность (например, в рамках подпрограммы или проекта переселения). Это позволит, с одной стороны, акцентировать внимание потенциальных участников на возможности переселения в сельскую местность, с другой – осуществлять финансирование непосредственно данного направления, что является наиболее актуальным для регионов Сибирского и Дальневосточного федеральных округов.

В региональных программах, нормативно-правовых актах и информационных материалах в регионах СФО содержится информация о компенсациях для переселенцев, как гарантированных Государственной программой, так и специфических для конкретного региона. Основным пунктом поддержки соотечественников на региональном уровне является жилищный вопрос. Госпрограмма не предполагает предоставление жилья переселенцам, что представляется естественным в условиях остроты жилищного вопроса для местного населения. Со стороны региональных органов власти осуществляется информационная поддержка (предоставление информации о возможностях найма жилья, временного размещения в гостиницах, льготном кредитовании и ипотеке), а также большинство региональных программ предусматривают частичную компенсацию за найм (как правило, до периода получения гражданства). Сумма компенсации устанавливается следующим образом:

1.    Фиксированная сумма компенсации для региона или отдельного муниципального района/города – в Республике Алтай (3500 в месяц в г. Барнауле, 1500 – в других населенных пунктах); Забайкальском крае (1000 ежемесячно в период до 3 месяцев); Республике Хакасии (10000 в Абакане, 6000 в Черногорске и Саяногорске, 4000 в районах, городах Сорск и Абаза). В условиях наличия поляризации в уровне цен на жилье в муниципальных районах регионов, в особенности в сравнении с административными центрам и крупными городами наличие корреляции компенсаций со средними ценами на аренду жилью не в целом по региону, а по конкретной области вселения представляется наиболее удачным вариантом. Вместе с тем, необходимо систематическое приведение в соответствие суммы компенсации с изменениями в уровне цен на основе мониторинга предложений на рынке жилья. 

2.    Фиксированная максимальная сумма компенсации – в Республике Бурятии (не более 550 рублей в сутки), Иркутской области (не более 200 рублей в сутки).

3.    Возмещение процентов от стоимости найма жилья, как правило, в размере не более величины прожиточного минимума, установленной в регионе.

Кроме компенсаций за найм жилья региональные программы подразумевают ряд других выплат, имеющих целью повышение привлекательности территории вселения для потенциальных переселенцев. Среди них – оплата пошлины за установление эквивалентности документов об образовании/квалификации, пособия при отсутствии дохода, возмещение расходов за услуги перевода документов с иностранного языка, затрат на переквалификацию и т.д. Между тем, существует ряд компенсаций, распространяемых не на весь субъект, а на определенный муниципальный район. Так, в Енисейском районе Красноярского края соотечественникам, работающим в сельском хозяйстве, раз в год предоставляется льгота в 50% на покупку теленка, бесплатно выделяются 2 тонны сена для тех, кто держит крупный рогатый скот [11].  В региональных программах недостаточно представлена информация о таких компенсациях. Частично подобные сведения содержатся в информационных изданиях для соотечественников (например, в журнале «Русский век»), однако они не являются официальными нормативно-правовыми материалами. Кроме того, представляется недостаточной информация о реализации в регионах программ социальной и экономической поддержки населения, в которых могут принимать участие переселенцы. Наиболее широко представлена информация о программах для многодетных и молодых семей. Несмотря на то, что с момента начала реализации Госпрограммы наблюдается усиление информационной составляющей, как на федеральном (создание информационных Интернет-порталов переселенцев, периодические издания в электронном и бумажном вариантах и др.), так и на региональном уровнях (проведение выездных и онлайн-презентаций региональных программ, размещение информации на сайтах компетентных органов, рассылка информационных материалов в представительства ФМС России за рубежом, консульские учреждения и другие компетентные органы), нельзя говорить о ее полноте. В связи с этим необходимо расширение информативности как самой Государственной программы, так и региональных программ. Для последних наиболее актуальным представляется включение информации о компенсациях в отдельных районах субъекта (например, в форме приложения к программе) и максимизация сведений о реализуемых в регионе программах, участниками которых могут стать переселенцы.

Анализ программ регионов СФО позволяет сделать вывод о том, что первоначально потенциальный интерес соотечественников к Госпрограмме был переоценен, о чем свидетельствуют плановые показатели количества участников программы и членов их семей. По итогам мониторинга как количества поданных заявлений в региональные УФМС, так и количества фактически прибывших участников программы и членов их семей стало очевидным несоответствие плановых и реальных показателей в большинстве регионов. Наиболее были сокращены показатели приема переселенцев в Республике Бурятия (на 29,3%), в Красноярском крае (22,5%), в Иркутской области (на 20,3%) и Забайкальском крае (19,11%). В отношении «пилотных» регионов (Иркутской области, Красноярского края и Новосибирской области) имели место завышенные ожидания спроса на участие в программе со стороны соотечественников. Между тем, учитывая новизну данной программы для России, недостаточное информационное обеспечение и численность компетентных органов за рубежом, а также жесткую привязку к вакантным рабочим местам, невыполнение заявленных показателей является объективным результатом первого этапа реализации. Кроме того, определенного времени требовала отработка механизмов реализации программы (упрощенного варианта предоставления гражданства, выплат компенсаций, информационного сопровождения переселенцев и т.д.).

Медленные темпы реализации программы и невыполнение заявленных показателей результативности вызывали критику как научного сообщества, так и некоторых представителей государственной власти, связанную с отсутствием актуальности для соотечественников переселения в Россию. Между тем, стоит отметить тенденцию последовательного роста как общего количества переселенцев, так и соотечественников, прибывающих на территорию Сибирского федерального округа. СФО традиционно занимает второе место среди российских округов по количеству принятых участников Госпрограммы и членов их семей (после Центрального федерального округа). При этом наиболее привлекательными для переселенцев являются Омская, Новосибирская области и Красноярский край.

Таким образом, миграционное направление в осуществлении политики по поддержке соотечественников, проживающих за рубежом, является основным для регионов Сибирского федерального округа. Данный факт объясняется тем, что в Государственной программе содействия добровольному переселению соотечественников приоритет отдается «ресурсному подходу», подразумевающего использование ресурсов переселенцев (трудовых, экономических и социально-демографических) для решения региональных проблем. Сокращение количества трудоспособного населения является устойчивой тенденцией для большинства сибирских регионов, и участие в Госпрограмме рассматривается как способ компенсации его убыли. Между тем, в условиях остроты проблемы экстенсивные методы не должны заменять интенсивные, связанные с государственной политикой по повышению привлекательности регионов для местного населения.

Наибольшую актуальность имеет проблема недостатка квалифицированных кадров в сельской местности регионов СФО. В связи с этим необходимо смещение приоритетов в региональных программах на привлечение переселенцев на село, например, через разработку подпрограмм или проектов переселения. Кроме того, представляется необходимым увеличение роли федерального центра в стимулировании переселения в сельскую местность, поскольку острота проблемы требует целенаправленной государственной политики. К компетенции федерального центра следует также отнести жилищный вопрос и связанную с ним проблему регистрации по месту жительства. В условиях невозможности льготного обеспечения жильем переселенцев в виду потенциального роста негативного отношения со стороны местного населения решением проблемы может служить создание в муниципальных районах регионов центров временного размещения с возможностью регистрации, однако этот процесс недостаточно интенсивен. В связи с этим необходима координация со стороны федерального центра или установление наличия ЦВР как обязательного условия участия в Госпрограмме.

Еще одной важной проблемой в регионах СФО является наличие трудностей при поиске места работы, связанных с тем, что работодатели предпочитают нанимать граждан. Это является существенной недоработкой программы в сфере создания информационного поля не только за рубежом в странах проживания соотечественников, но и среди местного населения. Информирование граждан о проведении программы и статусе ее участника представляется актуальным и для общего улучшения отношения к переселенцам, так как имеет место их ассоциация с трудовыми мигрантами.

Подводя итог, следует отметить, что, несмотря на постоянное внесение изменений в Госпрограмму, ее качественное улучшение в процессе реализации (с 2006 г.), имеют место недоработки, связанные, в том числе, с низким уровнем координации региональной активности со стороны федерального центра. На примере регионов СФО было выявлено, что в региональных программах отмечается недостаток учета специфики субъектов, а также не отработан механизм информирования местного населения о реализации программы (в том числе, работодателей). Кроме того, ряд возникших при реализации региональных программ проблем требуют повышения роли федерального центра в координации региональной активности по их преодолению. В этой связи необходимо тесное взаимодействие федеральных и региональных органов государственной власти по созданию двустороннего информационного поля и приведению региональных программ с реальными социально-экономическими процессами в субъектах, а также объективными нуждами переселенцев.

 

Литература

 

1.    Вдовин А.И. Подлинная история русских. XXв. М.: Алгоритм, 2010. – 832 с.

2.    Муравьев С.Н. Позади еще один трудный год… (интервью руководителя Миграционной службы Новосибирской области) // Миграция. – 1998. - № 2. – С. 10.

3.    Полковникова Е.Б. Начало начал (интервью главного специалиста ФМС России) // Миграция. – 1998. - № 2. – С. 3.Филиппов В.И. Переселение российских соотечественников из постсоветских государств: политико-правовой анализ: дисс. … канд. полит. наук: 23.00.04. Бишкек, 2011. – 214 с.

4.    Население России 2002. Десятый ежегодный демографический доклад / Под ред. А.Г.Вишневского. – М.: КДУ, 2004. – С. 144.

5.    ФМС: об итогах 1997 года // Миграция. – 1998. – №1. – С. 2.

6.    Царенкова Е.Г., Кухаренко Т.А., Андреева А.В. Комментарий к Федеральному закону от 24 мая 1999 г. N 99-ФЗ "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом". [Электронный ресурс]  URL: http://base.garant.ru/55070620/#ixzz3aK8X0W6i (дата обращения: 14.05.2016).

7.    Русский век: журнал для зарубежных соотечественников. URL: http://www.ruvek.ru/?module=issues&action=view&ids=1&id=118 (дата обращения: 14.05.2016).

8.    Мониторинг реализации Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, на территориях вселения субъектов Российской Федерации в IV квартале 2014 года. URL: http://www.fms.gov.ru/programs/fmsuds/monitoring/4_kv_2014.pdf (дата обращения: 02.05.2016).

9.    Всероссийская перепись населения 2010 г. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (дата обращения: 12.04.2016).

10.                       Катречко В.Н. Мы рады принимать соотечественников. [Электронный ресурс] URL: http:// http://www.ruvek.info/?action=view&id=5357&module=articles.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Н.А. Воронина

старший научный сотрудник Института

государства и права Российской академии

 наук, кандидат юридических наук,

председатель Совета

Региональной общественной организации «Партнерство по миграции», член Российской ассоциации международного права

 

 

 

 

ИЗ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ

МИГРАЦИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В ГОСУДАРСТВАХ СОДРУЖЕСТВА

НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ

 

Одним из важнейших событий конца ХХ века явился распад СССР и возникновение на его территории новых независимых государств. 

8 декабря 1991 года Россией, Украиной и Белоруссией было подписано в Беловежской Пуще «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств» (СНГ).  21 декабря 1991 г. к СНГ присоединились Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан, подписавшие совместно с Белоруссией, Россией и Украиной в Алма-Ате Декларацию о целях и принципах СНГ.  В октябре 1993 г. действительным членом СНГ стала Грузия. (14 августа 2008 года Парламент Грузии проголосовал за выход из СНГ). В августе 2005 года Туркмения вышла из действительных членов СНГ и получила статус ассоциированного члена наблюдателя.  Согласно ст. 7 Соглашения о создании СНГ стороны признают, что к сфере их совместной деятельности, реализуемой на равноправной основе через общие координирующие институты Содружества, среди прочего, относятся и вопросы миграционной политики, а также борьбы с организованной преступностью. При этом каждая из сторон гарантирует гражданам других сторон, а также лицам без гражданства, проживающим на ее территории, независимо от их национальной принадлежности или иных различий гражданские, политические, социальные, экономические и культурные права и свободы в соответствии с общепризнанными международными нормами о правах человека (ст.2 Соглашения). Кроме того, стороны гарантируют открытость границ, свободу передвижения граждан и передачи информации в рамках Содружества (ст. 5 Соглашения).

Сравнительный анализ становления и развития   миграционной политики и законодательства государств Содружества свидетельствует о наличии многих общих подходов в развитии миграционного законодательства в регионе.

Прежде всего, необходимо отметить стремление  государств следовать общепризнанным принципам и нормам международного права.

При этом основные права и свободы, предусмотренные международно-правовыми актами, были возведены в государствах Содружества на конституционный уровень. Были разработаны и приняты законодательные акты в области свободы передвижения, въезда и выезда граждан этих стран и иностранцев, статуса определенных категорий мигрантов.  Показательно, что в конституциях новых государств приоритет отдается нормам международного права. Практически все новые независимые государства с начала 90-х годов прошлого столетия присоединились к основополагающим документам международного права: Всеобщей декларации прав человека, Международному пакту о гражданских и политических правах, Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, Международной Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации и другим международным соглашениям, возложившим на них существенные юридические обязательства. Одно из основных требований этих документов - соблюдение принципа свободы перемещения и гуманного отношения к беженцам и перемещенным лицам. 

Государства СНГ признают право граждан на свободу передвижения внутри страны, а также право по собственному желанию выезжать из своей страны и беспрепятственно возвращаться, за исключением ограничений, установленных законом. Это права записаны в конституциях стран Содружества и конкретизируются специальными законодательными актами. Законами гарантируется свободный выезд из страны и въезд в нее через специально обустроенные пункты контроля. 

Право на свободу передвижения и выбор места жительства внутри страны в советский период ограничивалось системой прописки, действовавшей с 1932 года. После провозглашения независимости страны СНГ отказываются от ограничительной системы прописки и переходят к регистрационному учету населения.

Сравнительный анализ статей конституций государств СНГ, в которых закрепляется право на свободу передвижения и выбор места жительства, показывает следующее. В конституциях Азербайджанской Республики (ст. 28), Грузии[2] (ст. 22), Республики Казахстан (ст. 21) и Украины (ст. 33) это право предоставлено каждому, законно находящемуся на территории страны. В конституциях Киргизской Республики (ст.16) и Туркменистана (ст. 24) отсутствуют уточнения: «кто законно находится на территории государства». Видимо, это означает, что в этих двух странах для реализации лицами (иностранными гражданами и лицами без гражданства) этого права законность нахождения на территории не имеет значения.

Согласно конституциям Республики Армения (ст. 22), Республики Беларусь (ст. 30), Республики Молдова (ст. 27) и Республики Таджикистан (ст. 24) правом на свободу передвижения и выбор места жительства обладают только граждане страны, иностранные граждане и лица без гражданства данным правом не наделяются.

В Конституции Республики Узбекистан право на свободу выбора места жительства не закреплено; граждане имеют право на свободу передвижения по территории республики … за исключением ограничений, установленных законом (ст. 28). 

В конституциях Киргизской Республики (ст. 16) и Республики Молдова (ст. 27) помимо права на свободу передвижения и свободу выбора места жительства также гарантирована свобода выбора и введено понятие «места пребывания» («право пребывать»).

К сожалению, несмотря на провозглашенный на конституционном уровне и в законодательных актах государств СНГ принцип свободы передвижения и право на свободный выбор места жительства, граждане этих стран в действительности в значительной степени ограничены в реализации данных прав. Ибо разрешительная система прописки все еще не отменена в ряде государств СНГ, что порождает многочисленные нарушения прав человека. 

Правовое положение иностранцев и лиц без гражданства в странах СНГ определено конституциями и специальными законами. Конституции государств Содружества содержат базовые нормы о правовом статусе иностранных граждан и лиц без гражданства. Страны СНГ предоставляют национальный режим иностранным гражданам и лицам без гражданства, которые – за редким исключением - пользуются теми же правами и свободами, что и граждане государства, если иное не предусмотрено конституцией и законодательством, а также международными соглашениями. Порядок выдачи разрешения на иммиграцию, а также видов на жительство, разрешений на трудоустройство, ежегодная квота на иммиграцию и решение других вопросов, связанных с иммиграцией иностранных граждан или лиц без гражданства, определяются законодательством страны пребывания. 

Начало 90-х годов прошлого столетия также можно охарактеризовать как период привлечения государств Содружества к существующей универсальной системе международно-правовой защиты беженцев. Конвенцию ООН 1951 года о беженцах и Протокол 1967 года, касающийся статуса беженцев, ратифицировали Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизстан, Российская Федерация, Таджикистан и Туркмения. 

Право на убежище закреплено в конституциях Азербайджана (ст. 80), Беларуси (ст. 12), Грузии (ст. 47.2), Молдовы (ст. 19.2), Туркменистана (ст.8), Украины (ст. 26). 

Странами СНГ заключены многосторонние и двусторонние соглашения, касающиеся упрощения процедуры передвижения людей и имущества через границы.

Вхождению стран СНГ в мировое сообщество способствует как ратификация ими важнейших международных соглашений, так и развитие национального законодательства в области миграции. Каждое государство СНГ, формируя свое правовое поле, избрало собственный путь регулирования миграции. Закономерным явилось то, что в начале 1990-х годов основное внимание в странах Содружества уделялось регулированию проблем вынужденных мигрантов. В одних государствах были приняты законы, регламентирующие процедуру предоставления статуса, определяющие права и обязанности вынужденных мигрантов, в других – действовали временные положения, в некоторых странах региона правовая основа предоставления статуса полностью отсутствовала. 

В начале 1990-х годов основными приоритетами и задачами национальной/государственной миграционной политики, общими для всех государств региона являлись: разработка и принятие законодательства по вопросам  миграции; приведение действующего законодательства в соответствие с конституциями стран и международными нормами;  оперативное решение вопросов, связанных с приемом, размещением и обустройством беженцев и вынужденных мигрантов; создание государственных структур по вопросам миграции; разработка миграционных программ; развитие международного сотрудничества (гуманитарная помощь; межгосударственные соглашения).

При этом следует отметить, что ввиду  необходимости в те годы оперативно решать множество вопросов, связанных с приемом  прибывающих в экстренном порядке массовых потоков вынужденных мигрантов и беженцев  в условиях отсутствия  опыта регулирования в сфере миграции, отсутствия квалифицированных кадров, а нередко и самих государственных структур, задачи выработки  комплексной  стратегии миграционной политики отступали на второй план, и «проблемы решались по мере их поступления», часто в авральном  режиме. 

В последующие годы по мере государственного развития и  возникновения  новых общественных отношений расширялась и сфера правового регулирования миграции, смещались акценты в миграционной политике новых государств.  

В каждом государстве миграционное законодательство имеет свои особенности, а одни и те же понятия – определяются по-разному.

Одним из ключевых институтов законодательства в сфере миграции является институт гражданства. В постсоветских странах вопросы регулирования обретения гражданства, как и законы о гражданстве, имеют некоторые специфические особенности, вытекающие из общего политического прошлого в рамках бывшего СССР. Большинство новообразовавшихся государств в течение первых двух лет приняло законы о гражданстве.  

Нормы о гражданстве вошли в конституции государств. Все  государства СНГ предусматривают равное гражданство независимо от оснований его приобретения. Никто не может быть лишен гражданства, выслан за пределы страны, выдан другому государству, за исключением случаев, предусмотренных международным договором. 

Законы о гражданстве стран СНГ предусматривают определенные условия приобретения гражданства. Среди основных: обязательство уважать и соблюдать конституцию и законы страны; отказ от иностранного гражданства; постоянное проживание на территории государства в течение определенного срока (от 5 до 10 последних лет): 5 лет – Киргизия, Украина; 7 лет – Беларусь; 10 лет –  Казахстан. 

В большинстве стран СНГ не признается двойное или множественное гражданство. Однако в ряде стран в соответствии с национальным законодательством и межгосударственными договорами допускалось   двойное гражданство (Российская Федерация, Таджикистан, Туркменистан).

Ухудшение социально-экономической ситуации и резкое падение уровня жизни в государствах СНГ в первые годы после провозглашения независимости привели к резкому увеличению масштабов как временной, так и постоянной трудовой эмиграции. Особенно больших размеров (относительно численности населения) достигала в тот период трудовая эмиграция из таких разоренных военными конфликтами стран, как Армения, Грузия, Таджикистан. Сотрудничество в этих вопросах осуществлялось через заключение двусторонних соглашений и договоренностей. Характерно, что становление и развитие внутреннего законодательства в сфере миграции шло параллельно с развитием договорно-правовой базы между государствами.

Становление новых независимых государств, развитие национального законодательства стран СНГ воплотило в жизнь ряд важных законодательных актов, регулирующих острые и сложные проблемы, связанные с защитой прав беженцев, переселенцев, трудовых мигрантов. Естественно, что этот процесс еще не завершен, а новые социально-экономические отношения требуют его дальнейшего развития и совершенствования.

Важную роль в развитии национальных миграционных систем сыграла Региональная конференция 1996 года по вынужденной миграции. Масштабные миграционные процессы на постсоветском пространстве побудили Генеральную ассамблею ООН поддержать просьбу Российской Федерации в 1994 году в адрес УВКБ ООН созвать региональную конференцию по рассмотрению проблем вынужденного перемещения населения в странах бывшего Советского Союза[3]. УВКБ ООН, МОМ, ОБСЕ и ее Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) активно поддержали созыв получившей название Региональной конференции по рассмотрению проблем беженцев, перемещенных лиц, других форм недобровольных перемещений и возвращающихся лиц в странах Содружества Независимых Государств и соответствующих соседних странах. В начале 1995 года в Женеве создается совместный Секретариат конференции, состоящий из представителей УВКБ, МОМ и БДИПЧ ОБСЕ. Началась большая подготовительная работа с участием всех заинтересованных государств, стран-доноров, а также широкого спектра международных организаций. Определенный вклад в подготовку Конференции внесли также и неправительственные организации. 

Женевская конференция, состоявшаяся в мае 1996 года, получила большой резонанс, в том числе благодаря участию в ней представителей  около ста различных неправительственных организаций из стран СНГ. На конференции  была принята Программа действий для стран СНГ, где, в частности, было отмечено, что укрепление сотрудничества на международном уровне, а также сотрудничества с соответствующими международными организациями и неправительственными организациями является необходимым дополнением к мерам, принимаемым странами СНГ[4]

Помимо того, что Женевская конференция внесла большой вклад в налаживание конструктивного взаимодействия государств в решении миграционных проблем, она также дала толчок развитию  неправительственных организаций миграционного сектора.  Сегодня НПО миграционного сектора в странах СНГ - это наиболее развитые,  обладающие ценным опытом работы с различными категориями беженцев и мигрантов, общественные организации. 

В 1996-1997 годах региональными неправительственными организациями было выдвинуто несколько инициатив, в том числе - создание в России Независимого исследовательского совета по миграции стран СНГ и Балтии; мероприятия по оказанию юридической помощи вынужденным переселенцам в России, Таджикистане и других странах; издание информационного бюллетеня по миграционным проблемам в Украине; подготовку доклада и справочника по НПО на Северном Кавказе и многое другое. 

При поддержке Норвежского совета по беженцам   на регулярной основе проводились конференции неправительственных организаций стран Южно Кавказского региона; издавался бюллетень «Общее миграционное пространство»; действовала компьютерная сеть для НПО, охватывавшая  НПО из Армении, Азербайджана и Грузии. 

В декабре 1997 года в Москве под эгидой УВКБ ООН состоялась встреча представителей 120 неправительственных организаций, участвующих в процессе имплементации Программы действий Женевской конференции. На этой встрече было принято решение о создании пяти рабочих групп по вопросам: интеграции, репатриации и переселения; по гуманитарной (чрезвычайной) помощи; по законодательству о беженцах; по законодательству о НПО; по предотвращению и разрешению конфликтов  путем переговоров. 

Как отмечалось в документе, носящем название «Региональная стратегия УВКБ по осуществлению сотрудничества с НПО и оказанию им поддержки»,  создание тематических рабочих групп явилось наиболее важной инициативой в деле оказания поддержки созданию сетей НПО в рамках Конференции стран СНГ... Создание сетей НПО позволяет обмениваться опытом, совершенствовать координацию и сотрудничество, вырабатывать совместную позицию по международным и национальным вопросам, а также планировать и осуществлять совместные программы[5].

На встрече в июне 1998 года в Женеве участники Рабочей группы по законодательству по НПО констатировали, что Региональная конференция 1996 года породила масштабное движение неправительственных организаций миграционного сектора, которое охватило сотни уже существующих и десятки вновь образовавшихся НПО, активизировав и сконцентрировав их деятельность вокруг задач выполнения Программы действий.

Начиная с 1998 года рабочими группами был проведен ряд рабочих встреч, на которых были обсуждены и намечены планы работы, определены ключевые проблемы по каждому направлению. Состоялись региональные конференции по вопросам миграционного законодательства (в Тбилиси, Москве, Киеве, Варшаве, Бишкеке) с совместным участием представителей широкого круга местных и национальных НПО и соответствующих государственных структур.   

Рабочая группа по вопросам интеграции, репатриации и переселения на совещании в мае 1998 года в Киеве высказалась в поддержку тезиса о том, что уже сегодня многие национальные НПО вполне созрели для исполнения социальных заказов и готовы к сотрудничеству на условиях равноправного партнерства, как с государственными структурами, так и с международными организациями[6]. Это особенно важно, если учесть, что на этапе подготовки к Конференции существующие в регионе СНГ неправительственные организации миграционного толка были малочисленны и большинство их находилось на начальном этапе своего становления. 

Как отмечалось в докладе Рабочей группы НПО по гуманитарной помощи и помощи при чрезвычайных ситуациях на заседании Руководящей группы Конференции стран СНГ (Женева, 17-18 июня 1998 г), взаимоотношения между правительствами и НПО должны быть основаны на принципах взаимного уважения и практического сотрудничества. Правительства должны создавать юридическую основу поддержки деятельности НПО ... Однако, как отмечалось, многое еще предстоит сделать в этом направлении. Во многих странах НПО могли бы внести свой вклад в улучшение социальной политики по отношению к группам адресной помощи, но они лишены такой возможности, поскольку такие попытки игнорируются или даже отвергаются из-за  отсутствия доверия к ним со стороны государственных органов. В связи с этим потенциал неправительственных организаций по выполнению решений Женевской конференции был использован не в полной мере[7]

Так называемый «Процесс Конференции» (follow-up process), который начался в Женеве в мае 1996 года, обеспечил странам СНГ форум для всестороннего обсуждения проблем, - в том числе правовых и институциональных - связанных с вынужденными перемещениями на постсоветском пространстве. В рамках Конференции впервые была создана и проанализирована с практических позиций современная типология субъектов миграционных процессов: беженцы; лица, перемещенные внутри страны; незаконные мигранты; лица, находящиеся в ситуации, сходной с ситуацией беженцев; репатрианты; недобровольно переселяющиеся лица; ранее депортированные народы и экологические мигранты. К сожалению, как отмечают исследователи, утвержденная Конференцией Программа действий превратилась в декларацию общих целей, далеких от осуществления проектов или соблюдения специфических правовых обязательств[8].

В то же время Конференция имела огромное значение  для  многих государств, в частности, для  Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана, где в тот период либо полностью отсутствовало национальное законодательство по миграции, либо отдельные  законодательные акты не покрывали всех миграционных проблем, - как это было в Казахстане. Конференция способствовала выработке государствами адекватных подходов к вопросам миграции. Ибо в представленных на Конференции национальных докладах мигранты нередко рассматривались лишь как лица, обостряющие и без того тяжелую экономическую ситуацию в стране. 

В настоящее время правовое регулирование в сфере миграции в странах СНГ находится на стадии своего дальнейшего развития. Продолжается формирование правового поля –  разработка и внедрение новых нормативных актов; внесение изменений и дополнений в действующие правовые акты; приведение их в соответствие с международными документами; устранение пробелов и неточностей; ввод в  юридическую терминологию новых понятий и пр. 

Анализ правового регулирования миграционных отношений в Республике Белоруссии, Республике Казахстан, Киргизской Республике, Российской Федерации, Республике Таджикистан показывает, что его основу составляют конституционные и нормы законов о гражданстве, о правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства, о беженцах. В Республике Беларусь, Азербайджанской Республике, Российской Федерации одними из первых на законодательном уровне был закреплен порядок въезда и выезда. 

Сравнительно-правовой анализ законодательства государств – членов Сообщества свидетельствует, что на конституционном уровне государств-членов СНГ в основном создано правовое поле, необходимое для обеспечения гарантий прав мигрантам. Согласно конституциям государств – членов СНГ,  ратифицированные международные договоры имеют приоритет перед национальными законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона. Правовые механизмы регулирования миграционной политики, предусмотренные национальным законодательством этих стран, в основном соответствуют положениям международных конвенций, в частности, конвенций МОТ. 

Однако приходится констатировать тот факт что, несмотря на достигнутый странами Содружества прогресс в развитии миграционного законодательства, для всех  стран характерны понятийные разночтения, как с точки зрения перечня основных понятий, так и их трактовки. Причем, консенсус отсутствует даже в отношении главной дефиниции – «трудящийся-мигрант». 

Во всех государствах СНГ в рамках исполнительной власти были созданы соответствующие государственные структуры по вопросам миграции, беженцев (миграционные службы, управления и пр.).   

Миграционные отношения в государствах Сообщества регулируются нормами как международного, так и национального права. В настоящее время постепенно ликвидируется существовавший в странах региона в первые годы становления независимости  разрыв между миграционным законодательством этих стран, излишне поспешно приведенным в соответствие с международными стандартами, и существующими в странах, - в первую очередь, экономическими - условиями для его претворения в жизнь.

Таким образом, характерной чертой национального законодательства стран Сообщества в настоящее время становится снижение его  декларативности, но вместе с этим, и прежнего уровня правовых гарантий (хоть ранее и не подкрепленных экономически). 

Прослеживается тенденция к большей гибкости в правовом регулировании трудовых отношений. Однако в целом  проблемы регулирования трудовой миграции, социальной защиты трудящихся мигрантов до настоящего времени  не получили в странах СНГ надлежащего отражения в национальном законодательстве. Все еще не достаточно  в правовом отношении урегулированы на национальном уровне вопросы обеспечения прав мигрантов и членов их семей, что влечет за собой злоупотребления в данной области. При этом международные нормы, касающиеся мигрантов, как правило, предусматривают большую степень защиты прав и интересов мигрантов, чем национальные нормы.

 

В связи с возросшими за последние годы масштабами международной нелегальной миграции и сопутствующими  криминальными процессами  (наркотрафик, трансграничная торговля людьми, терроризм и пр.), государства  стали активно формировать  законодательство по противодействию незаконной миграции. На национальном уровне это происходило путем ужесточения уголовной ответственности за данные виды преступлений (включение соответствующих норм в Уголовные кодексы); на международном уровне – посредством присоединения государств к соответствующим международным и региональным актам и развития договорной базы на двусторонней и многосторонней основе в этой области. На противодействие нелегальной миграции направлены и получившие широкое распространение в последние годы договоры о реадмиссии. 

По мере развития национальных правовых систем все большее число государств переходит от управления миграционными процессами «в авральном, ручном режиме» к разработке и принятию долгосрочных стратегий, концепций и государственных программ в сфере миграционной политики,  к  созданию комплексных систем правового регулирования миграционных процессов. 

Среди основных задач миграционной политики, стоящих сегодня перед государствами: защита прав трудовых мигрантов за рубежом; введение принципа селективности в политику трудовой иммиграции; совершенствование систем сбора и хранения статистических данных по миграции; обмен информацией и сотрудничество в области внедрения передовых технологий в противодействии нелегальной миграции. Для ряда государств (Армения, Казахстан и др.) по-прежнему актуальны проблема возвращения этносов на историческую родину и принятия мер по их интеграции и социализации в общество.

Государства СНГ диаметрально разнятся как с точки зрения уровня социально-экономического развития, так и своей политической ориентации, установления приоритетов своего развития: преимущественное сотрудничество с Россией и такими  интеграционными объединениями, как Таможенный союз,  Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и другими интеграционными институционными образованиями и организациями на постсоветском пространстве,  -  либо  вступление в ЕС, НАТО и ориентация на Запад, и соответственно, «подгонка» своей национальной правовой системы под  западные стандарты. 

В связи с этим членство государств в межгосударственных организациях следует рассматривать как важнейший фактор, влияющий на взаимодействие государств в миграционной политике[9]

Литература

 

1.    Резолюция № 49/173 от 23 декабря 1994 г. Генеральной Ассамблеи  ООН.

2.    Доклад Рабочей группы НПО по интеграции, репатриации, переселению. Женева, 15-18 июля 1998 г. A|UNHCRREP.DOC. С. 3.

3.    Программа действия. Региональная конференция по рассмотрению вопросов беженцев, недобровольно перемещенных лиц, других форм недобровольных перемещений и возвращающихся лиц в странах СНГ и соответствующих соседних государствах. Женева. С. 4.

4.    Региональная стратегия УВКБ по осуществлению сотрудничества с НПО и оказанию им поддержки в рамках деятельности по реализации последующих мер Конференции по странам СНГ. Документ, подготовленный для Третьего заседания Руководящей группы по выполнению решений Конференции по странам СНГ. 17-18 июня 1998 г. Женева. С. 13Витковская Г.С. Постсоветские миграции, «женевский процесс» и гражданское общество в России // Брифинг Московского Центра Карнеги. М., 2000. Авг. Т. 2. Вып. 8.

5.    Волох В.А. Состояние и перспективы модернизации миграционной политики стран СНГ в год председательства России в содружестве // Вестник университета (ГУУ). № 13. 2010. С.235-242

6.    Пискун А. Становление миграционного права в странах СНГ. Материалы Совета по миграции СНГ. 11 июня 1999 г. Минск. С. 3.

7.    Прудникова Т.А. Административно-правовой статус органов исполнительной власти. (На примере миграционных служб): учеб. Пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» // Т.А. Прудникова, В.М. Редкоус, С.А. Акимова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2012. С. 94-95.

8.    Садовская Е. Ю. Республика Казахстан. // Защита социальных и трудовых прав мигрантов на пространстве СНГ. Аналитический сборник, апрель 2012. – С. 80.

9.    Moscow Times. 1998. August 4.

 

 

 

 

 

 

 

 

В.А. Волох

 профессор Государственного

университета управления (ГУУ), доктор политических наук,

почетный работник Федеральной

миграционной службы

 

 

 

ГОСУДАРСТВЕННАЯ МИГРАЦИОННАЯ

 ПОЛИТИКА: АНАЛИЗ СИТУАЦИИ

 

Численность постоянного населения Российской Федерации на                  31 декабря 2015 года составила 146,5 млн человек и с начала года возросло на 239,4 тыс. чел., или на 0,16% (на соответствующую дату 2014 года также наблюдалось увеличение численности населения на 300,2 тыс. чел. или на 0,21%)[10]. Увеличение численности населения за январь-ноябрь сложилось за счет естественного и миграционного (+214 909) приростов. При этом миграционный прирост составил 89,8% от общего прироста населения.

В 2015 году на территорию Российской Федерации въехало более 17,0 млн  иностранных граждан, что на 6,1% ниже показателя прошлого года (без учета Крымского федерального округа и граждан Украины – 12,6 млн), а количество находящихся на территории Российской Федерации с января по декабрь 2015 года незначительно варьировалось  в пределах от 9,8 до 10,4 млн человек (около 11,7 млн в 2014 году).

 

 

 

 

Среди прибывающих граждане государств участников Содружества Независимых Государств составляют 72,3% (АППГ – 75,5%) от общего числа въехавших на территорию Российской Федерации мигрантов.

 Сокращение такой категории мигрантов в общем миграционном потоке обусловлено уменьшением числа въехавших граждан Украины (-14,2% или 723 тыс. чел.), Узбекистана (-18,9% или 434 тыс. чел.), Таджикистана (-15,6% или 181 тыс. чел.) и Молдовы (-21,9% или 137 тыс. чел.).

Доля числа въехавших граждан из государств ЕС в общем миграционном потоке остается незначительной – 10,1% (АППГ – 10,3%), из которых почти одну треть составляют граждане Германии и Великобритании. Граждане стран Азии (вне СНГ) составляют 12,2% (АППГ– 8,9%), подавляющее большинство среди которых – граждане Китая, Монголии, Турции. Объемы иммиграционных потоков на территорию Российской Федерации из стран Африки, Америки, а также Австралии и Океании были незначительными и в основном определялись поездками граждан США, Канады, Австралии, Бразилии, Мексики и Египта. Количество въехавших граждан указанных стран составило более 15 тыс. человек.

Для соотечественников, проживающих за рубежом, иммигрантов и отдельных категорий иностранных граждан существенно улучшены условия и созданы новые стимулы для переселения в Российскую Федерацию на постоянное место жительства. В Государственную программу содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, внесены изменения, которые предусматривают возможность участия в ней лиц, получивших временное убежище в Российской Федерации. Теперь субъекты Российской Федерации, в которых реализуются региональные программы переселения, наделены полномочиями по приему у соотечественников заявлений об участии в Госпрограмме.

Также в целях стимулирования для переселения на постоянное место жительство отдельных категорий иностранных граждан принят закон, предусматривающий ускоренный порядок получения российского гражданства лицами, имеющими вид на жительство и являющимися предпринимателями, инвесторами, квалифицированными специалистами и членами их семей, выпускниками российских ВУЗов [5]. Для соотечественников, признанных носителями русского языка предусмотрен упрощенный порядок получения гражданства.

Практическая реализация Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников осуществляется в 59 субъектах Российской Федерации в 8 федеральных округах. В 2015 году к работе по программе приступили Удмуртская Республика, Астраханская, Вологодская, Ленинградская, Рязанская  области.

В 2015 году, на территорию Российской Федерации прибыло и поставлено на учет около190 тыс. участников Государственной программы и членов их семей (+72,3%), из них 111 тыс. прибыло из Украины (60,4%), 14,5% – из Казахстана, 7,5% – Узбекистана, 6,9% – Молдавии, 3,9% – Армении, 3,4% – Таджикистана, 1,6% – Киргизии и 1,8% из прочих стран.

Из числа прибывших – 72,3% это граждане трудоспособного возраста, 41,0% имеют высшее и неоконченное высшее образование.

В сфере внешней трудовой миграции принят ряд законодательных новелл, которые принципиально изменили порядок привлечения к трудовой деятельности мигрантов, прибывших в порядке, не требующем получения визы [4 С. 20-36]. Для такой категории мигрантов предусмотрен единый документ – патент. Цена на него устанавливается субъектом самостоятельно, в зависимости от потребности в иностранной рабочей силе.

Всего в 2015 году с начала года выдано более 1 млн. 700 тыс. патентов. Из числа оформленных документов 54,9% или 982 604 – для работы у юридических лиц. В бюджеты субъектов Российской Федерации от налоговых платежей по патентам за 2015 год поступило более 33,3 млрд  рублей, что на 84,4% больше, чем в прошлом году.

Значительно возросло количество выданных патентов в Чукотском АО (в 6 раз), Магаданской области (в 3 раза), г. Санкт-Петербурге и Ленинградской области (в 2,7 раза) и Ненецком АО (в 2,4 раза).

Теперь обязательным требованием для оформления разрешительных документов является наличие в миграционной карте иностранного гражданина цели въезда «работа». Упрощена процедура привлечения к трудовой деятельности высококвалифицированных специалистов, осуществляющих деятельность в области информационных технологий, а также журналистов.

Всего на   31   декабря   2015   года   количество   разрешений на работу составило почти 176 тыс. (- 84,0%; АППГ – 1 097 тыс.). Среди трудовых мигрантов, оформивших разрешение на работу, абсолютное большинство составляют мужчины – 84,9%.

Количество разрешений на работу в качестве квалифицированных специалистов на 31 декабря 2015 года составило более 24 тыс., из которых 43,1%  в  Центральном  федеральном  округе,  16,9%  –  в  Северо-Западном и 15,6% – в Уральском федеральных округах.

За 2015 год около 42 тыс. (+22,2%) иностранным гражданам оформлены разрешения на работу в качестве высококвалифицированных специалистов (ВКС), в т.ч. более 36 тыс. (+11,3%) – прибывшим в визовом порядке.

Иностранные граждане, получившие разрешения на работу в качестве ВКС для работы в одном субъекте, составляют 95,3% (39 833) от всех оформивших разрешения на работу такой категории мигрантов, для работы в двух и более субъектах – 4,8% (1 996).

В       числе       основных       стран, из       которых       привлекаются высококвалифицированные специалисты, на первом месте находится Китай  (9 345 человек). Наибольший рост оформленных разрешений в качестве ВКС наблюдается у граждан Сингапура и Непала, в 47 и 12 раз соответственно.

Следует особо отметить, что в области содействия адаптации и интеграции мигрантов, формированию конструктивного взаимодействия между мигрантами и принимающим сообществом введено обязательное документальное подтверждение знаний русского языка, истории и основ законодательства Российской Федерации для иностранных граждан, получающих разрешение на временное проживание, вид на жительство, разрешение на работу либо патент, за исключением высококвалифицированных специалистов [6].

В целях содействия образовательной (учебной) миграции в Российскую Федерацию и поддержки академической мобильности для выпускников российских образовательных организаций профессионального образования предусмотрен упрощенный порядок приема в гражданство Российской Федерации.

В сфере международного сотрудничества одним из наиболее важных стратегических направлений работы стала разработка и заключение Договора о Евразийском экономическом союзе[1],  которое вывело на качественно новый уровень такое направление сотрудничества государств-членов Союза, как трудовая миграция. В настоящий момент Договором предусмотрен наибольший объем преференций на территории Российской Федерации в части режима пребывания и осуществления трудовой деятельности для трудящихся-мигрантов граждан государств-членов ЕАЭС.

В области противодействия незаконной миграции, пожалуй, были сделаны самые масштабные реформы. Их реализация способствовала позитивному развитию миграционной обстановки как в прошлом, так и в этом году. Впервые с 2009 года въезд в Российскую Федерацию иностранных граждан не имел положительной динамики. На 20% сократилось количество нарушений режима пребывания.

Наиболее эффективной мерой стало выявление автоматизированной системой лиц, находящихся на территории Российской Федерации с нарушением сроков пребывания и последующее закрытие им въезда в Россию. За двухлетний период усиления этой нормы въезд закрыт более  1,8 млн. иностранным гражданам по тем или иным основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации, что служит профилактике правонарушений и понуждению к легализации вновь прибывающих мигрантов.

Кроме того, Российской Федерацией за этот период заключено 16 соглашений о реадмиссии и 38 исполнительных протоколов о порядке их реализации.

В 2015 году российской стороной направлено 863 ходатайства о реадмиссии в отношении лиц, незаконно находящихся на территории Российской Федерации, что на 39% больше, чем в прошлом году (АППГ – 621). Компетентным органам других государств передано в порядке реадмиссии 614 лиц.  

  Рассматривая вопрос о влиянии мигрантов на криминогенную обстановку в Российской Федерации необходимо отметить то, что несмотря на относительно небольшое количество преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, а также в отношении их, за последний год наблюдается незначительное увеличение таких преступлений.

По мнению отдельных авторов «преступность иностранных граждан и лиц без гражданства в силу своих уголовно-правовых и криминологических особенностей должна представлять относительно самостоятельный объект криминологического исследования» [3].

Абсолютное количество преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, возросло с 44,4 тыс. в 2014 году до 46,4 тыс. в 2015 году. Однако необходимо отметить, что общее количество зарегистрированных преступлений по России увеличилось на 8,6 процента, в то время как количество преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, в процентн